Once Upon a Time

Объявление



❖ Добро пожаловать в наш мир:

Вы пришли на ролевой проект по мотивам сериала "Однажды в сказке". Здесь вас ждет удивительный мир, полный загадок и приключений. Волшебство и вера в чудо - то, что нужно, чтобы стать счастливым. Здесь вы можете окунуться в мир, пронизанный магией.
❖ Администрация

Администратор: Matt Jefferson
Модераторы: Paige Gardener, Henry Mills, Night Fury, Emias Dante, Leonora
❖ ТРЕБУЕТСЯ СПАСИТЕЛЬНИЦА!



❖ Баннеры и топы


❖ Лента новостей:

9.10.2015
• Открыт новый игровой раздел Skin Deep.

10.09.2015
• Сегодня нашей Сказке исполняется ТРИ года! Поздравляем всех, кто живет в ней и пишет ее! Вы самые лучшие!

01.09.2015
• Открыта сюжетная перекличка до 08.09!


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Once Upon a Time » Иные эпизоды » Один за всех, и все за Миледи!!!


Один за всех, и все за Миледи!!!

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Название эпизода: Один за всех, и все за Миледи!!!
2. Место, дата и время: Париж, кабинет де Тревиля
3. Участники: Миледи (Лидерделл), де Тревиль (), д'Артаньян (Руби), Арамис (Робин Гуд), Атос (Чешир), Кардинал Ришелье (Эва Веккьо)
4. Краткое описание:
Еще вчера, под покровом ночи, три мушкетера сопровождали кардинала до красной голубятни, ради какой-то весьма важной встречи. Нам довелось подслушать разговор его преосвещенства и некой женщины. Кардинал дал ясный указ особе, которую он называл Миледи, любым способом переманить де Тревиля на сторону церкви или же устранить его. Конечно же, троица не смогла бы сидеть сложив руки, когда их капитану угражает столь страшная опасность. Как только, мушкетеры вернулись в лаерь, они поведали все своему другу д'Артаньяну, и отправились в путь. Но, не все... Партос был тяжело болен и эта поездка не сулила ему ни чем хорошим.
Прибыв к Капитану, трое мушкетеров, а именно Атос, Арамис и д'Артаньян врываются в кабинет капитана как раз в тот момент, когда тот был в шаге от смертельного глотка.
Мушкетеры, пытаются задержать Миледи, которая увертливо отвечает на любые обвинения. Но, в этом кабинете и в это время откроется много тайн, одна из которых будет относиться забытого всеми графа и его супруги, а так же, возможно кого-то приговорят к казни.

Отредактировано Andrew Cheshire (2014-06-02 01:00:10)

+2

2

[AVA]http://sh.uploads.ru/SLxlN.jpg[/AVA]
[NIC]Миледи[/NIC]
[STA]За корсажем этой женщины — все тайны Лувра![/STA]
Подъезжая к началу улицы Старой Голубятни экипаж дёрнулся и остановился.
-Ну что там ещё? - раздражённо бросила Миледи, она была несколько не в духе с самого утра или, сказать по чести, с вечернего разговора в гостинице одного из закоулков недалеко от площади Сен-Сюльпис, где её ждал Его Высокопреосвященство, появившийся инкогнито. Кардинал явно продемонстрировал, что провал дела с подвесками, которое должно было наконец-то открыть всему двору и глупцу-королю доказательства неверности его августейшей жёнушки, лишил верную шпионку его расположения. Миледи злилась, вымещая свою досаду на Кэтти, которая от обиды затянула корсет госпожи туже обычного.
Это был промах Рошфора, а не её. Чёртов гасконец! Кажется, пошли хоть целую роту гвардейцев, мальчишке и его дружкам и этого будет мало!
- Какой-то пьянчуга перегородил дорогу, - послышался голос вышеупомянутого графа, скачущего на крупном жилистом гнедом коне подле экипажа. Девушка лишь хмыкнула, чуть приоткрыв занавеску кончиками пальцев, видеть улыбку Рошфора, пусть даже и чуть виноватую было тошно. Зря он вообще вызвался её сопровождать, дурная идея, но оказаться в засаде одной и того хуже. Как знать, что предпримут англичане, ведь едва ли Бэкингем не провёл параллели с появлением при дворе леди Винтер и исчезновением подарка возлюбленной королевы.
Послышался шум, крики, какая-то возня, кудахтанье кур и звон разбитого стекла со слёзным причитанием о пропавшем анжуйском, якобы ещё времён Генриха IV. Миледи шумно выдохнула, качая головой, и откинулась на спинку, экипаж тут же тронулся с рывка. Она плотно задёрнула штору, вытащила из тайника под сидением небольшую неприметную шкатулку, в которой был маленький чёрный мешочек из кожи. Наполнив кольцо порошком, она вложила в медальон серую пилюлю на всякий случай и под корсаж вытянутый бутылёк с мутной жидкостью, похожий на склянку для ароматного масла. Между складками платья был проделан разрез с карманом над кринолином под правую руку, где покоился остро заточенный кинжал. Хорошо было бы и мушкет припрятать, только вот некуда.
- Приехали! – отозвался водитель экипажа.
- Удачи, сударыня, - произнёс Рошфор и пришпорил коня, скрывшись за первым поворотом.
Девушка глубоко вздохнула и, поправив туалет, ступила на улицу. Она выглядела роскошно, но не кричаще и вычурно. Сегодня утром вместе с платьем она примеряла имена, но повторяться ей не хотелось. Она решала довольно долго, сошлась на дочери одной из герцогинь, которую давно не видели в Париже. Никто не станет судить женщину столь знатной крови, если убийству быть, козла отпущения они найдут сами.
Двор и особняк господина де Тревиля представляли зрелище довольно живописное и вместе с тем, здесь витала атмосфера военного лагеря. С шести чесов утра летом и с восьми зимой здесь прогуливались вооруженные до зубов мушкетёры в количестве больше полусотни, готовые в любой момент показать своё боевое искусство.
Миледи сильнее надвинула капюшон на лицо и уверенно пошла вперёд вдоль мощеного двора.
- Мария де Гиз, дочь Генриетты-Екатерины де Жуайез, принцесса де Жуанвиль, - представили её  капитану-лейтенанту королевских мушкетёров. Де Тревиль был удивлён удостоенной чести, но принял гостью, которая улыбалась, была столь же мила, сколь и серьёзна. Объяснив, что по воле случая ей пришлось быть втянутой в дела государственной важности, она всячески пыталась увещевать де Тревиля перейти на сторону кардинала, который куда лучше и благочестивее короля, и может привести Францию к процветанию. На самом деле Миледи не сказать, что сильно старалась. Она прекрасно знала, что де Тревиль, как и его молоденький соотечественник, принципиально не присоединятся к Ришелье. Все эту пустую бесцельную болтовню она крайне не любила, но перечить приказу монсеньора не стала. Хорошо хоть Его Высокопреосвященство позволил на словах не останавливаться. Анна всё ждала подходящего момента, ей страшно надоело любезничать с гасконцем, хотелось скорее перейти к делу и покончить с этим, вернув расположение кардинала.  Она очаровательно улыбнулась и кивнула, когда де Тревиля отвлёк слуга. Воспользовавшись моментом, парой движений она высыпала содержимое кольца в бокал мужчины и села как ни в чём не бывало.
- Что ж, господин де Тревиль, Его Величеству повезло иметь такого верного подданного, не зря вы удостоились такой должности. Я уважаю Ваше мнение, пусть оно и отлично от моего. Что ж, - девушка подняла бокал вина, - за Францию!

Отредактировано Alice Lidderdale (2015-07-11 21:53:17)

+3

3

Граф Арман-Жан де Пейре был человеком умным и утонченным. Будучи близким другом Людовика, он порой позволял себе непристойности и небывалою роскошь. Однако в деле всегда был сдержан и упрям, как того требовала гвардейская выдержка. Король не раз спрашивал своего друга, почему тот обзавелся семьей, но сам Людовик никогда не видел ни жену, ни детей. Как объяснить его Королевскому величеству, что госпожу де Пейре совсем не устраивает, что в их поместье располагается гвардейский полк, а муж с утра до ночи, а иногда и в другом порядке, пропадает на площади, фехтуя вместе с молодым мушкетерами.
Сложно объяснить, но капитан де Тревиль жил и дышал своей гвардией. Каждый из них было для него словно сын, единственный и неповторимый. Он гордился ими, и отчитывал, будь они действительно членами его семьи.
Принимая молодого земляка в роту своего зятя, де Тревуиль никак не мог предугадать, сколько головной боли это принесет Франции. Но сделанного не воротить. Завидуя его молодости и импульсивности, Тревилю оставалось только печально вздыхать в обществе Короля, и нагло улыбаться в обществе Кардинала.
Слуга взглянул и пугливо втянул голову в плечи. Как истинный гасконец, Тревиль был горяч и эмоционален, но в этот день он устало сидел за столом, просматривая бумаги, изредка делая пометки пером. В кабинет провели юную особу столь прекрасную, сколь и опасную на вид. Арман-Жан не был искушен женщинами, но всегда мог оценить их красоту, равно как и коварство. Такие женщины способны погубить целую роту одним только взглядом.
-Обменявшись любезностями, граф де Пейре попытался в краткости и немногословности объяснить, что служит Королю и державе, не нажимая на то, что Людовика любит и знает очень давно. Он предан ему до мозга костей, и будет служить до последнего вздоха.
- Миледи, - мягко улыбнулся капитан, возвращаясь к столу, где его поджидал бокал вина. Он взял бокал свои руки, поднес ко рту, но, не сделав и глотка, поставил его на стол. Если бы он никогда не видел ее, никогда бы не знал, ее ангельская внешность могла бы обмануть, но капитан слушал, слышал слухи, и если перед ним та гарпия, то не сносить ему головы. Знать-то знает, но доказать не может. – Кардинал Ришелье крайне не доволен, когда солдаты пьют на своих постах. Этот кабинет – мой пост, а слухи по Парижу разносятся крайне быстро.
Он был вежлив, предельно, на исходе собственных сил. Не так-то просто спрятать буйны нрав за тонкие усы и слащавую улыбку. Арман мог лишь гадать, что на самом деле происходило в его кабинете, а молчание между ними уже затянулось. Его взгляд сверлил в бокале две маленькие дырочки. Слишком велика была жажда. Да и повод, если подумать, был отменный. Но что-то останавливало капитана – предчувствие?
И все же виновато улыбнувшись девушке, де Тревиль поднял бокал, намереваясь пригубить из него. Всего один маленький глоток. Никто не узнает, правда?

+1

4

[jok im:http://musketeersofa.rusff.ru/img/avatars/0014/21/62/11-1403098167.png]Атос[/jok]

Невеста графа Де ла Фер
Юнна, изысканность манер...
Была прекрасней майской розы!
Однако в "розе" был изъян:
Заклеймена невеста графа.
Несчастный случай в чаще леса
Раскрыл прелестницы обман.

Атос проснулся от привычного ощущения тяжести в голове, но на этот раз оно было вызвано не литрами анжуйского, а скорей неудобным положением в кресле. Сквозь щели в ставнях еле еле проскальзывали солнечные лучи. По всей комнатушке был слышен храп Портоса, которому по всей видимости все же удалось уснуть. Атос привстал, пытаясь помассировать собственную шею, разогнав застоявшуюся кровь. Мужчина слегка поежился от громкого звука бьющих часов на площади Пигаль, которые сообщали о том, что уже пора бы и приступить к исполнению вчерашнего плана.
Послышался приглушенный стон и скрип кровати, это Портос попытался шевельнутся, но по всей видимости, после полученной раны и великой потери крови он еле находил успокоение. И к сожалению, это приключение ему придется пропустить, коротая время в кругу Констанции. Не то что бы эта компания вызывала у Атоса какого-то рода пренебрежение, нет... и вовсе он хорошо относился к жене галантерейщика, но этот день и эту историю он не пропустит, ведь в ней замешана женщина которая однажды раз и на всегда пленила Атоса. Уже не первый год он ощущал ее незримое присутствие около себя. И чем чаще он задумывался о возможности воскрешения своей благоверной, тем сильней пытался отогнать от себя терзающие мысли. Возможно, когда-то вино и помогало ему забыть о проблемах, размыть портрет Анны и искоренить, хоть на время его из головы, но сейчас он пил для того что бы напиться и побыстрей отключиться. Было и такое, что он видел ее облик, мимолетный, но рядом с собой. 
Граф толкнул  в бок Арамиса который каким-то образом уместился на двух стульях, а так же не забыл пхнуть носком сапога скрутившегося в углу гасконца. Пора было  действовать.
Мужчины, по возможности, собрались достаточно быстро и покинули дом Боаносье, направляясь быстрым шагом в сторону Капитана, осознавая что каждая минута может изменить ход "вековой игры" между Кардиналом и де Тревилем.
План, до возмутимого был прост - они должны были остановиться Миледи. По идеи,  ни чего сложного для тройки вооруженных до зубов мужчин. И лишь Атос знал с каким дьяволом в обличье ангела им предстоит встретиться, именно по этому, в это утро он был как ни когда мрачнее и тише обычного.
Добравшись до пункта назначения, Атос не стал церемонится и с силой толкнул дверь ведущую в кабинет капитана. Вряд ли кто-то бы посмел позволить себе такое фривольное поведение, но некоторые ситуации требуют жертв. Если Атос в действительности не прав - его ожидает по меньшей мере выговор и наказание которые он понесет как должное, но если же он все таки прав, и то что ему пришлось подслушать и пересказать своим друзьям, да и ночная стычка, просто наталкивает на правоту его мысли, то в этом случае мушкетеры сумеют уберечь собственного капитана от преждевременной гибели.
Мужчина остановился на пороге. Последующие шаги дались ему тяжко, так как взгляд уже впивался в ту, которую он надеялся не увидеть. Анна, стояла напротив него. Настолько прекрасная как и жива. И, если бы он не помнил о коварстве этой женщины, готов был бы вновь оказаться у ее ног, но в место этого, Мушкетер выхватил пистолю и направил ее на супругу.
Внутри графа воспылал гнев и ярость. Он вспомнил о ненависти которая гложила его изнутри. Любовь и ненависть, всегда так близко, и только эта белокурая женщина умеет пробудить эти два чувства в спокойном, даже слегка меланхоличном Атосе.
- Ваша игра окнченна, Миледи! - с отвращением в голосе проговорил Атос, взводя курок.

0

5

Audiomachine

Порядок постов:
Миледи
де Тревиль
Атос
д'Артаньян
Арамис


Вот так всегда, только ляжешь отдохнуть после тяжелого дежурства (к слову, господин де Зессар своих бойцов не очень жалел, потому оно и правда было непростым), надеясь найти отдых если не в объятьях прекрасной женщины, то хотя бы мягкой подушки, как врываются пьяные друзья, попавшие без тебя в очередную переделку.
Когда Арамис и Атос принесли Портоса в его комнату, д'Артаньян вскочил с кровати, освобождая место для раненого друга раньше, чем сообразил что и зачем сейчас делает. Потом был долгий разговор, от которого сон слетел с гасконца. По итогу они выработали план и решили отложить его выполнение по утра. Предоставив друзьям возможность спать хоть с каким-нибудь удобством на мебели, сам он как-то умостился на полу, оперевшись об угол. Сон долгим не был, а проснулся он от пинка в ногу. Сощурив красные глаза, гасконец от души чертыхнулся, помянув десяток сотен адовых тварей и поднялся на ноги. Атос уже встал, Арамис еще недовольно бурчал что-то, лежа на двух стульях. Д'Артаньян усмехнулся и добавил другу еще одного мотивирующего подняться пинка. Сработало. Под громогласный храп их раненого друга она собрались и отправились в город.
Улица встретила их солнечной погодой и жизнерадостным щебетанием птиц. Они шли быстрым шагом мимо занятых своими делами парижан, даже не представляя какое странное приключение принесет им сегодняшнее приключение.
Стояло им зайти в дом Капитана, как Атос будто остолбенел, увидев девушку на пороге. д'Артаньяну она тоже показалась не просто знакомой, он знал Миледи, уже сталкивался с ней не раз. Вот только почему на лице его лучшего друга застыло такое странное выражение?! Но замешательство его длилось мгновения. А потом он ловким движением выхватил пистоль и направил его на хрупкую девушку, произнося довольно странным тоном, будто перед ним была не дама, а больное бешенством диком животное:
- Ваша игра окончена, Миледи!
Д'Артаньян замер, растеряно посмотрев на Арамиса. Поведение их старшего товарища несколько противоречило плану, ведь они собирались действовать не так провокационно и прямолинейно.
- Атос, не горячись! - сказал он как можно более успокаивающе, положив другу руку на плечо.

[NIC]Д'Артаньян[/NIC]
[STA]любимец удачи[/STA]
[AVA]http://sf.uploads.ru/tzvfB.jpg[/AVA]

+3

6

Арамис

Конечно же, сейчас не хватает кровати, но порой выбора просто не существует. Стул не стул, а целых два, но все-таки как-то уместиться можно. Вот только какой-то небольшой отрезок ночи то и дело хотелось подложить что-то под голову. Но вот спина и шея наверняка будут требовать отдельного массажа, но что тут поделаешь, когда времена такие не легкие. В какие только передряги они с друзьями не попадали, но, тем не менее, оставались в живых. Так что Партосу сильно повезло, хоть Арамис и беспокоился за его жизнь и молился Богу о его здравии. Даже приободрить друга постарался, сочинив несколько строк. Своим поэтическим талантом, мушкетер хвастался довольно-таки часто, ведь зачастую строки приходят к нему в голову, словно из вне и он сразу же их озвучивал друзьям, а мог и что-то ответить стихотворной строфой. Как, например прошлой ночью, хотя на самом же деле он не многословен и говорил всегда с неким придыханием, спокойно и медленно. Зато все всегда понимают его речь. И Вы прекрасные дамы, явно его с кем-то спутаете, если не услышите комплимент с его стороны, не увидите поклона и не почувствуете легкого, немного щекотливого из-за усов, прикосновения губ, Вашей тыльной стороны изящной ручки.
Но, зачастую сны заканчиваются на самом интересном месте, даже, если большинство из них – отражение реального мира. Сразу разлеплять свои очи совершенно не хотелось, так как, где-то там, еще оставался тот мимолетный кусочек сна. Вот только дело, есть дело, а тычок локтем со стороны друга, кажется это уже второй по счету, если уже сны не начали пинаться.
Хотя и было такое ощущение, что все не пойдет, так как планировалось. Зачастую приходится просто импровизировать.
Кое-как сев на стуле, а вышло это верхом из-за положения во время сна, Рене д’Эрбле положил руки на спинку стула. Все-таки, похоже, что он не только говорит медленно, но и просыпается с той же скоростью, хотя, что удивительно всегда успеет к назначенному времени. Даже и придет заранее.
Приоткрыв один глаз, молодой человек, лет двадцати трех посмотрел на своих друзей, что явно собирались. Значит, нужно идти. А вот Арамис не мог вот так просто показаться даже перед врагом в неухоженном виде. Даже в каком-то месте помявшийся воротничок нужно немедля поправить и отгладить. Но в тот самый момент, когда потягиваешься, чтобы хоть немного размять спину, понимаешь, что уснул в том в чем был… Вид конечно не ахти, но зато некоторым тут даже одеваться не надо.
Наконец-то поднявшись на ноги, Арамис довольно-таки быстро привел себя в порядок, а именно поправил воротничок, умылся, почистил зубы. О да, все это его маленькие слабости, но в то же время порой удивляешься, как с такой расторопностью никуда не опаздывает. Ответ, конечно же прост до безобразия. Арамис уже привык поднимать себя с утра пораньше. Хоть и порой с небольшой помощью как сейчас. Так, что ждать его не пришлось.
По своей уже давней привычке попрощавшись с Кастанцией, при этом еще и поклонившись и извинившись за такой поздний визит, мушкетер отправился следом за друзьями, прямиком… Как оказалось в логово тигра. Ну, или же тигрицы. Вот никогда не ожидаешь, что де Тревилля кто-то будет и этим кем-то будет девушка, да еще какая. Даже как-то по привычке и шляпу снял. Просто это вышло автоматически. Но даже, когда Атос таким грозным голосом тут воскликнул, д’Эрбле оставался совершенно спокойным и в то же время не молчаливым. Он больше наблюдатель, да и комплиментами раскидываться мастер, но в такие напряженные моменты стоит всегда быть на чеку. А зная о Миледи все, что следует, тут уже стоит еще и вмешаться. Она ведь и убить может кого-то и, не пошевелив при этом пальчиком. Коварная женщина. Мало ли, сколько времени она тут находится. Да, еще и заметив бокал в руках обоих, то тут еще и большая трагедия может разыграться.
- Господин де Тревилль, мы… - ну, надо же его как-то отвлечь, да еще, чтобы не выгнали прочь. Вот только что «мы» в голову никак не приходило. Так что Арамис просто сделал вид, что запнулся, так как удивился присутствию тут девушки. Даже как-то невзначай по очередной своей привычке потеребил мочку своего ушка. Называется, Атос спасай, что «мы» то?

Отредактировано Zhang Longview (2014-08-09 01:09:16)

0

7

[AVA]http://sh.uploads.ru/SLxlN.jpg[/AVA]
[NIC]Миледи[/NIC]
[STA]За корсажем этой женщины — все тайны Лувра![/STA]

Капитан так нерешительно посмотрел на бокал, что миледи готова была вспыхнуть от ярости, но дама лишь улыбнулась ещё шире, в действительности стиснув зубы за пухлыми коралловыми губами. «Тоже мне святоша, – с раздражением подумала Анна, - или что-то подозревает, старый хитрый клоп.»
- У Кардинала хватает забот, кроме как присматривать за тем, кто сколько выпил, - проговорила она доброжелательно, делая несколько шагов в сторону де Тревиля, шурша подолами многочисленных юбок и накрахмаленных подъюбников, - невинный бокальчик в обществе принцессы едва ли поставит под сомнение вашу безупречную репутацию, - леди Винтер подняла свой бокал и взмахнула ресницами, пытаясь выглядеть как можно более обворожительно, в душе же она корила себя, что начинает наседать, что её терпение было на исходе. В конце концов, победив внутренние сомнения, капитан поднял бокал, и, едва они успели соприкоснуться, издав победный звон, дверь отворилась так резко и внезапно, что девушка вздрогнула и тут же сконцентрировалась, чтобы понять, что происходит и быстро сориентироваться.
На пороге стоял никто иной как граф де ля Фер, её супруг, которого, как полагала сама Анна, она утянула в могилу за собой. Только вот, кажется, из ада восстала не только Миледи, но и ещё кое-кто. Вот уж не ожидала она, что встреча с мужем состоится при таких обстоятельствах, если вообще полагала о возможности такого «счастливого» воссоединения семейства. Она резко потянулась рукой в потайные карманы платья, но не успела. Пуля быстрее лезвия кинжала, хоть тресни, а дуло, направленное прямо на неё, ярко и угрожающе напоминало ей об этом.
Послышался щелчок взведённого курка, у Миледи внутри всё похолодело. Граф славился решительностью, да и уже успел убить её единожды, потому едва ли будет мешкать снова. Мысли метались в голове с такой скоростью, что не позволяли появиться отчаянию и панике. Позади появилась остальная компания прославленных мушкетёров. Утихомирить импульсивного друга попытался д’Артаньян. Вся надежда на чувствительного гасконца! – подумала женщина. Миледи ясно осознала, что треклятые мушкетёры каким-то образом всё вынюхали, ещё не хватало, чтобы они устроили самосуд из-за угрозы жизни своему дражайшему начальству. Миледи прекрасно понимала, что даже если граф и его дружки не прикончат её на месте, а устроят судебное разбирательство с делом о покушении на капитана-лейтенанта королевских мушкетёров, Ришелье не вступится за свою шпионку, дабы и тень подозрений не попала на кардинальскую мантию, иначе скандала с королём не избежать.
Прошло лишь короткое мгновение, но складывалось ощущение, что больше четверти часа. Леди Винтер сообразила единственный наиболее лёгкий и очевидный для себя путь к отступлению, поскольку, к несчастью для Анны и счастью для Франции, до окна она бы добежать не успела.
Девушка побледнела, словно увидела призрака, хотя в этом ей и играть сильно не пришлось, - пока Арамис лепетал что-то в их оправдание, она уставилась широко открытыми глазами на супруга и неуклюже схватилась за руку де Тревиля, пытаясь опереться, словно ей стало невероятно дурно. Бокал волей-неволей выпал из руки капитала и, расколовшись, покатился по полу.
- Граф де ля Фер! – голосом, полным ужаса, вскрикнула Миледи и, закатив глаза, упала на пол, изображая обморок. Лёжа, она незаметно нащупала в бесконечных складках кинжал, положив пальцы на рукоять, и продолжала быть неподвижной, распластавшись на полу, словно всё ещё оставалась без чувств.

Отредактировано Alice Lidderdale (2015-07-11 21:52:48)

+2

8

Гнев поражает мозг, заставляя мысли путаться. Оливье всегда завидовал тем, кто мог оставаться хладнокровным при любой ситуации. Да он и сам был такой, но не в те минуты, когда перед его глазами находилась она. Белокурые волосы, бездонно голубые глаза. Он так покорно превозносил ее, и так безжалостно убил. Граф де Ла Фер корил себя уже не первый год. Он подарил смерть ангелу, даже не удостоив его оправданию. А нужно было оно? Она бы снова лгала. Так как лгала о своей любви. Скорей всего в ее словах за все то время, которое Граф любил ее и искренне верил во взаимность, она ни сказала, ни слова правды. А вечерами, украдкой смеялась над ним, вместе со своим любовничком. Какой же он был болван и идиот. Вверив собственную жизнь и доблесть столь падшей женщине.
Атос скрипел зубами. Ему плевать было уже на план, который он еще вчера обсудил  с друзьями. Мужчина еле сдерживался, что бы ни нажать на курок и лишить мир этого дьявола.
За спиной что-то пытался сказать Арамис, который, вполне-таки адекватно относился к редким выпадам друга. Он знал, что Атос ни в жизни просто так без причины не направит орудие на человека. А так же, ему было известно, что за "фрукт" перед ними.
-  Атос, не горячись! - мушкетер даже не повел усом. Это ни когда не работало. Либо прими сторону друга, либо отойди и не мешайся под ногами.
- Граф де ля Фер! – вскрикнула Миледи. Хорошо, значит, она его узнала. Вот только столь драматичного падения в обморок Атос, право не ожидал.
Д’Артаньян как истинный мальчишка, чувствительный и порой совершенно доверчивый готов был броситься к даме, но Граф ледяным голосом остановил его или хотя бы дал пару мыслей для взвешивания:
- Еще шаг, мой юный друг, и я буду обязан скрестить с вами шпаги. Стойте, где стоите - мушкетер не был готов вступить в бой с другом, но видит Господь, Атос ни когда еще не отказывался от своих слов.
Граф готов был сделать шаг по направлению к лежащей на полу Миледи, но звук разбитого стекла заставил всех обратить свой взор на де Травиля. Капитан еле держался на ногах, вцепившись тонкими пальцами в столешницу.
Кажется, они опоздали, и хозяин кабинета все же сделал глоток из своего бокала.
Арамис не дожидаясь подсказок друга, быстрым шагом пересек комнату и оказался около капитана. Он помог усесться Травилю на стул и внимательно осмотрел бокал. Красное вино было превосходным, но, как и предполагалось - отравленным.
- Вы пили с этого бокала? - спокойным и совершенно обыденным голосом спросил Арамис Капитана. Тот лишь кивнул в ответ, уточнив сиплым голосом примерно сколько.
- Арамис, помоги Капитану. Отведи его к лекарю - скомандовал Атос. Друг не стал перечить и, поддерживая Травиля, вышел из кабинета, закрыв за собой двери.
- Д'Артаньян, - внезапно обратился Граф к мальчишке, - возьмите. 
Мужчина протянул гасконцу револьвер:
- будьте добры, мой друг, держать даму на прицеле.
Сам же Атос, недолго думая, подошел к все еще лежавшей на полу Графине и не особо утруждаясь, взял ее на руки. Шелест юбок и запах ее духов кружили голову. Анна, его юная, но столь любознательная супруга. Точно так же, держа ее на руках, он кружил красотку около графского пруда. Он позволил себе столь фривольное поведение лишь после того как она ответила ему согласием. Графиня де Ла Фер. О ее красоте и уму всегда ходила молва. Его бриллиант, который он так оберегал.
Атос с какой-то присущей данной обстановке нежностью уложил женщину на кушетку. Граф не стал ослаблять ей корсаж, а лишь легонько похлопал по щекам.

[NIC]Athos[/NIC]
[STA]В графском Парке[/STA]
[AVA]http://sa.uploads.ru/t/REBta.jpg[/AVA]

+1

9

Порядок постов:
Миледи
де Тревиль
Атос
д'Артаньян
Арамис


Все участники этого, немного гротескного и нелепого, но все же опасного спектакля замерли на своих местах, будто оценивая обстановку. 
Арамис так и застыл, будто в нерешительности сжимая края шляп чуть сильнее обычного. Да и слова его, звучали не так чтобы очень убедительно:
- Господин де Тревилль, мы…
Девушка внезапно побледнела, от чего не стала дурнее, и не сводила перепуганного взгляда с направленного на нее оружия. Взгляд упирался и в мужчину, так безжалостно выносящему ей приговор если не словами, то сразу действиями. Рука ее, будто ища опоры, вдруг  схватилась за руку их капитана. Послышался звон разбившегося стекла, осколки рассыпались по полу, кокетливо сверкая при солнечном свете, падающем из окна.
- Граф де ля Фер! – сколько  ужаса был в том оклике, неподдельного, искреннего, страстного. И в следующее мгновение прекрасная леди уже падала на пол, потеряв сознание. Д'Артаньян рванулся в ее сторону, желая помочь, но его пыл быстро охладил спокойный голос Атоса:
- Еще шаг, мой юный друг, и я буду обязан скрестить с вами шпаги. Стойте, где стоите, - какая-то странная нота в этих словах подсказала, - с графом сейчас спорить не стоит.
Дальше все происходило как в страшном сне. Атос двинулся по направлению к Миледи, но де Травиль вдруг стал медленно оседать. Арамис быстрыми шагами подошел к нему, элегантно обойдя друзей. Капитан был водворен на стул, а бокал - внимательн изучен. Гасконец не так хорошо разбирался в ядах, но был почему-то уверен, что одним из признаков является осадок на дне бокала. Хотя осадок бывал и в не отравленном вине..да, пожалуй одного этого признака все таки маловато.
- Вы пили с этого бокала? - задал Арамис вполне логичный вопрос, и получив утвердительный ответ - нахмурился.
- Арамис, помоги Капитану. Отведи его к лекарю - уверенным тоном скомандовал граф. Арамис перечить не стал и вывел капитана из комнаты. Хотя пожалуй не всякий лекарь поможет выявить неизвестный яд, а ставить под угрозу жизнь де Травиля совсем не хотелось.
- Д'Артаньян, возьмите, - в руке, протянутой в его сторону был сжат заряженный пистоль, - Будьте добры, мой друг, держать даму на прицеле.
Сам же Атос подошел к девушке, и легко подхватил ее на руки повертел головой, видимо в поисках подходящей мебели. Ничего лучше кушетки в кабинете не нашлось. Девушку аккуратно уложили туда и похлопали по щекам. Д'Артаньян же не сводил с нее ни внимательного взгляда, ни направленного оружия.
[NIC]Д'Артаньян[/NIC]
[STA]любимец удачи[/STA]
[AVA]http://sf.uploads.ru/tzvfB.jpg[/AVA]

+1

10

Ситуация щекотливая, Арамис лишь только перекрестился, воздавая свои молитвы к небу, его обычное поведение, на которое мало кто обращал внимания, даже де Тревиль. Сложно правда представить мушкетера с задатками пастора или отца настоятеля, но у Арамиса было все можно, особенно женщины были так падки на его безгрешный вид, что он просто не мог их разочаровать.
Командованием занимался Атос, и судя по его голосу шутить он не намерен, и обморок Миледи вряд ли сможет изменить его планы. Арамису даже не хотелось думать, на что такая красивая женщина способна, насколько она коварна, одно дело быть наслышанным о ее подвигах, другие дело увидеть последствия. Капитан мушкетеров еле стоял на ногах, цепляясь руками за Арамиса, опираясь на его плечо и передвигаясь к выходу. Картина которая оставалась за плечами не радовала, с женщиной им придется повозится, и не попались бы друзья на ее очарование, Д’Артаньян как самый неопытный может действительно все испортит.
- Капитан,- Арамис толкнул двери из кабинета и помог мужчине идти дальше, до лекаря было ползти этажом ниже, и мушкетер возносил хвалу Небесам, что бы этот прохиндей был на месте. Вера в медицину была не большой, но сейчас сомневаться не приходилось, если де Тревиль не получит лекарства, то мушкетеры лишаться своего капитана. – Осторожнее,- Арамис подхватил капитана за торс, придерживая, создавая устойчивость, если идти по коридору было не сложно, то спускаться по лестнице надо было осторожно, одно не правильное движение и они кувыркнутся вдвоем, и его прекрасное лицо будет испорчено, не говоря уже о переломанных костях обоих мужчин. – Держитесь, Бог сегодня не собирается Вас призывать к себе,- отвлекал мушкетер капитана,- Иначе бы он дал мне знак,- улыбка сама растянулась ан губах, как знамение хорошего,- Осталось дойти до кабинета,- лестница наконец то закончилась и Арамис прибавил скорость.
Дверь лекаря открыли с ноги, руки были заняты, и не смотря на протест последнего, Арамис почти уже внес на себе капитана во внутрь, укладывая его на стол, - Прошу прощения, - вежливо извинился мушкетер, - Но нет времени на любезности, будь добры пошевеливайтесь,-  он под толкнул лекаря шпагой к капитану,- Нельзя терять ни минуты, капитан де Тревиль выпил яд,- в этом ошибки не было.
- Вы уверены? – лекарь склонился над капитаном.
- Бог мне свидетель,- выдохнул Арамис и перекрестился,- Врать в такой момент, если вы поторопитесь, то капитан вам сам расскажет как все было на самом деле,- и мысленно он снова молился об оставшихся в кабинете, что бы у друзей было мужество не поддаться чарам женщины. Арамис бы прямо сейчас рванул к ним, но нужно было удостоверится, что с капитаном все в порядке.
- Не мешайтесь,- выпалил лекарь, заглядывая  в  зрачки капитана, расширяя их пальцами, словно надеясь увидеть там ответ,- Капитан,-  он обратился к  де Тревилю, - Вы меня  слышите? – Арамис  при этом  отвернулся и молился  за  здравие капитан и здравый рассудок  лекаря, который должен поторопится, иначе Арамис ускорит его  уколом в  задницу.
[NIC]АРАМИС[/NIC]
[STA]грешен[/STA]
[AVA]http://5.firepic.org/5/images/2015-06/06/m9g2i1k8bomp.jpg[/AVA]

Отредактировано Robin Hood (2015-06-06 17:25:22)

+1

11

[AVA]http://sh.uploads.ru/SLxlN.jpg[/AVA]
[NIC]Миледи[/NIC]
[STA]За корсажем этой женщины — все тайны Лувра![/STA]

Удивительно, как в полной тьме можно оставаться зрячим. Анна познала это искусство довольно давно, завязывая глаза, растворяясь в окружающем пространстве, вся становясь концентрированным слухом. Вот и сейчас живописно распластавшись на полу, в своём сознании она смотрела звуки: резкий порывистый шаг – д’Артаньян сорвался с места, голос графа, суровый как сталь его верной шпаги, звон разбитого бокала, шорох, тяжелое сдавленное дыхание, предвещающее удушье, стол едва заметно задрожал, когда о него опёрся де Тревиль, да, без сомнения, это был он, яд начал действовать. Всё внимание переместилось к капитану, началась возня, Атос командовал. Анна с трудом сдерживала губы расслабленными, чтобы ненароком не улыбнуться. Де Тревиль почти волочился, рядом с ним были слышна уверенная поступь Арамиса, распахнулась дверь, в коридоре заскрипели половицы и всё тише раздавалось беспомощное шарканье. Итак. В кабинете их трое. Две шпаги, возможно, кинжалы на поясе, там же мушкет, один заряженный мушкет в руках у графа, ах, нет, уже у д’Артаньяна. Тем лучше, прямодушный гасконский выскочка едва ли выстрелит в несчастную жертву обстоятельств, по крайней мере не насмерть, а ранение можно пережить.
Оливье бережно взял её на руки, графиня чувствовала беспокойный стук его сердца в груди, ощущала знакомое родное дыхание. Уложив её, в движениях Атоса просквозила нежность, внутри Миледи всё сжалось до острой колющей боли на какое-то мгновение. Откуда может быть нежность там, где царит ненависть и презрение? Её пальцы, будто ослабевая, разжали кортик, но минутная слабость, накатившая так неожиданно, была стремительно подавлена, затоптана копытами демонов с отчаянной неприязнью. Леди де Винтер продолжала думать, всколыхнувшиеся чувства, мешавшие этому, были загнаны в далёкий тёмный угол. Анна побледнела, теперь взаправду. Покушение сорвалось, чёрт побери! Но Миледи, разумеется, думала в этот момент не о Его Преосвященстве, не о благе Франции и капитане королевских мушкетёров, она думала о самом главном – о себе. Даже если де Тревиль захлебнётся собственной пеной и кровью в соседних комнатах – она уже разоблачена и месть будет свирепа и неизбежна. Встанет ли Ришелье на её защиту? Разумеется, нет. Не теперь, не после всех неудач. Золотое время лучшей шпионки уже позади, милость сильного мира сего утеряна. И всё из-за чёртового гасконца, чтоб ему всю жизнь проходить в рядовых и сгнить в арестантской! Ничего, его время придёт.
Граф похлопал по щекам, придётся приходить в себя, иначе дадут нюхнуть какой-нибудь мерзости. Решать, быстро, сейчас. Анна подумала рассечь кортиком пояс с оружием, пнуть его подальше, а после приставить лезвие к горлу супруга. Нет! Рискованно, было бы два кинжала, а так, второй взмах будет перехвачен сильной рукой графа. Уйти, только бы уйти, выпросить у Рошфора денег и по подложным документам отправиться в Англию, нет…в какой-нибудь Ганновер.
Был бы здесь только д’Артаньян, было бы проще: невинный взгляд, немного слёз, причитаний, - и он бы сердобольно и геройски помог бедной пленнице жестокого кардинала. Но с Атосом такой номер не пройдёт, напротив, прикрываться личиной невинности, всё равно что выставлять быку красную тряпку.
- Граф, - тихо пролепетала Анна, приоткрывая глаза, будто очнулась в их поместье после страшного кошмара, оказавшегося всего лишь сном. Миледи чуть приподнялась, тряхнув белокурыми локонами и потянулась к Атосу, словно желая поверить, что он настоящий, а не наваждение. Только вместо ласкового прикосновения горячих нежных пальчиков его встретило холодное щербатое лезвие у шеи.
- Скучал, дорогой? – ехидно прошептала Анна на ухо мушкетёру и развернулась, чтобы гасконец сумел разглядеть, что таилось за объятиями, строго скомандовав:
- д’Артаньян! Бросай оружие на пол, пуля быстра, но я успею забрать твоего друга с собой, уж поверь. Мне терять нечего! Леди Винтер была похожа на осу, имеющую способность ужалить, даже будучи мёртвой.
- Как странно, да, Оливье? Даже смерть не способна разлучить нас, - тихо проговорила Миледи Атосу, усмехнувшись с едкой горечью.

Отредактировано Alice Lidderdale (2015-07-11 21:39:35)

+2

12

[NIC]D'Trevil[/NIC][AVA]http://s5.uploads.ru/7hU3J.jpg[/AVA][STA]Капитан[/STA]Капитан не совсем понял тот момент, когда в кабинет, в прямом смысле ворвались мушкетёры. Атос и так то никогда не отличался мягкостью, но сейчас он выглядел слишком суров. По его взгляду Тревиль нисколько не сомневался в том, что если бы он оказался с Марией один на один, то непременно тут же убил бы её. Ни много, ни мало разозлившись, на столь резкий вход своих мушкетёров, он отпил из бокала глоток вина.
- Атос, потрудитесь объяснить, что происходит? Вы... - не успел капитан закончить начатые слова, как девушка схватилась за его руку. По всем признаком, ей стало плохо. - Мадемуазель де Гиз, что с Вами? - с неподдельным беспокойством спросил капитан. Он постепенно стал ощущать, что его реакция замедляется, а во рту появился очень странный привкус. Но капитан, по истине благородный человек, до последнего старался не подавать виду о том, что сейчас с ним происходило.
Девушка упала на пол. Тревиль попытался её подхватив, но лишь только пошатнулся, и чтобы не упасть самому, ухватился за столешницу.  Перед глазами всё мутнело, плыло. Голоса мушкетёров стал доноситься словно те были за стеклом. Он попытался было что-то сказать, но в горле всё сдавило и Тревиль не мог произнести ни единого слова, а издал лишь только глухой хрип. Бокал выпал из его рук и разбился о пол.
- Вы пили с этого бокала? - спросил капитана Арамис.
Тревиль чувствовал, что с каждой секундой ему становится всё хуже и хуже. Он сумел лишь на пальцах показать, сколько, примерно, в объёме он выпил вина.
Арамис вывел Тревиля из кабинета. Всё что сейчас происходило казалось капитану вечностью. Ступени уходили из под ног, перед глазами всё плыло, и даже картинка исчезала иногда. Но так просто сдаваться Тревиль не собирался, он старался собрать все свои силы, лишь бы только не потерять сознания, пока они до лекаря не дойдут.
Арамис что-то говорил, но в сознание капитана его слова уже не проходили, а застывали где-то на пол пути. А Тревиль в свою очередь всё хуже и хуже стоял на ногах. Так отвратительно он себя ещё никогда не чувствовал, даже находясь на сражениях между жизнью и смертью.
Но сколько бы Тревиль не боролся с недугом, он всё-таки потерял сознание. Остальное было в руках господа.
Когда капитан пришёл в сознание, было ничуть не лучше, чем было до этого. В него влили какую-то жидкость, как он понял рвотную. Описывать всё, что происходило с капитаном не имеет смысла. Но когда сия неприятнейшая процедура закончилась, он еле приоткрыл глаза, пытаясь рассмотреть лекаря или Арамиса.
- Если я останусь жив, сударь, то напомните мне Вас отблагодарить... - прохрипел Тревиль.

Отредактировано Alexandra Ross (2015-07-21 15:32:51)

+2


Вы здесь » Once Upon a Time » Иные эпизоды » Один за всех, и все за Миледи!!!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC