Once Upon a Time

Объявление



❖ Добро пожаловать в наш мир:

Вы пришли на ролевой проект по мотивам сериала "Однажды в сказке". Здесь вас ждет удивительный мир, полный загадок и приключений. Волшебство и вера в чудо - то, что нужно, чтобы стать счастливым. Здесь вы можете окунуться в мир, пронизанный магией.
❖ Администрация

Администратор: Matt Jefferson
Модераторы: Paige Gardener, Henry Mills, Night Fury, Emias Dante, Leonora
❖ ТРЕБУЕТСЯ СПАСИТЕЛЬНИЦА!



❖ Баннеры и топы


❖ Лента новостей:

9.10.2015
• Открыт новый игровой раздел Skin Deep.

10.09.2015
• Сегодня нашей Сказке исполняется ТРИ года! Поздравляем всех, кто живет в ней и пишет ее! Вы самые лучшие!

01.09.2015
• Открыта сюжетная перекличка до 08.09!


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Once Upon a Time » Иные эпизоды » "Можно тебя на пару снов?" (Игра Престолов + Киндрет)


"Можно тебя на пару снов?" (Игра Престолов + Киндрет)

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

0. Название канона: "Игра престолов" Д.Мартина и "Кровные братья.Киндрет" А.Пехова
1. Название эпизода: Твой странный мир вокруг меня..
2. Место, дата и время: Меерин, позднее утро, начало апреля
Иные эпизоды   --- упоминается в постах
3. Участники: Дейенерис Таргариен (Alice Liddell), Иноканоан (Cyrus)
http://sh.uploads.ru/mQq2F.jpghttp://sg.uploads.ru/KZz0u.jpg
4. Краткое описание: Когда в жизни происходит много событий и душа наполненная переживаниями - живые, яркие сны никого не удивят. Это сознание пытается донести до нас то, что мы еще сами не совсем понимаем. Но что делать, если сон - не вымысел, а предупреждение. И кого винить, если не заметил опасность во время?
Прекрасная Дейенерис готовиться к свадебной церемонии в великом городе Меерине. Но как быть девушке, если проснувшись после ярких снов в своей кровати, она обнаруживает лежащего рядом незнакомца в странных одеждах?

Отредактировано Cyrus (2015-04-06 18:05:58)

+1

2

Сегодня небо больше обычного налилось безобразно красным соком заката, затекающего во все щели узких каменных улиц и грозных стен пирамид, местами покалеченных черными ожогами пламени великого освобождения. Алый луч пробрался по постели Дени, которая сегодня была особенно тиха и неразговорчива. Пока Миссандрея готовила госпожу ко сну, Дейенерис разглядывала багровый след солнца на своей руке, хмурясь и пытаясь гнать прочь страх, скверные мысли и сомнения. Засыпать становилось всё тяжелее, даже несмотря на девяносто спокойных ночей, которые ей обещал в качестве свадебного подарка миэринский жених  Хиздара зо Лорак. Из колючей темноты, казалось, то и дело протягивались костлявые ледяные длани смерти, она зловеще манила, угрожая и соперничая за власть в городе. Каждое утро Дени просыпалась с беспокойно бьющимся сердцем и щемящим ожиданием слов о новых смертях, о десятках невинных, покинувших этот мир от рук Сынов Гарпии или болезней, поразивших размещённых за стенами города страдающих беженцев, пока она, их мать, их королева предавалась сну.
Дейенерис часто снились сны, безмятежные воспоминания о прошлом, ужасы настоящего и только минувшего, воплощения надежд и чаяний, фантазии и магические образы, страхи и, напротив, сила и бодрость, рождающие уверенность. Но этот сон был не таким.
Иной мир, неведанный доселе, не похожий ни на что, такой яркий, что щипало и слепило глаза. Она чувствовала себя беззащитной, но не смела показывать это. Мысль о том, что её разлучили с детьми и королевством терзала изнутри до отчаяния. Но она была не одна, её окружали существа странные, пускавшие в ход затейливые чары от которых становилось ещё больше не по себе. Появлялись всё новые лица в причудливых одеждах, но все они были чужими, не вызывая ни доверия, ни расположения, их лица почти сливались с пестротой этого мира и единственное, что лёгким огоньком надежды успокаивало Дени от ярости были глаза цвета фиалки, глядящие с силой и превосходством, но не устрашением. Было в них что-то родное или сама королева желала в это верить. События начинали закручиваться в сумасшедшую спираль, Дени тяжело вздохнула и открыла глаза. Каменный полоток пирамиды, знакомый запах разожжённых Миссандреей пряных благовоний и тишина. Дейенерис несколько раз вздохнула, пытаясь восстановить сбившееся дыхание и повернулась набок. Её глаза резко расширились, но она не вскрикнула. Рядом с ней лежал юноша всё тот же, что только что был в её сне. Среди сгустившегося сумрака выделалась белая прядь среди смоляной черноты его волос, даже не видя тех самых глаз, Дени могла с точностью сказать – это Иноканоан.
- Тебя здесь нет…не может быть, - она мерно обошла ложе, стиснув зубы.
Дейенерис встала и попятилась, единственной мыслью, что металась в её сознании было то, что она всё ещё спит. Девушка с силой впилась ногтями в свою руку, оставляя уродливые красные следы, но ничего не произошло, она сделала так ещё сильнее, до крови, но лишь сжала от боли губы. Вторая попытка осталась тщетной.
- Уйди по-хорошему, колдун! И я даю слово, не стану преследовать и наказывать тебя! – королева произнесла тихо, но тон был чётким и требовательным. Её опоили или это чары. Лучше бы всё это был сон, да только как проснуться.

+1

3

У каждого есть такое воспоминание - вот он, еще совсем малыш, встает с теплой мягкой постели и подойдя к окну, осторожно отодвигает штору, а там..ночной мир! И в сине-черном небе сверкают тысячами приветливых огней разноцветные звезды, а рожок луны, изогнутый и острый, будто светится изнутри. Сквозь открытую форточку слышно как где-то неподалеку поют свои поздние песни птицы, подают голос цикады и даже угукает сова. А ветер играет листвой на вишне, которая стоит под твоим окном.
Темные волосы на твоей голове порядком спутаны, детская пижама в каких-то глупых, но забавных рисунках, у правой руки стоит мамин цветок в горшке, расцветивший пару дней назад белым цветом, а у руки с громким мурчанием крутится черная кошка. Она не знает зачем ты встал, но по привычке оберегает несмышленого малыша своих хозяев, и даже спит всегда - свернувшись уютным клубочком у твоих ног.
И ты стоишь у окна, боясь пошевелиться, чтобы не нарушить идиллию и красоту ночи. Маленький и храбрый, по-своему. Ведь ты отказался от добрых снов, ради того чтобы босыми ногами бежать по холодному полу через темноту комнаты к окну. Но то что ты видишь, вся эта красота стоит того!

Иноканоан улыбнулся, стоя на краю соседнего подоконника и наблюдая за малышом. Сам он, вот уже добрую тысячу лет не видел сны и не помнил себя ребенком. Его миром была Грань, а значит он мог бродить по чужим снам в любую минуту, когда только пожелает.
И сейчас, тот, кого многие считали безжалостным убийцей улыбался, пальцами сплетая для малыша чистый и светлый сон. Он уснет легко и приятно. Он уснет..и проснется.
Легамент испытывал к маленьким мечтателям странную слабость, как его сестра Соломея к своей маленькой ожившей фантазии, - существу Васе, способное принимать самые невообразимые формы. И был  для них, пожалуй, своеобразным Оле-Лукое, навевал порой хорошие сны, когда был в настроении побродить по городу. В последнее время это случалось гораздо чаще обычного. Он выглядел, пожалуй, как обычный парень в черной рубашке и темных джинсах с кожаным поясом и цепью на боку, с немного небрежным видом и потерянным взглядом.
Прошлой ночью он оказался вдруг в удивительном месте. Услышал то, что мечтал услышать месяцами, - зов погибшей сестры, и пошел на этот зов. Тот мир, встретил его безумием, вполне достойным части Грани. Там же была и сестренка, и Миклош, и две какие-то незнакомые девушки. У одной из них были такие же как у него глаза, и белоснежные волосы. Она была красива и смотрела на него так, как уже давно не смотрели люди, - с надеждой. Жаль только что он не спел разузнать все что хотел, не смог забрать из того мира сестру. Идти за ответами к Миклошу совершенно не хотелось. Да и едва ли заносчивый мальчишка Тхорникс знает хоть что-нибудь о снах. Нет, ответа стоит искать где-то в другом месте. Сестра снова не отзывалась и побродив по Грани Легамент решил отыскать сны той белокурой девушки.
Он долго бродил, зашел в такие части своего мира, которые уже давно стояли нехоженными. Потерял много часов и сил и вдруг, в одном водопаде увидел отражение таких же глаз. Водопад искрился фиолетовым паром, клубы ниспадали справа налево, и заплетались в удивительные узоры по пути.
- Что ж, была не была, - сказал Иноканоан с усмешкой, - Если что хоть развлекусь.
И бесстрашно шагнул в тот водопад.

Видимо что-то пошло не так. Выходить из Грани редко бывало так неприятно. Рядом раздался сбивчивый шепот. Голова раскалывалась так, что впору было назвать ее разбившимся колоколом.
- Тебя здесь нет…не может быть.
Колыхания воздуха подсказали что человек отдалился.
- Уйди по-хорошему, колдун! И я даю слово, не стану преследовать и наказывать тебя!
На его губах появилась ухмылка, от которой когда-то таяли девицы. Даже ему когда-то было интересно играть с едой. Воспоминания позабавили..и вдруг. Иноканоан медленно поднялся и сел, устремив на девушку сосредоточенный взгляд. Глупая девчонка оцарапала себя. Запах крови медленно, но непримиримо наполнял пространство вокруг, а Легамент вдруг отчетливо ощутил что голоден. Нет, ее нельзя убивать, рано, - мелькнуло в мыслях. Но есть хотелось безумно. Фиолетовые глаза его вдруг на время стали с алым отблеском. В глазах горел огонь, пострашнее любого известного человеку. Усилием воли он взял себя в руки.
- Уходи. Или перевяжи руку. Я не причиню тебе вреда..если не будешь делать глупостей!
Властный грудной голос на многих людей действовал как взгляд кобры на кролика. Но сейчас он старался говорить едва слышно. Девушка должна понимать что делает.

+1

4

Словно зачарованная, Дейенерис смотрела на непрошенного гостя, рассматривая его всё более напряженно, не отводя взгляда, даже когда его глаза налились пугающим пламенем, которое делало его ужасающе прекрасным. Так или иначе, ей пришлось пережить столько ужасов и столько ещё предстояло, что заставляло её быть сильной и храброй, думая о том, что она королева, матерь драконов и сама дракон и никто не сумеет сломить её. Хуже всего выглядеть жалкой, жалкой как Визерис, скулящий и тявкающий как мелкая собачонка, молящий о снисхождении. 
- Ты мне угрожаешь? – усмехнулась Дени, без трепета и спеси, скорее констатируя факт, нежели спрашивая. Попытка отослать её из собственных покоев выглядела глупо или забавно. Или не из покоев, а из Миэрина? Дейенерис нахмурилась.
Девушка невольно посмотрела на руку, обнаружив на молочно-белой коже ноющие царапины из рытвин которых показывались маленькие назревающие алые капли. Мелочь, конечно, но что-то подсказывало, что в этом вопросе всё же лучше уступить новому знакомцу. Дени отошла в сторону к пустой ванной и столику с мазями, маслами и прочими склянками. Она отвернулась, беря в руки невесомую лёгкую ткань, промокнула её во что-то и приложила к руке, но боковым зрением продолжала следить за Иноканоаном. 
- Кто тебя прислал? Дотракийцы, Гарпии, приспешники узурпатора? – поинтересовалась белокурая хозяйка. Если бы его отправили убить дочь Таргариенов, она бы уже лежала бездыханная на своём ложе, а значит, за этим стоит что-то другое, а потому следует сразу выяснить суть дела, дабы перейти к конструктивным переговорам.
Спешно обработав ранки, которые подсохли на глазах, стягиваясь тонкой корочкой, Дени бросила на стол мягкий белый кусок материи с маленькими багровыми крапинками и повернулась к юноше, так неорганично смотрящемся в его непривычном одеянии, впрочем, даже это не мешало заметить, что он красив: по-вороньему тёмные волосы с серебряной прядью подчёркивали не подпорченную загаром палящего солнца кожу, черты лица тонкие, аккуратные, но при том сильные плечи и руки. Нет, он не был похож ни на дикаря из дотракийского моря, ни на раба, ни на простого южного господина. Дени продолжала строить предположения: как знать, последнее время на неё сыпалось столько предложений о женитьбе, разве что из Ветрероса никто не сватался. Может, это сын какого-то северного лорда? Дейенерис снова переменилась в лице: нет, всё это пустое. Это колдун, а даже если и не так, вскоре её супругом станет Хиздар и это единственно верное решение.

+1

5

- Ты мне угрожаешь? – глупая и беспомощная, она она храбрилась, даже не представляя насколько слаба перед сидящим существом. Голод накатывал волами, а она все тянула. Обидно будет убить источник информации, подумалось Лигаменту, эта человечишка может знать как найти тот мир  и освободить его сестру. Явной магией она кажется не обладала, но сама по себе сила, которая сонно ворочалась внутри ее души была очень любопытна.
Видимо, инстинктивно почуяв, что тут он не врет, и кровь может быть опасна, девушка все же пошла вытереть ладонь, не забывая наблюдать за ним. Иноканоан все так же сидел на кровати, оглядываясь с снисходительной полуулыбкой. Что ж, забавно. Судя по интерьеру и одежде девушки - э то не современный мир. Между временным пространством с помощью Грани не попутешествуешь, иначе он давно бы сделал это. Кажется, это не его мир даже. Брааааатец. Ухмылка стала шире. Нософорос. Видимо без него не обошлось, и он решил помочь мне, кинув в какой-то мир. Потому и голова раскалывается, это остатки воздействия чужой магии. Размышление прервал голос белокурой девушки.
- Кто тебя прислал? Дотракийцы, Гарпии, приспешники узурпатора? – Она скользнула к нему неслышно, плавная и грациозная, что ей впору было бы искать место в рядах клана Даханавар, под крыло Фелиции. Все ее слова не имели для него никакого смысла. Да и голод никуда не пропал. Иноканоан медленно поднялся и сделал ехидный мушкетерский полупоклон "даме", сделав несколько больших шагов, оказался уже на балконе. Высота была небольшая, может метров десять. Упор рукой на перила, легкий прыжок, и вот - его уже нет в комнате. Только незнакомый легкий запах на подушке.
Оказавшись на улице он оглянулся. Голод нужно утолить, но не кидаться же на абы кого.
Уже начало темнеть, закат окрасил стены опочивальни матери драконов в розовые тона, когда через перила вдруг снова перелез тот парень. Он спрыгнул на пол и поднял на ее взгляд фиолетовых глаза, в них больше не было голода. Чуть наклонив голову и скрестив руки на груди, он стоял на балконе, теперь уже разглядывая собеседницу не так хищно, скорее придирчиво, изучающе.

+1

6

Самое худшее, когда не получаешь ответы на свои вопросы. Интрига превращается в пугающую неизвестность – опасный яд, который отравляет мерно, неспешно, но действенно. Любопытство сменяет тянущая в груди тревога.
Дейенерис сегодня предпочла остаться одна, она отослала Даарио патрулировать улицы, поскольку по донесениям лазутчиков, Сыны Гарпии не желают прекращать свои жестокие ночные протесты. Каждую ночь по каменным мощёным улицам текли багровые ручьи и, казалось, что все они устремляются к Пирамиде королевы, желая однажды утопить её в крови невинных.
Служанки, преданные Неопалимой кхалиси ещё со времён странствий по бескрайним выжженным солнцем степям, зажгли свечи и благовония, оставив госпожу наедине со своими гнетущими мыслями. Было ли появление незнакомца видением или предостережением? Его взгляд был дерзким, заносчивым, появление и исчезновение внезапным и необычным, что задевало Дени, заставляя снова и снова думать о таинственном брюнете.
Огонь успокаивал Матерь драконов, она сидела за столиком своей спальни, задумчиво лаская языки пламени своими тонкими пальчиками. Пламя будто отвечало своей хозяйке, бережно обволакивая её ладони. Воздух был терпким, тяжелым в преддверии ночи.
Раздался шорох, Дейенерис вздрогнула, приглушённо ахнув, случайным движением сжав в руке пламя свечи и тем самым погасив его. На балконе снова стоял Он. Королева поднялась и, расправив плечи, величественно шагнула навстречу. В лунном свете её жемчужные волосы будто сияли мягким серебром, волнами ниспадая на плечи и спину. Поступь девушки была плавной, без тени страха или робости.
- Зачем ты являешься мне? – властно спросила Дени, всматриваясь в диковинного мужчину, прядь его волос вторила её локонам. Ей хотелось протянуть руку, чтобы коснуться его и понять бестелесный ли это морок или существо из плоти и крови. Сделав несколько шагов вперёд, она взошла на плиты балкона, где сквозил ветер, а из сумрачного неба поблёскивали бесстрастные созвездия.

+1

7

Плохо когда в голове рой эмоций, они мешают трезво думать и оценивать ситуацию. Многие люди страдают этим, даже не замечая, как сильно подвержены пустому страху и ничего не меняющей тревоге. Вместе, они разъедают душу, оставляя внутри лишь пустоту и боль, а еще чувство вины, за неправильные поступки и решения, за свою глупость или чужую черствость. Как многое можно было бы избежать и исправить, если бы у нас просто не было эмоций. НО выиграли бы мы от этого или проиграли бы гораздо больше - ответить невозможно.
Чуть склонив голову на бок, он наблюдал, как девушка храбро шагнула навстречу. Видимо ей казалось, что показав ему свою власть и силу характера, закаленного правлением, он подчиниться и согнувшись в поклоне будет лишь послушно отвечать на вопросы. Глупые люди!
- Зачем ты являешься мне?
В лунном свете она была очень хороша, это сложно было не признать. А Иноканоан, как истинный прародитель клана искусства, умел замечать и ценить настоящую красоту. Серебряные лучи нежно ласкали кожу, а на белоснежных волосах оставался таким переливом, что будь он младше наверное понял что у него захватывает дух. Гибкая и женственная, эта девушка была настоящим произведением искусства. Молча рассматривая ее, он вдруг неожиданно ощутил совсем другой голод. Тот, которым пересытился много веков назад. Голод желания.
Но сейчас взять ее можно было бы лишь силой или околдовав, а Иноканоан помнил, как пусты любовные ласки без чувств, и как много они приобретают, если прикосновения наполненные нежностью, а глаза горят не только от желания обладать телом. Бывает и другая страсть, та что кружит голову и заставляет сходить с ума от удовольствия, та что связана с любовью. Наполняясь ею, уже сложно остановиться. Ты будто тонешь в потоке бурной реки, холодной и быстрой, но не ощущаешь страха или холода, лишь дыхание захватывает от свежести и силы этого чувства. И жить, когда душу и тело наполняет такой вот поток, когда вдохновение может нахлынуть лишь от одного взгляда на того, кого любишь - это тоже искусство, по своему.
Отметая ненужные сейчас мысли, Легамент улыбнулся ей, удивив самого себя.
- Ты помнишь прошлую ночь?

Отредактировано Cyrus (2016-09-01 08:58:02)

+1

8

С балкона веяло густым ночным ветром, в вихрах которого трепетали их одежды и пряди волос. Дейенерис не спускала с юноши глаз, будучи на чеку, будто ожидая, что тот сотворит очередное колдовство, которое выйдет ей боком. Странная сущность, одновременно столь отчаянно притягательная своей таинственностью и отталкивающая тем же. Сколько противоречий внушал этот новоиспечённый знакомец: он был молод, но глядел умудрённым лукавым взглядом, в котором была какая-то неизведанная сила, он казался хладнокровным, бесстрастным до всего сущего и, вместе с тем, в его глазах блестели блики похотливых огоньков.
Снова вопросом на вопрос. Досада прожгла Дени лёгким румянцем, ей часто было нелегко с несговорчивыми собеседниками, но то, как с ней пытались играть на этот раз, вызывало вместе с привычным затаённым гневом восхищение.
Королева бросила на гостя лишь взгляд вскользь и спокойно, будто ничего не опасаясь, прошла к небольшому столику, где по моде, введённой карликом Ланнистером, стал красоваться пузатый серебряный штоф с борским вином. Дени, будто нарочито не обращая внимания на зависший в воздухе вопрос, словно также не торопится утолить любопытство брюнета, как и он её, повернулась к собеседнику в пол оборота, по-хозяйски плеснув себе вина и взяв бокал. В действительности те недолгие мгновения, которые Матерь драконов провела в столь беззащитном положении, она наблюдала за отражением Иноканоана, которое забавно расползлось по начищенному до блеска серебру, готовая в любой миг отразить возможную угрозу.
Тем временем, в голове Дейенерис то и дело вспыхивали урывками воспоминания о странном сне или видении, ставшем чем-то большим, чем зыбкие проблески впечатлений и чаяний о прошлом и грядущем. Эти картины казались ярче самой реальности, было в них что-то настоящее настолько, что наводило трепет. «Без сомнения, это происки магических сил.» - заключила про себя королева, пригубив вино.
- Я помню достаточно, чтобы не воспылать к тебе доверием, колдун. – произнесла, наконец, Дени, у неё в груди ёкнуло, напоминая о том жутком чувстве, когда она решила, что попала в мир, куда все отправляются после смерти. Ей казалось смерть принесла бы ей облегчение, ведь где-то там обитает её кхал и их не рождённое дитя, но на деле ничего этого не было. Это ли пугало королеву или…Её Величество вспомнила девочку с причудливым взглядом, которая творила из воздуха плоды безумных фантазий, игралась с драконами, которых до смерти боится народ, так, будто те были лишь безобидными ящерками.
- Ты ищешь девочку с глазами цвета вишни? Я не видела её здесь. – предположила Дени, вспоминая отрывки сцен и диалогов, что врезались в её память, но звучали теперь приглушенным призрачным эхом. Эта парочка звала её вместе с ними. Куда? Это осталось очередной загадкой. Теперь она в своём мире, свои земли становились для неё сейчас точкой опоры в ещё более глубоком смысле. Дейенерис теперь казалось, что она – госпожа положения, потому и вела себя соответствующе.
Испив несколько глотков, она кивнула Иноканоану на штоф.
- Вина?

+1

9

Пытаюсь держаться гордо, она казалась смешной в своей уверенности. Такая беззащитная и слабая, даже хрупкая.Он молча наблюдал, как девушка подошла к столу и налила в бокал темной жидкости из прозрачного бокала. Комната тут же  наполнилась ароматом винограда, теплых стран и доброжелательных людей. Вино..
Она не ответила на вопрос сразу, видимо решив сделать эффектную паузу, вот только не понимала, что это для человека ожидание ответа, молчание и тишина - тяжелая мука, испытание, преодолеть которое сможет далеко не каждый. А когда ты разменял не один десяток лет, а счет пошел на тысячелетия, то время бежит будто бы иначе. Быстрее. И если раньше это пугало, ведь человеческая жизнь так быстротечна, то теперь..теперь это в порядке вещей. Разве может быть иначе?
Пока он размышлял, девушка, наконец, обернулась, и соизволила дать ответ.
- Я помню достаточно, чтобы не воспылать к тебе доверием, колдун.
В ее глаза, словно калейдоскоп из ярких стекол, один за другим стали сменяться воспоминания. Иноканоан не умел читать мысли, но мимика выдавала ее, даже взгляд изменился. Девушка вспоминала прошлую ночь, и сон, тот удивительный сон, который побеспокоил ее.  Человеческая память очень избирательна, и Легамент не знал, как многое она помнит. Но что-то подсказало ему, - действующих лиц сцены девушка запомнила отчетливо.
- Ты ищешь девочку с глазами цвета вишни? Я не видела её здесь. – то, что девушка без проблем определила причину его появления здесь, Иноканоану понравилось. Значит сон она помнит неплохо, и, возможно, сможет стать для него путеводной звездой в поисках сестры. Ведь то, что их всех стянуло вместе, стянуло именно в тот мир не было случайностью. Вот уже многие годы он просто не верил в такие случайности, вот и все.
- Вина?
Парень улыбнулся краем губ. Он мог легким движением создать хоть целый виноградный сад внутри этого дворца, однако пугать девушку еще больше пожалуй все таки не стоило. Потому он просто подошел к столу и тоже наполнил кубок из штофта. Вино оказалось терпким и сладким, красным как кровь. Оставшись на губах каплями всего на мгновение, они должны были произвести сильное впечатление, особенно рядом с острыми клыками.

+1

10

Непрошеный гость походил на хищного зверя. Дейенерис никогда не видела северных лютоволков, но почему-то была уверена, что темноволосый колдун с кровавым оскалом похож именно на него. Вино на его губах будто багровело, будто нарочно напоминая кровь. Дени не была настолько впечатлительна, чтобы пугаться надуманных образов, но всё же стало немного не по себе. Неизвестность продолжала душить, всё более отчётливо, подкатывая к горлу тисками гнева.
Иноканоан молчал, загадочно смакуя напиток. Это приводило Таргариен в бешенство. Стараясь не выходить из себя, пуская на свет свою горячность и непримиримость, которые стоило осадить до поры, она взяла бокал, задумчиво покрутила в руке и выпила сама.
- Если тебе нечего сказать, можешь идти. У меня много дел, - с лёгким раздражением повелительно произнесла королева, лукавя. Ей не нравилось, что мальчишка пытается доминировать и вести игру по своим правилам, ещё даже ничего не начав. Будто у него было столь сильное преимущество, перед которым наследница Железного трона была маленькой щепкой.
- Или тебе нравится наблюдать за мной? - усмехнулась Дени. Зная о своей красоте, Матерь драконов прекрасно понимала, какой интерес способна вызвать у мужчин. Чужак мог показаться пассивно-навязчивым, но вот сентиментальным уж точно нет. Хотя подшутить это не мешало, чтобы хоть как-то придать тишине окрас.
Присев за стол рядом с железным канделябром, она принялась ласкать огонь свеч пальцами, спокойно, нежно, словно дитя или любовника. Дени находила в этом успокоение, единение со своей сущностью, сильной стороной. Пламя питало её, придавало уверенности и сил. Гнев отступил.

+1

11

От нее веяло гневом. Не тем, что испытывают воины на поле боя, за который хватаются, стараясь воскресить свою отвагу и ненависть, а капризный гнев маленькой девчонки, которая не любит когда ей отказывают. Она привыкла что мужчины подле нее замирают от восхищения и в растерянности и надежде готовы пообещать ей что угодно, именно таким гневом веяло от маленькой королевы, и именно такое ценилось в клане Даханавар. Ожидание раздражало ее, но, видимо она пока не решила для себя может ли быть он действительно опасен или полезен, потому вела себя спокойно и с достоинством.
- Если тебе нечего сказать, можешь идти. У меня много дел. Или тебе нравится наблюдать за мной? - видимо решив дать ему возможность удовлетворить желание смотреть на нее, сребновласая присела за стол и протянула руку к огню . Тот мгновенно потянулся к ней, как к родному существу, как к одной из клана Асиман, и сила внутри девчонки будто зашевелилась, заурчала и потянулась как спящая кошка. Гнев больше не ощущался, теперь от нее веяло спокойствием. Иноканоан перевел взгляд с нее на огонек и обратно. Обычный огонь, ничего магического, значит дело в ней. Что ж, это уже становиться интереснее.
- Меня всегда умилял гонор, который гордятся дети, - он усмехнулся и сделал еще глоток вина. Нужно было понять почему он попал именно сюда, ведь малышки Соломеи здесь не было. Сначала еще были сомнения, но чем больше времени он здесь находился тем больше убеждался в обратном. Он звал ее снова и снова, но она не отзывалась. Может быть нити от этой претензиозной девчонки приведут его к сестре. Иноканоан отошел к окну с бокалом, где-то далеко слышались истошные крики. Видимо, кто-то обнаружил убитым им людей и теперь люди в панике пытались понять какой зверь проник за крепкие стены их города. Не в его привычках было мусорить, но сейчас это был продуманный ход. Он заговорил медленно, четко отделяя слова:
- У тебя нет причин доверять мне, это правда, - глоток вина, ставший паузой и акцентом, который наверняка разозлит собеседницу, - Тем забавнее кажется твой вчерашний порыв искать спасения именно возле меня в том сне, не правда ли?
Он сейчас играл, как актер, вспоминая и другую грань искусства. Иноканоан никогда не любил театральности, но сейчас ему было отчаянно скучно и с этим надо было что-то делать. В нем вдруг проснулся не азарт, нет. Нечто вроде желания поиграть, развлечься, так почему бы не сделать это при помощи норовливой девчонки, еще не знающей цену словам, чувствам и событиям. Он сможет стать ему и источником информации, и развлечением и возможно едой. Все зависит от настроения. А может чем-то другим, ведь не зря в ней есть эта сила. Немалая сила, которая хоть и была достаточно односторонней все же смогла заинтересовать его.
- Расскажи мне о своей семье. Почему ты решила что я твой брат?

Отредактировано Cyrus (2017-02-21 20:38:05)

+1


Вы здесь » Once Upon a Time » Иные эпизоды » "Можно тебя на пару снов?" (Игра Престолов + Киндрет)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC