Once Upon a Time

Объявление



❖ Добро пожаловать в наш мир:

Вы пришли на ролевой проект по мотивам сериала "Однажды в сказке". Здесь вас ждет удивительный мир, полный загадок и приключений. Волшебство и вера в чудо - то, что нужно, чтобы стать счастливым. Здесь вы можете окунуться в мир, пронизанный магией.
❖ Администрация

Администратор: Matt Jefferson
Модераторы: Paige Gardener, Henry Mills, Night Fury, Emias Dante, Leonora
❖ ТРЕБУЕТСЯ СПАСИТЕЛЬНИЦА!



❖ Баннеры и топы


❖ Лента новостей:

9.10.2015
• Открыт новый игровой раздел Skin Deep.

10.09.2015
• Сегодня нашей Сказке исполняется ТРИ года! Поздравляем всех, кто живет в ней и пишет ее! Вы самые лучшие!

01.09.2015
• Открыта сюжетная перекличка до 08.09!


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Once Upon a Time » Magic is Here » Who’s your Daddy?


Who’s your Daddy?

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Название эпизода: Who’s your Daddy?
2. Место, дата и время: 30 октября, время ланча, школа
3. Участники: Эмма Свон, Генри Миллс
4. Краткое описание: Мама, а кто мой папа? – мог бы спросить Генри, когда был маленьким. Но сейчас он почти взрослый, потому Эмме придется самой начинать этот сложный разговор.

0

2

Самый действенный способ уйти от разговора - это уйти от человека, который этот разговор завел. Но это  весьма сложно, если принять во внимание женское любопытство и наличие у собеседника ответов на вопросы, столько лет без ножа резавшие душу. Сколько бы Эмма не пыталась убеждать саму себя, что все в прошлом, которое она отпустила много лет назад, ее все еще душит боль и горькая обида при каждом воспоминании событий десятилетней давности. Свон хотела вычеркнуть Нила из жизни, будучи уверенной, что он больше никогда в ней не появится. Но она ошибалась. Сейчас Кэссиди здесь, в Сторибруке, и он знает о Генри. А значит, пришло время поговорить с сыном на тему, на которую она сама же наложила табу. Нил прав,  мальчик имеет право знать, кто его отец, но вот только женщина не уверена, что это хорошая идея. Ее сын в свое время дал ей шанс, но вот достоин ли такого шанса ее бывший возлюбленный?

Купив перед побегом пару сандвичей и какао "У Бабушки", женщина  неспешно идет в сторону школы, мысленно подбирая слова. Да, она обманула его, она думала, что эта маленькая ложь никогда не раскроется и будет только на благо всем. Но Генри не приемлет ложь, он будет обижен, расстроен, может, даже разозлен, но она уверена, что со временем он все поймет и простит ей ее маленький обман. Эмма не хотела, чтобы он знал правду, что его отец вор и предатель, каковым она его считала все эти десять лет. Сама не знает, почему. Быть может, потому  что не любит жаловаться, а может, потому что не хотела вновь бередить старые раны, не важно. Она соврала самому близкому и дорогому человеку практически сразу после того, как пообещала этого не делать. И теперь приходится думать, как подать информацию максимально объективно, без лжи, но чтобы не отвернуть от себя самого важного человека в своей жизни.

Вот уже буквально в нескольких метрах виднеется здание школы и лавочка рядом с велосипедной парковкой, где они условились встретиться. Генри уже сидит там, в тени раскидистого дуба и листает книжку со сказками. Наверняка все еще пытается найти хоть что-то про изумруд или пиратский корабль, которые они видели накануне. Мальчик сидит спиной к матери и та немного притормаживает, чтобы хоть немного оттянуть очередной тяжелый разговор. И все же, собравшись духом, решительно подходит к ребенку, касаясь его плеча:

- Ну что там? Нашел что-нибудь  интересное? - перешагивает через скамейку и садится рядом, заглядывая в книгу. - Ты голоден? Я принесла нам еды, - говорит нарочито бодро, не желая показывать, как сильно утомлена и расстроена. Она может поведать историю, но будет не очень хорошо, если он перенимет и все ее настроение. Поставив между собой и сыном бумажный пакет с едой и подставку с картонными стаканчиками, Эмма глубоко вздыхает, в очередной раз собираясь с мыслями, облизывает сухие губы и заправляет прядь волос за ухо. - Генри, нам нужно поговорить, - опускает взгляд вниз, но тут же переводит его на мальчика.

+1

3

Еще утром они с Грейс уговорились встретиться во время ланча и улизнуть из школы, пока никто не спохватился. Перерыв на ланч достаточно долгий, так что их некоторое время не будут искать. План был идеален, но даже в идеальном плане бывают недочеты, вроде случайного вмешательства судьбы.
В случае Генри и Грейс судьба была не только коварна, но и благосклонна, поскольку послала мальчишке Эмму. Конечно, он была немного расстроен тем, что пришлось перекраивать их план. Но с другой стороны, они ведь собирались сбежать в другой мир, и встреча с мамой была именно тем, что ему нужно. Не очень хотелось пропасть надолго, так и не попрощавшись.
А ведь пропасть они действительно могли на неопределенное время. Или наоборот, для них с Грейс могли пронестись долгие годы, а здесь, в Сторибруке, мог пройти всего лишь месяц. Вот бы весело было, если бы они с Грейс вернулись уже взрослыми, а все остальные прожили только пару лет. И тогда Белоснежка с Дэвидом, и Эмма, и он были бы все примерно одного возраста. Вот это была бы семейка!
- Эм… да нет, - мальчишка поспешно захлопнул книгу, раскрытую на истории о Стране Чудес. – Просто перечитываю иногда. Мне кажется, со временем я начинаю забывать эти сказки, хотя поначалу знал их чуть ли не наизусть.
Его совсем не напугало неожиданное прикосновение к плечу, ведь он узнал в нем Эмму, только она могла так нежно и одновременно так уверенно прикасаться. Генри улыбнулся. У нее вроде бы было хорошее настроение и он надеялся, что она не разгадает ни его маленькую ложь, ни его большие планы на сегодня.
- Еда – это замечательно, я еще не обедал, - кивнул и с интересом глянул на пакет и стаканчики, устроившиеся на скамейке между ним и мамой. – Что принесла? Это от "Бабушки"?
Наверняка там были бургеры, которые умели так волшебно делать только в этом кафе. А Генри ведь едал бургеры не только в Сторибруке. Так что он знал толк в этом блюде. Содержимое же стаканчиков было для него тайной, ведь кофе ему не позволяли пить, а чай он не очень любил. Что же до какао, то мальчик никак не ожидал увидеть свой любимой напиток в бумажном стаканчике. Но это, все-таки был он.
- Ух ты, какао, - он схватил стаканчик и сделал глоток. – Конечно, давай поговорим. О чем?
Эмма вела себя как-то странно. Смотрела себе под ноги, вздыхала, как будто хотела что-то сказать и не осмеливалась. Неужели она догадалась о их с Грейс планах? А ведь она могла. Не зря ведь работала шерифом.
- Что-то случилось? – посмотрел на маму взволновано и чуточку испугано. Если она знает о Стране Чудес, то никогда в жизни его туда не отпустит.

+1

4

Либо Генри так увлекся сказками, что не заметил, как подошла Эмма, либо ожидал увидеть здесь кого-то другого. Как бы то ни было, книгу он захлопнул сразу, как только блондинка предприняла попытку в нее заглянуть, что показалось Свон совершенно нетипичным. Ведь обычно все наоборот, мальчик не устает тыкать ее носом в страницы при каждом удобном случае.  Еще одна странность в его поведении оказывается замечена, когда он пытается говорить о любимой книге не больше, чем о сказках. Да, он и раньше так делал довольно часто, но не с ней, с Региной. Юркий червячок тревоги, воспользовавшись моментом, проворно забирается в душу, и Эмма недоверчиво сдвигает брови, глядя на сына, который постоянно твердит о том, как он презирает ложь. С другой стороны, сейчас это может быть ей на руку. Тот, кто порочен сам, не в праве винить в пороках других. И сейчас она возможно убьет одним выстрелом сразу двух зайцев: если Генри что-то скрывает от нее, то и ее давний обман воспримет без претензии, а после, быть может, поделится и своим секретом, который почему-то на интуитивном уровне вызывает у нее беспокойство.

- Конечно. Ты же сам говорил, что никто в этом городе не готовит лучше, чем миссис Лукас, - улыбается, глядя как ребенок хватается то за бумажный пакет с едой, то за напиток, не зная, к чему приступить в первую очередь. Ей  хочется оттянуть начало этого разговора и одновременно поскорее с ним покончить. И все-таки, выбор мальчика пал на любимый напиток. Свон тоже взяла в руки стаканчик и сделала глоток, прежде чем начать разговор. - Да, кое-что... - невнятно бормочет в ответ на вопрос сына, собирая всю смелость в кулак. В конце концов, спасительница она или кто? Поднимает взгляд и корпусом поворачивается к сыну, касаясь той его руки, которая свободна от стаканчика какао. - Только давай договоримся, ты сначала меня дослушаешь, а уже потом будешь решать, как к этому относиться, потому что... - запинается, на ходу пытаясь придумать причину, по которой должен слушать ее оправдания. - Все очень сложно, Генри, - единственное, что приходит на ум, хотя, по сути, вся ее жизнь - одна большая сложность. - Это касается твоего отца. Я... - как сложно даются слова. Она ожидала, что так будет, но эта фраза дается особенным трудом. - Я обманула тебя. Он не был пожарником, не был героем и он не погиб трагически, а... бросил меня, - она вновь опускает ресницы, чуть крепче сжимая пальцами запястье сына, как будто бы опасаясь, что он сейчас вскочит и убежит. - Я думала, что так будет лучше. Для тебя... для нас... - она снова поднимает взгляд на Генри. Старательно сдерживает эмоции и дрожь в голосе. Так много всего произошло сегодня утром, что у нее самой еще в голове не уложилось. Быть может, именно Генри поможет ей навести порядок у себя в мыслях.

До этого она не представляла, как будет вести разговор с сыном, поэтому и получается так скомкано и глупо. Она честно и не безосновательно надеялась, что ей никогда не придется говорить правды. Когда Генри стал бы старше, быть может, он и понял бы, что история про пожарника - не более, чем сказка, но едва ли стал бы устраивать допрос матери на этот счет. С возрастом стремление узнать, кто твои настоящие родители, лишь угасает, ей ли не знать. Только вот судьба горазда на сюрпризы, и вот, героически погибший отец воскрес и жаждет встречи с сыном.

+1

5

Генри не привык видеть Эмму такой взволнованной и робкой, мнущейся со словами и отводящей взгляд. Ведь она всегда была такой смелой и решительной, бросалась навстречу любой проблеме и опасности, как самая настоящая Спасительница. А сейчас ему было так странно и непривычно, что самому хотелось прятать глаза и чем-то занять руки. Вот рядом пакет с гамбургерами, неплохо было бы открыть и сделать вид, что ест с удовольствием. Но Эмма коснулась его руки, отдернуть ее он не смог бы, да и не захотел бы никогда. Осталось только молча кивнуть, обещая не прерывать, и сидеть спокойно, еле удерживаясь от того, чтобы не заерзать нервно по лавке.
Когда взрослые говорят, что все очень сложно, то это значит, что они и сами не знают, как относятся к чему-то. Куда уж мальчишке-подростку разобраться во всех тонкостях взрослой жизни и что-то там для себя решить. Но Генри обещал молчать. И он промолчал, только нахмурился. И стаканчик с какао поставил обратно на лавку. Боялся, что начнет сердито вертеть его в руках и разольет.
Слова об отце ничуть не казались ему сложной темой. Ведь он уже спрашивал раньше, а она ответила, что тот был пожарником и погиб геройски по время выполнения задания. Мальчишке было чуть грустно, но в общем-то он никогда не знал этого  человека и долго грустить по нему не мог, зато тихая гордость за то, что отец был героем, осталась в его памяти навсегда. Ведь он и сам хотел быть героем, и значит это у него не только от мамы, но и от папы.
Рука, к которой прикасалась Эмма, инстинктивно дернулась, реагируя то ли на признание в обмане, то ли на более крепкое сжатие маминых пальцев на запястье. Она как будто хотела его удержать от чего-то. Но Генри, как ни странно, был совершенно спокоен, не собирался устраивать истерик по поводу обмана, не собирался убегать от нее. Возможно, чувство вины за тот обман, что он сам приготовил ей, удержало его на месте крепче, чем теплое сжатие ее пальцев.
Она не просила прощения, хотя пыталась оправдываться. Но больше слов говорил ее взгляд. Мальчишка нахмурился, не понимая, к чему был начат этот разговор, с чего вдруг ей захотелось рассказать, что она обманула его. Или просто не выдержала тяжести собственного вранья?
- Я понимаю, - ответил Генри, помолчав немного. – Наверное, он был настоящим подлецом, если бросил тебя. Могла бы мне сказать сразу, я бы понял.
И он действительно понял бы. По крайней мере, так ему сейчас казалось. Возможно, возненавидел бы этого человека за такой далеко неблагородный поступок, зато его мечты и геройские фантазии не рушились бы сейчас, словно замки из песка во время прилива.
- А я ведь верил, что он был героем, - добавил грустно. – Хотел быть, как он. Спасать кого-то и отдать свою жизнь, - он засопел обижено, отдернул наконец руку и спрятал в карман, нахохлившись, словно маленький замерзший воробушек. – Но почему ты мне именно сейчас о нем рассказала? Могла бы не говорить никогда, и я бы даже не узнал.
Последние слова звучали резковато, хоть Генри и не намеревался обвинять Эмму в чем-то. Он просто не сдержал своего раздражения, ведь был сбит с толку и ее внезапным появлением, и этим разговором.

+1

6

Ей некому было задать вопрос о родителях в свое время. Сколько бы она ни спрашивала, как бы ни пыталась выяснить хоть что-то, хоть самую страшную правду, все было бессмысленно и безрезультатно. Версия всегда была одна: она была найдена на обочине дороги, ведущей в Бостон. Ни роддомов, ни больниц, ни дома малютки, ни даже жилых кварталов - ничего, кроме небольшой придорожной забегаловки, не было поблизости. Это было так странно тогда, ничего не складывалось, но Эмма была бессильна в поисках разгадки. Ничего не было известно и о мальчике, нашедшем ее тогда. Это все было тайной для нее до недавнего времени. Тайной, с которой она успела смириться за почти тридцать лет жизни. Но вот, все карты вскрыты, она знает, что у нее за спиной, и ей до сих пор сложно принять то, кем она является, слишком уж все нереально. И теперь Эмма может задать все интересовавшие ее в детстве вопросы своим родителям, только вот за столько лет они успели потерять свою актуальность. И вот сейчас она сидит рядом со своим собственным ребенком, и он еще в том самом возрасте, в котором возникают подобные вопросы. Да, он спрашивал, кто его отец, но тогда все казалось таким простым, она и представить себе не могла, что однажды ей придется сказать правду. И вот она произносит свое признание, и мальчик тут же одергивает руку. Так и знала. Но отступать уже поздно. Когда мальчик начинает говорить, Свон ожидает чего угодно, только не этих слов. Он поддерживает ее? На секунду она даже теряется.

- Я думала так, - поджимает губы, невольно вернувшись к воспоминаниям, когда оказалась за тюремной решеткой. Впрочем, после сегодняшнего утреннего разговора ее мнение мало изменилось. Пожалуй, даже усугубилось. - Я знаю, милый, - наконец поднимает на него глаза. Конечно, он понял бы, сейчас она это знает и не сомневается, а тогда они были знакомы всего-ничего, и она понятия не имела, как воспримет правду десятилетний ребенок, да и как это отразится на его психике: родная мать родила его в тюрьме и отказалась от него, а отец - вор и предатель, который ее в эту самую тюрьму и упек? Так себе родословная. Я думала, что так будет лучше, - вновь повторяет эту фразу и невольно ловит себя на мысли, что так говорят все взрослые. Это даже не оправдание, это самоутешение. Ей бы могло показаться, что разговор проходит относительно легко, но Генри начинает сокрушаться о растоптанных иллюзиях. Легенда, выдуманная для того, чтобы не вспоминать о прошлом и не посвящать в него сына, оказала неожиданный эффект на впечатлительного мальчика. Хей, парень, для меня ты уже герой, только с жизнью расставаться не спеши, хорошо? - перебивает, приобнимая сына за плечи. Но он как будто бы не слушает, задавая главный вопрос, ради которого и был начат весь этот разговор. - Нил... - отвечает, немного растерявшись, но тут же собравшись с мыслями, поправляет себя: так зовут твоего отца, - ей сложно. Так много всего хочется всего рассказать, объяснить, понять самой, но вываливать всю эту информацию, вопросы и переживания на голову сына было бы несправедливо. - Он сейчас в Сторибруке. И он хотел бы познакомиться с тобой, - произносит последнюю фразу с особым трудом, вновь опуская взгляд. Пожалуй, теперь самое время готовиться к буре.

Отредактировано Emma Swan (2014-11-09 23:59:33)

+1

7

Так приятно слышать, что для нее он уже герой! Радость захлестнула теплой волной, прилила румянцем к щекам и ушам, веселые искорки заплясали в глазах, уже успевших омрачиться разочарованием. Мечта его разбита, ну и пусть. Зачем сокрушаться по чему-то не сбывшемуся, если прямо здесь и прямо сейчас самый важный в твоей жизни человек говорит, что так высоко ценит тебя?
Мальчишка только улыбнулся в ответ. Конечно же, он умирать не собирался. В том смысле, в котором собираются умирать самоубийцы или смертники. Он, по правде говоря, совсем не думал о смерти, хотя уже несколько раз попадал в такие ситуации, когда мог погибнуть. Смерть казалась Генри чем-то непонятным и далеким от него, почти что не существующим, спрятанным в далеком будущем.
И только успел обрадоваться и успокоиться, как на него свалился очередной ответ. Ощущение было такое, словно он с головой нырнул в глубокий сугроб, забыв при этом хорошенько завязать шарфик, и снег посыпался за шиворот, довольно тая от соприкосновения с разгоряченной кожей.
Нил. В Сторибруке. Хотел бы познакомиться. Теперь было понятно, с чего вдруг Эмма завела этот разговор. Наверняка не начала бы, если бы он не появился в городе. Ведь он тогда и в самом деле мог никогда не узнать, а сейчас все повисло на волоске и обман мог раскрыться.
Генри никогда не страдал от способности слишком дотошно рассматривать проблему с двух сторон, потому и представить себе не мог, что перед мамой был тяжелый выбор – промолчать, ожидая, пока правда всплывет сама и уличит ее во лжи, или открыться сыну сейчас, пока еще не поздно. Сейчас он был недоволен тем, что она выбрала, но окажись в той другой ситуации, был недоволен еще больше.
- Зачем ему со мной знакомиться? – спросил немного холодно и раздраженно. – Я ведь был ему не нужен столько лет. И ты... ты тоже была ему не нужна.
Последнее, казалось, обижало больше всего. Возможно мальчик смог бы порадоваться появлению отца в своей жизни, ведь все-таки его растила сначала одна Регина, теперь он был с Эммой, и хоть обе они были очень сильными женщинами, ему порой не хватало кого-то такого, вроде дедушки Дэвида. Вот только жаль, что в его жизни он появился лишь недавно. А все любовники мамы ни разу не тянули на роль отца.
И вот теперь он смотрел на Эмму, задумчиво нахмурившись. Ему было тяжело понять, чего она от него хочет. Не верилось как-то, что она готова вернуться к тому, кто оставил ее много лет назад. Но если это так, то он не должен ей препятствовать.
- Ну хорошо, - согласился он наконец. – Если для тебя это так важно… Может после школы?
Или завтра? Или никогда? Генри прикусил губу, вспомнив, что после школы ни его, ни Грейс уже не будет в этом мире. Получалось, что он пообещал впустую и не сможет выполнить свое обещание, если только они не вернутся из Страны Чудес поскорее.

+1

8

Ей все тяжелее вести этот разговор. С каждым ее словом реакция ее ребенка кажется совершенно непредсказуемой. Она ожидала, что он разозлится, расстроится, станет кидать в ее адрес обвинения, ведь так было с Реджиной, так чем она лучше в своем вранье? Но этого не происходит, и Эмма даже в некоторой растерянности, неужели ее сын настолько вырос, что уже не делит мир на правду и ложь, а научился различать их оттенки? Сложно сказать, радует ли ее такой вариант причины его спокойного поведения или напротив, настораживает. Она смотрит, как он пьет какао, одной рукой придерживая закрытую книгу, и вроде бы все нормально, но почему тогда у нее стойкое ощущение, что что-то не так? Но реакция ребенка на предложение встретиться с отцом немного ее успокаивает. Хоть какие-то эмоции на этом не по годам серьезном детском личике.

- Нет, Генри, он не... - пытается перебить мальчика, возмутившегося тем, что Нил никогда не интересовался своим сыном и не искал с ним встречи раньше, но спотыкается о завершение фразы, которое отдает глухой болью в груди. На секунду Эмма впадает в легкий ступор, пытаясь отогнать от себя былую обиду. Конечно, Кэссиди не рыцарь в сияющих доспехах, но и не такой подлец, чтобы оставить родного ребенка, ну или ей хочется верить, что не такой... - он не знал, что я беременна, я не успела ему рассказать. - Поджимает губы, смотрит на мальчика, в очередной раз прося прощения взглядом.

В памяти еще свежи те приятные моменты десятилетней давности, которые они с Нилом провели вместе. И ведь было все прекрасно, они были так счастливы, и не только она, оба. Когда же все пошло не так? Не могла же она изначально быть планом для обмена этих чертовых часов. Или же просто вовремя подвернулась под руку?  И почему она вновь в себе копается? Почему снова ищет оправдание себе и ему?  15  Это ведь все в прошлом... Но ведь надо как-то объяснить это ребенку, который свою мать то увидел впервые чуть больше года назад, а отца не видел вовсе. И она уже собирается с мыслями, чтобы воспроизвести вслух рассказ в наименьшей степени очерняющий некогда любимого мужчину, но Генри не дает ей произнести ни слова, неожиданно быстро соглашаясь на встречу.

- Правда? - недоверчиво сдвигает брови, поворачиваясь к сыну, как будто желая убедиться, что не ослышалась. Такого ответа она не ожидала, поэтому сейчас несколько теряется. По правде говоря,  она бы не сказала, что это действительно важно для нее, другое дело, что внутренний голос подсказывает, что это будет правильно. - Генри, если ты не хочешь, я не настаиваю... - уточняет на всякий случай. Ей бы не хотелось, чтобы он шел на эту встречу как на эшафот. - У тебя есть время,  подумай об этом хорошо. Я заберу тебя после уроков, и ты скажешь мне, что решил, идет? - Эмма взлохмачивает рукой короткие темные волосы мальчика и целует в лоб. Сейчас ей заметно легче, теперь у них больше нет друг от друга секретов. Свон поднимается со скамейки и делает пару шагов, но вдруг оборачивается к сыну. - Генри, помнишь детектива, мистера Вульфа? - Это риторический вопрос, конечно, он помнит единственного человека в городе, который возьмется за работу, даже если точно знает, что это совсем не понравится мэру. - Как ты думаешь,  кто он и из какой сказки?

Отредактировано Emma Swan (2015-04-14 21:49:59)

+1

9

Вот так оно бывает. Она была беременна. Он не знал. Неприятно осознавать, что отец не знал о нем, а матери пришлось его отдать. Вот так и начинаешь внезапно взрослеть, понимая, что жизнь намного сложнее, чем кажется маленькому мальчику. Что сказки далеко не у каждого случаются, что не всегда добро побеждает зло. Иногда просто нет ни зла, ни добра. Есть только случай и обыденная жизнь.
Генри шмыгнул носом и нахмурился. Он не хотел взрослеть, не хотел в такое верить, не хотел оставлять сказки где-то за бортом, ведь они все равно оставались рядом. Потому и согласился встретиться. Каждый заслуживает на второй шанс. Тем более, его отец.
- Нет... я... - он запнулся. Трудно было объяснить, хочет он этого или нет, интересна ли ему встреча или безразлична. Хочет ли он сделать приятно Эмме или это нужно ему самому. - Я думаю, если он хочет сейчас встретится, то может жалеет о том, что не знал раньше. И может.. ну.. - мальчик как-то виновато посмотрел на мать, стесняясь ей сказать то, о чем давно думал. - Может у вас бы что-то получилось и у нас была бы полноценная семья.
Он всегда этого хотел. Даже когда еще жил с Региной. Ему было странно, почему у всех детей есть и мама, и папа, а у него - только мама. Сейчас же у него было уже две мамы. И все еще ни одного папы. Это немного угнетало, заставляло себя чувствовать неуютно. Он, конечно же, был необычным мальчишкой, но не настолько, чтобы не хотеть того, что было у его одноклассников - рыбалки с отцами, походы, баскетбол и прочие мужские занятия, которыми ни Эмма, ни Регина не стали бы заниматься. Не потому, что не хотели порадовать сынишку, просто потому, что были женщинами. Мысль о Регине с удочкой в руке и Эмме, в шортах и майке забрасывающей мяч в кольцо, вызвали ухмылку, к счастью совпавшую с прикосновением матери к его волосам.
- Мистера Вульфа? - удивился он. - Конечно помню. Это ведь он помог мне найти тебя.
Мистер Вульф был очень занятным персонажем. Генри совсем не был уверен, кто он такой. Судя по его фамилии - а фамилии  и имена ведь доставались жителя Сторибрука во многих случаях в связи с их сказочным прошлым - он был волком. Но каким именно, если волком из сказки о Красной Шапочке оказалась сама Шапочка?
Тот случай в переулке, когда на него напали, а детектив защитил его, превратившись во что-то жуткое, явно сродни волку, живущему внутри Руби, Генри помнил плохо. Только смутно был уверен, что все же мистер Вульф имеет какое-то отношение к оборотням.
- Ну, - протянул он наконец, не желая бередить спокойствие Эммы еще и глупыми полубредовыми росказнями о том, что с ним случилось по дороге в больницу, - я думал, может он какой-то родственник Руби? Потерянный сын Бабули Лукас. Хотя они совсем не похожи, - мальчик растеряно пожал плечами, извиняясь, что при всей своей осведомленности о жизнях сказочных персонажей в Сторибруке, именно в этом случае не мог сказать более точно.
Настойчиво зазвонил первый звонок, сообщая всем ученикам о том, что скоро начнутся послеобедние уроки.
- Мне уже пора, - парнишка поднялся, пряча книгу в рюкзак. - Спасибо за обед. Увидимся после уроков.
Он в очередной раз улыбнулся и побежал в направлении входа в здание школы. Ну вот опять он соврал. Ведь не увидятся. Он сбежит с Грейс и никакого разговора с отцом не будет. Было ужасно стыдно, но иначе никак.

+1

10

По правде говоря, до последнего не будучи до конца уверенной в правильности своего решения, (но был ли у нее иной выбор?)-  Эмма настороженно наблюдала за мальчиком. Голос ее звучал тихо и неуверенно. Ей было невыносимо тяжело ворошить эту гору воспоминаний, которые она так старательно на протяжении последних десяти лет пыталась похоронить глубоко внутри себя, и искренне надеялась однажды перешагнув через все это, более никогда не возвращаться к прошлому. Но так вышло что у прошлого были иные планы на сей счет. Ей было трудно врать сыну, сочиняя легенду об отце пожарнике героически отдавшему свою жизнь ради спасения других, но так в самом деле было нужно. По крайней мере так считала Эмма, думая что тем самым она защищает Генри от суровой и болезненной реальности. Только вот рушить созданную ею иллюзию и говорить правду оказалось куда сложнее.
Она не знала как отреагирует ребенок, признаться сыну во вранье было рискованно, но пускай лучше так, пусть лучше Генри все узнает от нее лично. Она не могла допустить чтобы он узнал правду от кого то другого и ее ложь вбила между ними клин.
Малыш Генри, он ведь еще так мал, а на его долю выпало уже столько испытаний. Эмма уже тысячу раз пожалела что отдала его тогда, но с тех пор как он нашел ее, она успела так сильно привязалась к мальчику, что  не хотела потерять его снова.
Возможно, стоило сразу ему все рассказать как есть, но она испугалась. Так же как в тот раз, когда она испугалась растить его в одиночку, думая что не справится. Ведь она была так молода, глупа и неопытна. Что за жизнь у них была бы? Она думала что им обоим будет лучше порознь. Ему в другой семье, а ей, самой еще совсем недавно вышедшей из подросткового возраста-  в одиночку. А возможно, все дело в том что она не только трусиха, но и законченная эгоистка, всегда думала лишь о себе, и поступала так, как будет лучше ей самой, не думая о том что будет лучше для ее сына, смотрела на все лишь своими глазами, забыв о том что это такое - не знать своих настоящих родителей. Бедный ребенок, это все так не правильно, так не должно было случиться. Эмма растерянно смотрела в глаза сыну и не верила своим ушам. Она чувствовала себя сильно виноватой перед ним, но он не только не злился на нее, он нашел в себе силы простить и ее, и Нила, и даже допустил в свое сердце веру что они все вместе могли бы обьединиться и стать настоящей семьей. Удивительный малыш.
- Милый, я не думаю что это возможно. Все действительно слишком сложно.
Вновь повторила она, невольно сьежившись и поджав ноги под скамейку, поднимая и устремляя взгляд куда то на линию горизонта. Эмма прекрасно понимала стремление Генри обзавестись нормальной семьей из мамы и папы, но к сожалению, есть вещи которые нельзя забыть и простить. Не все в этом мире можно вернуть. Она не могла забыть то как поступил с ней Нил и то что она сейчас делала, было вовсе не ради него, а ради Генри. Слишком часто Эмма принимала решение за них обоих, теперь настала пора исправить свои ошибки и дать мальчику возможность самому сделать выбор.
- Но не стоит сейчас об этом думать. - повернув голову к сыну и тепло ему улыбнувшись, она приобняла Генри за плечи, крепко прижимая его к своей груди и целуя в макушку.
Эмма искренне гордилась своим пареньком, он вырос таким умным, сильным и проницательным. Смышленым и понимающим не по годам. Порой ей казалось что в этой их сказке роль спасателя должна была принадлежать ему, такой маленький, но отваги и веры что жила в его сердце, хватило бы по меньшей мере на десятерых взрослых.
- До вечера.
Поднявшись со скамейки, проводив сына улыбкой и махнув ему на прощание рукой, засунув руки в карманы джинс женщина неспешно побрела к своему фольксвагену. После откровенного разговора с Генри с ее души словно камень свалился, но на этом сложности еще не закончились. Еще оставались некоторые нерешенные вопросы что тревожили Эмму. Во-первых, ей никак не давала покоя утренняя встреча с детективом Вульфом. Не исключено что мужчина в самом деле просто хотел им помочь, но в виду параноидальных особенностей характера, Эмма всегда и во всем привыкла видеть скрытый умысел. Возможно, при иных обстоятельствах она именно так бы и подумала, если бы не одно но.. Слишком уж назойливо он предлагал эту самую помощь, что невольно наводило на мысли о его личной заинтересованности и побуждало женщину прислушаться к своему внутреннему голосу, который, как показала практика, исключительно редко давал сбой.  Что-то странное было в этой его показной доброжелательности. А во вторых, все еще было не до конца ясно с какой именно целью обьявился в Сторибруке Нил. Кто знает чем окончится его встреча с Генри, как они воспримут друг друга и выйдет ли из этой затеи что-то стоящее? Но если Нил посмеет обидеть этого ребенка или разобьет ему сердце так же как однажды поступил с ней, ей Богу, она собственноручно его убьет.

+1


Вы здесь » Once Upon a Time » Magic is Here » Who’s your Daddy?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC