Once Upon a Time

Объявление



❖ Добро пожаловать в наш мир:

Вы пришли на ролевой проект по мотивам сериала "Однажды в сказке". Здесь вас ждет удивительный мир, полный загадок и приключений. Волшебство и вера в чудо - то, что нужно, чтобы стать счастливым. Здесь вы можете окунуться в мир, пронизанный магией.
❖ Администрация

Администратор: Matt Jefferson
Модераторы: Paige Gardener, Henry Mills, Night Fury, Emias Dante, Leonora
❖ ТРЕБУЕТСЯ СПАСИТЕЛЬНИЦА!



❖ Баннеры и топы


❖ Лента новостей:

9.10.2015
• Открыт новый игровой раздел Skin Deep.

10.09.2015
• Сегодня нашей Сказке исполняется ТРИ года! Поздравляем всех, кто живет в ней и пишет ее! Вы самые лучшие!

01.09.2015
• Открыта сюжетная перекличка до 08.09!


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Once Upon a Time » Иные эпизоды » Иноканоан, АЛЛО!


Иноканоан, АЛЛО!

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

...

+1

2

Распростершись у ног темнокожего раба, она свесилась с края папирусной ладьи шедшую сквозь шелестящий тростник с высоко задранным носом, опустив руку в воду, она пыталась ухватить цветки лотоса, мерно покачивающиеся на бирюзовой глади. Время от времени, Дина отрывала пару соцветий от прохладной глади на пару ладоней вверх и снова опускала, так чтобы те звучно плюхались в воду издавая резкий, но в то же время успокаивающий звук.   
Перед девушкой, преклонив колена, стояла служанка и старательно обмахивала госпожу опахалом из пышных перьев.   
- Вознеси хвалу, - промолвила Дина, скучающе подпирая голову ладонью.   
Хрупкая служанка улыбнулась, прежде чем отложить в сторону опахало и откинуть с тонкой шеи пышную копну волос, предоставив своей госпоже полное право насладиться собственным вкусом.   
Острые клыки вонзились в кожу, выпуская наружу эликсир жизни, струившийся по венам хрупких людей. Теплота крови насыщала и обвораживала. Глоток за глотком, Дина поглощала ценную жизнь, ощущая как биение сердца служанки начинало замедляться и прежде, чем оно остановилось полностью, девушка оторвалась и облизнула кроваво-красные губы.   
Насыщенная и спокойная, Дина не сразу заметила, как покинула лодку и оказалась в одном из залов храма в Карнаке.   
Через огромные врата с величественными пилонами, стремящимися к звездному небу, валили белосо-желтые клубы дыма. Откуда-то начали возникать люди, которые словно обезумевшие беспорядочно сновали, кто-то схватил Дину за предплечье и резко развернул её к себе. Лицо человека таяло словно восковая свеча, которую слишком близко поднесли к огню. Девушка уже видела бледные отголоски кости. Тошнотворный запах и жуткая картина заставили её с силой оттолкнуть от себя незнакомца и броситься в сторону колонного зала, именно там, в месте величественных религиозных шествий должны были быть Рамон и Валентин. 
Зал встретил девушку едким шлейфом воскурений. За её спиной с новой силой вспыхнуло пламя. Устремленные к небесам колонны казались почти невидимыми, лишь капители время от времени выплывали из дыма, чтобы в следующее мгновение снова скрыться. 
- Дина! - знакомый голос заставил девушку обернуться. Рамон еле стоял на ногах. Его плиссированный схенти был опален, а обнаженный торс покрыт налипшей копотью. - Ни шагу дальше. 
Противоречить отцу не было в привычках девушки, поэтому, она осталась около него, подпитываясь энергией триады пытаясь вызвать дождь и угомонить разыгравшуюся стихию. 
Пока девушка концентрировалась, двое жрецов, служителей храма, вытащили жалкое подобие человеческого тела и замерли перед ней. Они держали то, что осталось от Валентина, перекинув его руки себе через плечо. Его голова безжизненно свисала, а ноги волочились по каменному полу. Пузыри от ожогов покрывали все тело. 
Дина взяла собрата за подбородок и подняла его голову. На короткое время сознание вернулось в его взгляд. Язык Дины словно прилип к небу, она не смогла проронить ни слова, лишь пелена прохладных слез покачнула реальность перед её взором, и девушка резко отпрянула, когда с её пальце сорвалась искра, а тело её друга словно факел взорвался ярчайшим огнем. 
Крик боли сорвался с губ девушки. Она ощущала как из её груди словно выдирают сердце. Колоны покачнулись и начали рушиться, в то время как подол её одеяний поглотило пламя. 
Рамон простер руку к своей дочери и так же внезапно воспылал алыми языками. Мир рушился, и она была в центре всего этого. 
 
***

Дина дернулась с такой силой, что мгновенно оказалась на полу. Взгляд полный безумия блуждал по пустой комнате, а холодный пот страха каплями стекал по спине. Она вновь видела тот самый сон. Уже как пару месяцев он был один и тот же, менялись лишь мелкие детали, но она всегда обрекала своих родных на гибель в огне. 
Девушка медленно перевернулась на живот, ощущая под щекой ворсистое покрытие ковра. Часы показывали только полдень, а значит, она проспала не больше двух часов. 
- Безумство... - пролепетала она, смахивая со лба прилипшие пряди волос. Дина понимала, что от такого сна страдала не только она, но и её продуктивность, а также и вся её жизнь. Темные круги под глазами уже давно стали неотъемлемой частью её прекраснейшего вида. Немного полежав на полу и расслабившись, отгоняя от себя ужасные картины подсознания, девушка наконец поднялась. Плотные жалюзи на окнах не давали солнечному свету проникать в дом. Небольшой хлопок в ладоши заставил лампу на прикроватной тумбе зажжётся и осветить помещение. 
Взобравшись вновь на кровать, Дина потянулась к книгам, лежавшим на прикроватной тумбе. Спать увы она не собиралась, а вот почитать заумного психоаналитика, а после и вовсе пойти посмотреть какой-то сериальчик - план был весьма неплохой. 
Спустя полчаса психоанализа, девушка отложила книгу в сторону. 
- Все, конечно, хорошо, но... - и тут девушка застыла, рассматривая обложку книги. В голове вновь промелькнула идея, что стоит все же обратиться к специалисту, вот только как именно рассказать про это отцу или же, лучше сделать все за его спиной. Мысли о том, что хорошо порой иметь того, кто бы помог тебе разобраться со всем, как-то медленно перетекла в воспоминания о милой девушке, с которой Дина познакомилась во времена, когда кровные братья обязаны были жить под одной крышей. Вот кто бы не отказал в помощи разобраться в безумии так это - Лигаментиа. Вот только жаль, что та погибла. 
И тут Дина внезапно сорвалась с места и через пару минут она уже стояла посреди своей комнаты с куском разбитого зеркала. 
- Алло! - как-то неуверенно произнесла девушка, рассматривая отражения своего глаза в осколке, словно вот-вот должна спать пелена и она увидит дыру в иной мир. Но, ничего не происходило. - Алло! Лигаментиа?! Иноаноан? Алло! Я хочу поговорить... Алло!... Хоть кто-то!? Безумцы, Аллллллло!

*** 

В углу комнаты стояло кресло, в котором, подобрав под себя ноги сидела Дина, листая что-то в телефоне. В наушниках вовсю играла музыка, перебивая странный голос, доносившийся с экрана телевизора. Точней, почему странный? Все достаточно логично. Плазма показывала саму Дину и её очередную попытку свести с ума безумца. Сейчас расскажу поподробней. 
В тот день, когда Дина так и не получила ответа от Иноканоана, девушка решила не сдаваться так просто, а безумца скорей всего можно выудить из его укрытия самим безумием. Так что, меньше чем за неделю, Дина успела записать двадцатичетырехчасовую трансляцию собственного телешоу, в котором она то орет час "Алло, Лигамент ответь!", то читает ему Алису в стране чудес меняя голоса да еще и задом наперед, поет самые странные песни которые могла найти, опять просит появиться и подобное, и подобное, аж целые сутки, а потом все по кругу. Единственной сложностью во всем этом было правильно установить зеркало, ну и еще периодически спать под собственные крики. С первым ей помог треног от фотоаппарата, а вот со вторым - беруши. 
Так что, теперь слушая весёлую музыку и листая стену в Фесбуке, Дина совершенно не обращала внимание на то, что происходило на экране в то время, как мистеру Иноканоану рано или поздно придется обратить на неё свое внимание. Даже телефон на виброзвонке, если вечно будет звенеть, рано или поздно заставит своего владельца поднять трубку. Дело лишь времени и желания, а того и другого у Дины ой как много.

+1

3


Тик так..тик так..тик так..тик так..
В пустоте темной комнаты отсчитывались секунды давно остановившимися часы. На них не было даже стрелок, да и сам механизм уже очень давно заржавел и не способен был бы издать и звука, и все же, секунда за секундой - тикал.
Растрепанный темноволосый парень лежал на полу,ступни его упирались в стену на которой висели часы. Будто не замечая их, мусора на полу и общей неряшливости заброшенной комнаты, он напряженно всматривался в потолок, по которому, как по зеркальной глади шли круги, медленно ползя по поверхности. Создавая все новые и новые волны, похожие на осколочные остатки большого зеркала смешно сметенного чтобы никто не порезался. Волны доходили до краев и углов, медлили мгновение и возвращались.  Иноканоан думал.
Тик так..тик так..тик так..
Сквозь трещины в зеркале ускользало темное нЕчто. Или нечтО. Время - странная субстанция.
Что для древнего существа 10 лет, когда за плечами у него десятки веков? Но неожиданно лигаментиа обнаружил, что снова став одиноким, он стал тяготится годами.
После гибели Соломеи и Атума, Иноканоан почти полгода был в мире, обучая Паулу, общаясь с кланом фериартос, и почти не заходя на Грань. Но стоило ему вернутся, как она темным омутом памяти затянула его, и уже не хотела отпускать в реальность. Иногда, стоило задуматься, и он обнаруживал себя бредущим по лабиринтам Грани в поисках подсказок, какие раньше оставляла ему сестра. Будто продолжал играть с ней, вот только теперь эти подсказки создавал он сам и или услужливо подкидывала ему Грань. Соломея не могла этого сделать, как бы не хотела. Она умерла.
Тик так..тик так..
Его жизнь больше ничто не наполняло, он бесконечно перебирал осколки прошлого и настоящего, как старик перебирает старые фотографии. Будто искал там подсказку или ниточку, что он ошибся и просто упустил шанс ее спасти. Не находил. Но легче от этого не становилось, почему-то.
Тик так..
Мир тоже тосковал. Мучая его или пытаясь облегчить боль, Грань играла с ним, создавая то мелькнувший вдалеке силуэт убегавшей девочки в пышном платье, то слышавшийся позади звонкий детский смех. Соломея. Имя на языке было и сладким и горьким. Как это возможно?
"Возможно" - будто отвечала Грань с усмешкой, снова и снова подкидывая ему знаки того, что вот она, была здесь всего мгновение назад, - брошенная чашка с вишнями на ковре у камина, шахматная коса у порога дома, снова смех из другой комнаты....
Ее образ настолько сжился с миром, что все равно оставался где-то здесь, с ним, навсегда. Просто теперь - не рядом.

***

Иноканоан сел, облокотивший спиной на стену, сам не зная зачем. Давно заставшие часы теперь оказались почти над его головой. Краем сознания он улавливал снова шум, будто звучавший отовсюду одновременно. Последние недели он уже стал привычным. Его источник легко было обнаружить, просто взглянув на небо. Огромный любопытный глаз метался там, являясь лишь отражением того, что показывал осколок разбитого зеркала в реальности. Осколок Рамона.
Два месяца назад глава клана Лигаментиа все же вернулся в мир. Встретился с Миклошем и Рамоном, наградил встречей нерадивую ученицу, несколько раз убив ее во сне просто от скуки. Он не чувствовал интереса в том, чтобы оставаться в реальности и уже собирался было снова надолго уйти на Грань, но в его мир ворвался голос реальной девочки. Дина...
Маленькая лугат, с которой порой любила болтать его сестренка. Сидя в кресле у ее кровати, он рассматривал малышку и пытался понять, чем могло заинтересовать древнюю иллюзию его подсознания это дитя, которое и одного века не прожила? Что могла она рассказать Соломее, чтобы та захотела задержится рядом и не мучить кошмарами от скуки, а говорить?
Ответ пришел, хотя и не сразу. Пониманием современности. Иноканоан не сильно уделял внимания тому, как стал меняться мир за то время, что они отсутствовали с сестрой, а вот любопытную малышку Соломею заинтересовать могло что угодно. Может потому она и приходила к лугат в сны? Потому ли? Едва ли он найдет верный ответ.
Хоть и была его подсознанием, за века Соломея все же обрела свою личность, характер, желания и знания. Свои цели и мысли. Они легко понимали друг друга, но далеко не всегда - до конца.

Зов не утихал. Не совсем понимая как она это сделала (ну не могла девочка столько времени и правда уделять зеркалу, иначе погибла бы просто от голода и усталости), он все же невольно отдал дань упрямство маленькой лугат. В том, как целеустремленно она искала встречи с тем, кого боялись большинство киндрэт было что-то наивное и детское. Детское упрямство вредной девчонки. Он усмехнулся, вспомнив обижено надутые губки сестры, и принял окончательно решение. Девочка хочет встречи? Она получит ее.
Пальцами правой руки  запорхали над ладонью левой, создавая тонкие нити сна, как паук плетет свою паутину. По полу у его ног пошла трещина, и в реальности из ослабших рук засыпающей лугат выпал сенсорный телефон. Она уже не могла видеть, как его экран отразил морду освежеванного бобра, с любопытством заглядывавшего изнутри устройства.
Мне скучно, девочка. Мы поиграем. Мой мир огромен и опасен, но если ты хочешь поговорить - отыщи меня.
Кусок Грани, как старый механизм, наполненный шестеренками, глухо заскрипел, заводясь и оживая от внимания хозяина. Она очнется в довольно мрачном старом лесу, полным мха и сломанных деревьев, шорохов и завываний, скрипов и чужих взглядом. На полу у ее ног будет лежать меч, настоящий, железный.
Из лабиринта этого мира выйдет лишь тот, кого захочет выпустить кукловод.

0


Вы здесь » Once Upon a Time » Иные эпизоды » Иноканоан, АЛЛО!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC