Once Upon a Time

Объявление



❖ Добро пожаловать в наш мир:

Вы пришли на ролевой проект по мотивам сериала "Однажды в сказке". Здесь вас ждет удивительный мир, полный загадок и приключений. Волшебство и вера в чудо - то, что нужно, чтобы стать счастливым. Здесь вы можете окунуться в мир, пронизанный магией.
❖ Администрация

Администратор: Matt Jefferson
Модераторы: Paige Gardener, Henry Mills, Night Fury, Emias Dante, Leonora
❖ ТРЕБУЕТСЯ СПАСИТЕЛЬНИЦА!



❖ Баннеры и топы


❖ Лента новостей:

9.10.2015
• Открыт новый игровой раздел Skin Deep.

10.09.2015
• Сегодня нашей Сказке исполняется ТРИ года! Поздравляем всех, кто живет в ней и пишет ее! Вы самые лучшие!

01.09.2015
• Открыта сюжетная перекличка до 08.09!


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Once Upon a Time » Magic is Here » На самом интересном месте, 1 ноября, поздний вечер.


На самом интересном месте, 1 ноября, поздний вечер.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Название эпизода: Вот так всегда - на самом интересном месте!
2. Место, дата и время: особняк Джефферсонна, 1 ноября, поздний вечер.
3. Участники: Джефферсон, Алиса, позже - Бармаглот.
4. Краткое описание: отношения шляпника и Алисы подошли к самому интересному моменту. Как выяснилось позже - интереснее и быть не могло.

http://cs616318.vk.me/v616318941/19749/PL0pUeuSODc.jpg

+1

2

- Жду с нетерпением, - закончил разговор Джефферсон и нажал кнопку отбоя.
Алиса задержалась у родителей. Наверняка те вообще не желали ее отпускать, но после того, как упало заклятье, все и ко всему стали относиться иначе - даже с какой-то долей понимания. Так что, даже несмотря на явное неодобрение, родители, скрепя сердце, приняли выбор дочери и не мешали их отношениям.
Дождь только недавно закончился. Небо все еще было закрыто облаками, так что изначальный план - посмотреть на звезды - провалился. Впрочем, сама идея от этого хуже не стала. Мужчина уже все подготовил: и подушки, и пледы, и даже антуражный обогреватель, имитирующий огонь. Ветер прекратился вместе с дождем, и на крыше уж точно было удобнее, чем в лесу. Хоть и до последнего было совсем недалеко.
Такси подъехало как раз в ожидаемое время, и Джефферсон поспешил встретить возлюбленную. На сегодняшнюю ночь у него были большие планы. Грейс отнеслась с пониманием и пообещала переночевать у подруги. Час назад как раз позвонила, пожелала хорошей ночи и удачи. Последнего мужчина отчаянно желал себе и сам.
В конце концов, факт того, что это событие было не впервые в его жизни, вовсе не отменял волнения.
Когда машина уехала, Джефферсон поцеловал любимую и потащил ее за собой.
- Идем, у меня кое-что для тебя есть.

+1

3

Вечер с семьёй прошёл непривычно дружелюбно, хотя раньше на подобных ужинах Алиса чувствовала себя настолько неуютно, что предпочитала ронять столовые приборы на пол и подолгу искать их за занавесом длинной клетчатой скатерти. И хотя выяснилось, что не только отец у Лиддердейл не родной, но и мать, тем не менее, их отношения не остыли совсем, а, напротив, укрепились. А может, это из-за того, что родители почти перестали видеть падчерицу и невольно затосковали по яркому беспечному огоньку, который приносил нелепую живость их в их серую педантичную жизнь.
Мать долго расспрашивала её о Джефферсоне, о его дочери, об их жизни в особняке на краю города. Её терзали сомнения по поводу возраста и наличия ребёнка у избранника дочери, но его благосостояние компенсировало любые нюансы в глазах матушки. Даже отчим теперь, кажется, смотрел на неё с гордостью, а не с пренебрежением – она теперь не чокнутая дурочка, а Алиса из Легенды. Чудо ходячее. Совсем другое дело. Такое внимание и забота тронули Алиску, хотя, возможно, они не хотели портить отношения с девочкой, которая стала любовницей самого богатого, не считая мистера Горда и Регины, жителя Сторибрука. Сама девушка об этом не думала совершенно, для неё Мэттью оставался милым возлюбленным Джеффом, её Шляпником, её чудом и волшебством, её сказкой наяву.
Последние полчаса Алиса постоянно смотрела на часы, дома было неплохо, но чем больше сгущались сумерки, тем сильнее накатывала тоска. Лиддердейл крутила на пальце кулон из осколка битой чашки и искала предлог, чтобы скорее поехать домой. Домой…Теперь у неё другой дом и другая семья. Эта мысль приятно грела. Возвращаться в особняк, где её ждал Мэтт с горящими от любви глазами и добродушная малышка-затейница Грейс, было больше, чем удовольствием – было счастьем.
Было уже довольно поздно, когда в черноте неба уже едва различимы очертания облаков. Такси подали быстрее, чем ожидала Алиса, но тем было и лучше. Только плюхнувшись на заднее сидение, она разлеглась вдоль него и тут же набрала Джефферсону, сообщая, что будет уже совсем скоро и очень соскучилась. На лице невольно появилась широкая и самая искренняя улыбка, водитель посмотрел на Алиску в зеркало и усмехнулся. Ехали они недолго, дорога была совсем пустая, водила – лихой, путь прямой.
Девушка вылезла из машины, со второго раза плотно захлопнув дверь и побежала в объятия Мэтта, который встретил её поцелуем и, заинтриговав, повёл за собой, Алиса послушно последовала за ним.
– Ух ты! Сюрприз? - девушка загорелась как ребёнок, в её глазах заплясали любопытные искорки, ей не терпелось узнать, что задумал Шляпник, который был ещё тем затейником.

+2

4

- Нууу, - потянул Джефферсон, открывая дверь и пропуская перед собой девушку, - сюрприз не сюрприз, но надеюсь, что тебе понравится.
В доме было теперь уже непривычно тихо. Грейс за три дня наполнила стены звонким детским смехом, и счастливый отец с содроганием вспоминал время, когда его девочка была не с ним.
Джефферсон бережно снял с Алисы легкое пальто и протянул взамен толстый шерстяной свитер - в нем было гораздо удобнее, и он не сковывал движений. Волосы девушки пахли прошедшим дождем, и мужчина не удержался - запустил в них пальцы и прижал белокурую голову к себе, зарываясь лицом в чуть сырые локоны.
- Нам на крышу, - пояснил он чуть слышно, практически на ухо. - Но сначала подожди минутку.
Джефферсон пошел в сторону кухни и вернулся оттуда с большой плетеной коробкой. Вряд ли Алиса была уж очень голодна - из родительского дома еще никто без ужина не уходил, поэтому там были сладости, фрукты и вино.
- Идем, - мужчина взял возлюбленную за руку и повел наверх.
На крыше к ним вернулась все та же ночь. Джефферсон усадил возлюбленную на подушки и зажег камин, а после достал бокалы, наполнил их вином и протянул один Алисе.
- Я планировал посмотреть на звезды, - сказал он, - но погода предложила более привлекательный вариант - всю ночь смотреть только на тебя.

+2

5

Алиса слушала и шла вперёд, постоянно оглядываясь, как будто боясь потерять Шляпника из вида, а точнее, не желая отводить взгляда от его тёплых ласковых глаз хоть на мгновение. Она послушно натянула свободный тёплый свитер, так отдающий домашним непринуждённым уютом, пробубнив куда-то в шерстяные петли о том, спит ли малышка Грейс. Её волосы немного растрепались, а от сырости появились волны и завитушки. Мэтт приблизился и притянул её к себе, зарывшись в пшеничные локоны. Лиддердейл прикрыла глаза, всё-таки нежность – это восьмое чудо света. Одно такое мимолётное проявление нежности, трепетное любовное прикосновение, объятия, полные заботы и наслаждения просто твоим присутствием рядом – это стоит десятка страстных ночей. Девушка прикрыла глаза, растворяясь в этом ощущении и полушёпоте любимого голоса, заставляющего сердце биться всё чаще.
Джефферсон указал дальнейшее направление действий, и Алиса с готовностью кивнула, всем своим видом поддерживая идею путешествия на крышу. Предварительно Мэтт забрал с кухни плетёнку, полную вкусностей. Алиса не удержалась и стырила пару ягодок винограда и конфетку, не забывая игриво делиться с Джефферсоном.
Выйдя на крышу, Алиса остановилась у края и, закрыв глаза, полной грудью вдохнула воздух, разведя руки в стороны. Ночной воздух какой-то особенный, у него свой запах, такой же определённый как, скажем, запах перед грозой или после дождя…запах весны или осени, но, кроме того, он особенный ещё в чём-то, но Алиса никогда не могла передать, что это именно.
Лиддердейл довольно плюхнулась на подушки, пока Мэтт хозяйственно готовил место для ночного времяпрепровождения. Ей хотелось помочь, но она поймала себя на том, что залюбовалась возлюбленным и к тому моменту, когда успела опомниться, он уже протягивал ей полный бокал вина. Алиса приняла его и смущённо опустила глаза с невольной улыбкой, по телу пробежала волна тепла. Она не была по природе кокеткой, а потому комплименты воспринимала как нечто особенное, а не должное, а от любимого человека и подавно. Она подняла живое личико с лёгким румянцем и милой улыбкой.
- Только смотреть? – хихикнула она, с наигранным укором, потянувшись вперёд к Джеффу. – Может мне будет мало, - она легко коснулась его губ в почти невесомом поцелуе и отпрянула, смеясь.
- За что пьём? – она повертела в руках бокал. Признаться, в тостах Алиса была не сказать, чтобы мастерица. Ей всегда хотелось выпить за тысячу замечательных вещей, но собрать всё это хотя бы в одну ей почему-то удавалось с трудом. Пока она формулировало что-то благодарно-восхищенное за задумку Мэтта, Алиса решила уступить инициативу мужчине.

+1

6

- За нас, конечно.
Луны и звезд не было видно - дождь закончился, но тучи еще не разошлись, поэтому в бокале Алисы отражались только искры и отблески чуть вздрагивающего при еле заметных движениях воздуха огня. Джефферсон увлекся прыгающими отсветами лишь на мгновение - подбирая какие-то новые слова, чтобы сказать о том, о чем говорили в этом и других мирах бессчетное количество раз. Как рассказать о самом важном в этой жизни, чтобы слова не лишили чувства их истинного волшебства?
Врут те, кто говорит, что магия - это слово. Или заблуждаются. Был ли этот мир всегда без магии или утратил ее, исказив понимание сути? Некоторые местные прикасаются к волшебству в своих или чужих творениях: в стихах, признаниях, песнях, но все равно продолжают верить, что колдовство - это указывающее заклинание. Не понимая, что магия не в словах, а в чувствах, которые в них облекают.
И любовь - самое сильно волшебство любого из миров.
Погруженный в свои мысли, Джеффесон поставил так и не тронутый бокал на ровную поверхность, взял свободную руку Алисы в свои и поднес ее к губам. Рука была горячей, так что согревать ее не было смысла, но и отпускать в голову не приходило.
- Я потерял счет дням, которые мы провели вместе, - начало было ужасно дурацким, но шляпник говорил чистую правду. - С того дня, когда ты...
Точно дурацким. Не стоило с этого начинать. Джефферсон никогда не был пай-мальчиком, и тот его поступок был низким и недостойным светлых чувств, что появились после. Шляпник мог сколько угодно врать о том, что все его действия были направлены на спасение маленького всеми забытого мирка, но правда колола глаза - в тот момент он думал только о себе. Не Страна Чудес ему была нужна - он рассчитывал на особую магию Белой королевы, способную, при верном подходе, противостоять выходкам Реджины и вернуть ему дочь.
Но сейчас воспоминание об этом поступке будет крайне неуместным. Когда-нибудь он обязательно попросит прощения за все, что сделал, но не сейчас. Неподходящий момент. В жизни шляпника было очень много неподходящих моментов, и он научился хорошо в них разбираться.
- Слишком много всего произошло за это время. И еще наверняка произойдет - мало, кому удавалось обмануть предназначение.
Джефферсон снова запнулся. Снова о дурном. Почему в голову постоянно лезут не те слова, что нужно? Коснувшись губами пальцев возлюбленной, шляпник продолжил, пытаясь хоть как-то исправить ситуацию:
- Тебе предстоит сложный путь, и я не хочу, чтобы ты шла по нему одна. В конце концов, я просто боюсь тебя отпускать. Ты сильная, смелая - и я ни в коем случае не хочу отбирать у тебя твое право стать героем. Но, Алиса, я хочу быть рядом. Хочу поддерживать тебя, на какой бы шаг ты ни решилась. Хочу помогать тебе пройти твой путь до конца, каким бы сложным он ни был.
Руку девушки пришлось отпустить. Джефферсон полез в карман, достал лежавшее там кольцо и просто, на ладони, без всяких коробок, протянул возлюбленной.
- Алиса, позволь мне это. Позволь всегда быть рядом.

+1

7

Вино пробежало по телу приятной согревающей волной, добавляя к щекам румянца, а глазам блеска, хотя и того и другого было в избытке. Сам Мэтт выглядел как-то непривычно взволнованно, настолько, что даже не пригубил вина из своего бокала, который отставил в сторону, и Алиса последовала его примеру, раздираемая интригой, тревогой и любопытством. Её пальчики оказались в ласковых ладонях мужчины, взгляд которого, в некотором смятении, всё же был чарующе тёплым, как и те слова, что он произносил, хоть и как-то официально что ли, будто выступал в школе с докладом «Любовь к Алисам как вспомогательная часть предназначения и механизма функционирования чудес: предпосылки и перспективы развития». Девушка приятно смущалась, она вспоминала прошлое: их первую встречу в классе мистера Раттена и погоню за когтястым котом, почти сутки в доме Джефферсона, куда её привела коробка с рубашками, ставшая ключом в удивительный сон, природу которого она даже не хотела выпытывать, пусть останется чудом; удивительное свидание с дорожкой из карт и подаренным кулоном – осколком чашки, разбросанные по полу сладкие шарики, его гнев, когда девушка попыталась узнать правду, коснувшись шрама на шее, их первая близость и десятки ночей после, переезд, завтраки в семейном кругу с дочерью – столько деталей разом вспыхнули в памяти, ставшие её настоящим, её сказочной реальностью. Чем больше она жила с Мэттом, тем более ей казалось, что так было всегда, словно он сам и всё, окружавшее их, было таким привычным и родным.
Шляпник продолжал свою речь, обнажая такие простые истины, он и раньше говорил ей подобное, но разве теряют вкус эти искренние чувственные признания от раза к разу, звуча из возлюбленных уст? Джефферсон говорил, что не хочет разлучаться, примешивая поправки на геройство и предназначение, о которых Лиддердейл совершенно не думала, только о нём, о её Шляпнике, о её любимом, бесценном, являвшим собой воплощение мечты. Сделав финальный словесный аккорд, мужчина потянулся в карман, Алиса по своей наивности не ожидала того, что окажется в её ладошке, спустя несколько мгновений. Красивое кольцо с крупным бриллиантом – настоящая зависть любой невесты, напоминающее ещё и о изрядной состоятельности жениха. Впрочем, самой Алисе было совершенно не важно, будь даже оно просто из проволоки, колечко не стало бы менее ценным и символичным.
- Джефф… - почти прошептала девушка, у которой перехватило дыхание от осознания происходящего, её глаза загорелись ясными звёздочками, устремлёнными на Шляпника, - ты серьёзно? – она так растрогалась и разволновалась, что даже задышала тяжело.
Алиса сжала кольцо в кулачке и крепко обняла Мэтта, возбуждённо шепнув на ушко:
- Джефф…я.. – Алиса судорожно пыталась вспомнить, что в этом случае полагается делать, а то на радостях совсем растерялась - я согласна…
Девушка чуть отстранилась, протягивая Шляпнику кольцо и свою ручку, чтобы тот надел его на пальчик невесты, а сама нежно провела по его щеке ладонью, глядя самым счастливым на свете взглядом, - Я люблю тебя, Джефферсон. И что бы ни было…я буду с тобой всегда, - произнесла она полушёпотом, ведь он был совсем близко. Невольно притягиваясь ещё ближе, она обняла мужчину за шею и коснулась его губ в чувственном поцелуе, скрепляющем её согласие.

+2

8

Конечно же, он хотел это услышать. Надеялся, но безумно волновался, опасаясь отказа. И когда заветные слова были произнесены, не сразу осознал, что стал еще на шаг ближе к мечте. Подхватив почти невесомую руку любимой, шляпник попытался сделать то, что и было положено - то есть, надеть кольцо, но...
Вмиг забыл о символическом украшении. Алиса всегда была такой - нетерпеливой, нежной, головокружительной. Ее прикосновения забирали его из реальности, какой бы та ни была: ужасной, как во времена Заклятия или путешествия Грейс в Неверленд, или прекрасной, как ночи, что они проводили вместе. Всего один раз он потерял голову в прямом смысле этого слова, но каждый раз, когда Алиса касалась его, терял ее снова и снова от любви и нежности.
Джефферсон быстро перехватил инициативу в поцелуе, наощупь надевая на тонкий девичий палец обручальное кольцо. Ее волосы все еще пахли дождем и цитрусами - да и когда бы им было высохнуть? Огонь согревал ноги, а до макушки тепло добиралось не так быстро. Освободившейся рукой мужчина коснулся волнистых прядей, отводя их назад и зарываясь пальцами поглубже. Как же ему теперь хотелось послать к черту Страну Чудес вместе с ее легендами, с ее, пусть и милыми, жителями, с обеими королевами и Чеширом на сдачу. Но нет. И как его только угораздило полюбить Спасительницу?
Спасительницу, у которой такие глаза. Джефферсон перехватил чуть безумный взгляд девушки. Эти глаза горели ничуть не хуже бриллианта в кольце, но их блеск был ему в сотни раз важней.
- Я люблю тебя.
Снова и снова. Он готов был повторять ей это каждую минуту, каждое мгновение, пока она не устанет. И целовать, вдыхая ее чарующий аромат, в этот раз смешанный со свежестью дождевых капель. И касаться, ощущая, как отзывается она на каждую ласку. Чертов свитер только мешал. Мужчина честно пытался разобраться в хитросплетениях, но этой ночью, кажется, вся одежда мира была против него.
Все-таки, крыша - это была ужасная идея. Джефферсон, боясь отпустить любимую даже на секунду, поднялся на ноги, увлекая ее за собой. Но магия ее глаз снова оказалась сильнее, чем любое его намерение. Не в силах отвести взгляд, он снова целовал Алису: так долго, что, казалось, время остановилось для них. Пока за спиной не послышался ужасающе неприятный, до ужаса знакомый звук.
Шляпник непроизвольно вцепился в Алису, в надежде хоть как-то защитить, и резко обернулся. Нет, ему не показалось.
- Беги! - закричал он, отталкивая девушку. - Беги скорее! Спасайся!
Ему не показалось. Это был один из драконов Леоноры. А та хотела одного - смерти легендарной Спасительницы. Джефферсон схватил камин и бросил его в дракона. Не то, чтобы огонь представлял какую-то опасность для огнедышащей твари - но, может, удастся выгадать для Алисы хотя бы полминутки?

+2

9

Лететь в темноте было приятно, особенно в такой дождливый вечер. Тучи застилали небеса, скрывая звезды, луну и тех, кто замышляет грязные дела. Имея от природы черный цвет кожи, Бармаглот с легкостью сливался с ночным, дождливым небом. Конечно, человек умеющий отличать даже мельчайшие оттенки, скорее всего, смог увидеть чудище в этой непроглядной темноте, освещенной лишь светом ночного городка.
С высоты низких туч, на Сторибук открывался удивительный вид. Никогда прежде Бармаглот не видел ничего подобного, столько света в одном месте, будто тысячи тысяч свечей одновременно зажгли во всем городе.  Удивительные кареты неслись порой с быстротой самого резвого скакуна,  напоминая своей целеустремленностью обычных муравьев в их повседневном быте.
«Муравейник», — подумал Бармаглот, подобрав нужное сравнение. Разглядывая мимоходом удивительный Сторибук и рассекая слоисто-дождевые облака угольно-черными крыльями, он летел к нужному ему дому. Дракона осведомили о том, что Шляпник может знать, где найти Алису. Он предполагал, что ему удастся добыть эту информация из него. Знания о том, где он живет, было предельно точны, но Бальтасару потребовалось некоторое время, чтобы суметь найти нужную улицу. Добавляло сложности то, что ему приходилось быть осторожным и скрытным, королева не спешила сообщать о своем вторжении.
Примерно через час, нашелся нужный дом. Чтобы не привлекать ненужного внимания, Бармаглот приземлился на соседнее здание рядом с домом Шляпника, аккуратно опустился на него, приняв человеческий вид. Подойдя к краю, он начал вести наблюдение.
Бальтасар подавил возникшее волнение, по телу прокатилась волна неприятных мурашек. Не было сомнений, на соседней крыше находился Шляпник и девушка, дракону хотелось верить, что это Спасительница, которую он так долго искал. Будто хищник, боящийся спугнуть свою добычу, он медленно пригнулся, присев на корточки. Дома стояли довольно далеко друг от друга, но физиология Бармаглота позволяла ему видеть, чем занята пара. Ему не хотелось спешить, действуя опрометчиво, хотя все его естество кричало о том, что сейчас самый подходящий момент для нанесения неожиданного и смертельного удара по своим врагам. Он был слишком близко к ним, если ему удалось тихо и незаметно спланировать на соседний дом, то не факт, что ему удастся также тихо взлететь, не издав ни одного хлопка своими большими крыльями.
Дождавшись пока влюбленные опять будут заняты друг другом, превратившись в крылатое чудовище, Бальтасар сиганул со своего здания. Раскрыв крылья, он начал планировать вниз по диагонали. Неслышно пролетев как можно дальше, уже почти коснувшись земли, дракон напрягся и взмахнул крыльями, подымая себя вверх. Одного раза было недостаточно, чтобы оказаться над крышей дома Шляпника, и тогда он сделал еще один мах, совершив еще более громкий хлопок, чем предыдущий раз. Без сомнений, его уже давно услышали. Шляпник подтвердил  его опасения, приказав девушке спасаться бегством, а сам вступил в схватку, использовав в качестве метательного оружия некое подобие камина. Дракон встретил снаряд в воздухе, отбив его свободной лапой. Желая отрезать путь к бегству, он пролетел дальше, приземлившись между ней и выходом на крышу. Бальтасар во все глаза разглядывал парочку. Опустившись на четыре лапы и приняв угрожающий вид, он заговорил:
Приветствую! Я собираюсь убить вас! Надеюсь, вы успели насладиться вашей последней ночью, — дракон изготовился к стремительному прыжку, избрав своей целью девчонку, — Приготовьтесь к смерти!
Для него на крыше было мало места, он едва помешался, находясь на самом ее  краю. Бармаглот хотел прыгнуть и зубами перекусить шейку Спасительницы, но если он промахнется, то наверняка слетит с противоположного края.

+2

10

[AVA]http://savepic.net/6802746m.png[/AVA]
[SGN]http://savepic.net/6753595.gif[/SGN]
The desire to record and devour you.
The flinch the system crash.
So close, now I can show you,
All the inner working things.
The heat movers, better never envy... make it feel heavy.
Halo heavy, you made me, a bad machine.

[audio]http://pleer.com/tracks/6047790WqAT[/audio]

Прямо перед походом в Сторибрук, Ева узнала, что помнит далеко не все, точнее сказать помнила. Сейчас много воспоминаний стали ей доступны, спасибо магии за это. Столько лет она не помнила, что Шляпник ей должен и вообще не помнила его самого, как он мог сделать такое, не уже ли жадность была настолько велика, что он предпочел стереть память своим спутникам, которые приложили немало сил, чтобы помочь ему. Когда Диксон узнала об этом, она была в не себя от злости, ей хотелось заглянуть в глаза этому человеку и задать лишь один вопрос – почему?
Ева смогла убедить и Бармаглота, и Королеву, что она идет в Сторибрук только ради одной цели – помочь своим близким друзьям, отчасти это было так, но еще, она пришла в этот мир, чтобы отомстить. Сейчас последняя цель была в приоритете, Ева узнала, что Бармаглот идет разбираться со Спасительницей и что возможно, спасительница окажется не одна. Когда Ева услышала, кто может оказаться с ней в голове что-то щелкнуло, ей стало все равно, что с ней сделает Королева, если узнает, что Фурия собирается вершить самосуд, ей стало все равно, что придется сделать с Бармаглотом. Перед ней была только одна цель – Шляпник.
Фурия проследила за драконом, она держалась далеко от него, но на достаточном расстоянии, чтобы не потерять его из виду. В конце концов, Бармаглот добрался до цели, действие происходило на крыше. Диксон испугалась, что опоздала, это придало ей сил для дальнейших действий. Ева с грацией и быстротой кошки забралась на дерево, растущее рядом с домом, ей хватило сил прыгнуть и приземлиться прямиком на край крыши. Глаза девушки в сумерках подсвечивались янтарным цветом, а волосы развевались от ветра, некоторые локоны падали на лицо. Вид у девушки был ужасающим. Диксон поднялась с корточек и зашагала к Бармаглоту, доставая из кармана вещицу, похожую на пудреницу и открывая ее.
-Милый - обратилась она к нему сладким голоском, Бармаглот резко повернулся к ней, его драконья морда была прямо перед девушкой, это как раз ей и нужно было. Фурия выставила «пудреницу» перед собой и подула на нее. Сиренево-бардовая пыльца попала на Бармаглота, и на месте только что стоявшего дракона, лежало обмякшее тело ее друга, но это было не надолго.
-Сладких снов, я сама разберусь - Диксон захлопнула «пудреницу», хорошо иметь с собой пыльцу из Страны Чудес и друга кота, который любит поумничать и рассказать о тех или иных свойствах растений и вообще всего, что находится в его стране. Ева перешагнула через Бармаглота, сверля взглядом Джефферсона.
-Как в старые добрые времена,- прокомментировала девушка свои действия и заодно, напоминая об их прошлом совместном деле – скучал?- Фурия продолжала медленно надвигаться на своего старого знакомого с явным желанием разорвать его на клочки, и только сейчас вспомнила, что здесь есть еще девчонка, с которой нужно разобраться. Ева поменяла направление, Шляпник, понимая, что Алисе по прежнему грозит опасность попытался остановить Фурию, но дракон сейчас была в таком состоянии, при котором любой новичок-маг, может сделать намного больше, чем в другое время. Ева отмахнулась от него, волна сбила Джефферсона с ног, дракон даже не удостоила его своим вниманием, она смотрела только вперед, на свою новую жертву.
Странно, почему Бармаглота считают грозой всей Страны Чудес, ведь Фурия быстрее его, она самый быстрый дракон из существующих, у нее есть магия, пусть еще слабая, но даже будучи человеком, она способна разобраться с драконом, только что она это доказала. Наверное дело в жестокости. Брюнетка зажгла в руке огонь, больше не для того, чтобы поджечь что-то, скорее для того, чтобы испугать Спасительницу и загнать ее в угол, хотя… Девушка метнула огонь под ноги Алисы.
-О дорогая, сидела бы ты лучше дома- обратилась Диксон, оказавшись прямо перед носом Спасительницы. Этому трюку её научил Питер, она еще не пробовала так перемещаться до этого, поэтому получилось появиться слишком близко к своей жертве, но это не портило впечатления. Ева, что было сил, швырнула девушку к краю крыши. Пока Спасительница поднималась на ноги, быстро достала пудреницу и проделала те же самые действия, что с Бармаглотом. Алиса пошатнулась и стала падать, а так как она стояла на самом краю, падать она стала с крыши. Фурия моментально повернулась к Джефферсону, помахала ему на прощание и, расправив руки, шагнула с крыши. Она сделала это все настолько быстро, что успела превратиться в воздухе в дракона и подхватить Алису у самой земли.

+1

11

Как-то интуитивно, не разрывая сладкого плена поцелуя, Джефферсон надел на пальчик своей новоиспечённой невесты кольцо и, высвободившая ручка девушки тут же ласково обвила его шею, обнимая сильнее в несдержанном порыве. Зной его распаляющейся страсти, горячее и трепетнее любого каминного огня согревал изнутри, жаром растекаясь по всему телу. Алиса с готовностью принимала и вдвойне отдавала всё то, что будоражило во влюблённых их чувство. Признания, так самозабвенно сыпавшиеся с уст, подобно заклинанию, способному возродить и пресытить силами, кружили голову, лишали последних остатков и без того безрассудного разума.
- Я люблю тебя, - вторила Мэтту его возлюбленная, задыхаясь от счастья. Чёрный искрящийся светом россыпи звёзд потолок ночи и балдахин из сумрака с ароматом противоположностей: пламени, мирно потрескивающего совсем рядом, и свежести дождя, приправленных терпкими нотками кисло-сладких фруктов, создавали атмосферу чарующую, противиться которой было просто невозможно, а потому попытка Шляпника увести Алису в дом провалилась под чистую и он, увлекаясь и не в силах оторваться, покрывал ласками и поцелуями так упоённо, что хотелось раствориться в этом ощущении, словно сахару в кипятке.
Насколько же может быть зыбко сиюминутное забвение и счастье. Пальцы Джеффа вели отчаянную борьбу с одеждой девушки под аккомпанемент затяжной канонады поцелуев, как вдруг раздался какой-то странный звук, от которого Алиса вздрогнула, а Мэтт прижал возлюбленную к себе, с ужасом оборачиваясь на источник беспокойства. Лиддердейл стало не по себе от такой реакции Шляпника. Она посмотрела вслед его взгляда и охнула, но не от страха, а скорее от восхищения. Огромное крылатое чудовище, похожее на злого грозного дракона из сказок про принцесс, парящее в воздухе грозной тучей. Его жутко хотелось рассмотреть поближе, каждую чешуйку, залитую лунным светом, каждый коготь и полупрозрачные крылья. Хотя бы ради этого, его стоило победить. И отдать для опытов! Сейчас чего только не удумают, а пара экзекуций такому зверю не повредит, ради общего блага-то. Мэтт не дал Алисе насладиться созерцаниями и резко оттолкнул её в сторону, умоляя скорее бежать.
- А ты?! – с отчаянием ответила девушка, не желая оставлять возлюбленного наедине с монстром, но Шляпник был предельно твёрд и настойчив. Алиса дёрнулась в сторону, краем глаза заметив, как очаг полетел в дракона, взметая в воздух целое облако раскалённых искр. Но добежать до двери не удалось, крылатый как-то внезапно отрезал путь к отступлению. Лиддердейл оставалось только пятиться и оглядываться по сторонам, надеясь придумать новый план бегства. Хороша Спасительница Страны Чудес, при первой же опасности не знает, что делать. Нежась в сладости своей любви, она совсем забыла о том, что для исполнения предназначения нужно всё-таки больше, чем просто на то согласие. Дракон оказался ещё и говорящим аки попугайчик и на удивление попугайчиком вежливым.
- Какое официальное заявление, вы бы ещё открытку прислали! – ответила Алиса, стараясь не показывать своего страха, ведь страх – это уже половина проигрыша. Вдруг рядом очутилась девушка, вид её разлохмаченный, кровожадный под маской коварного елея создавал впечатление под стать крылатому убийце. Алиса сделала ещё шаг назад, наблюдая за происходящим. Незнакомка произвела какие-то странные манипуляции, дунув в драконью морду из пудреницы лиловое облачко пыли, от которой чудище вдруг приняло облик человеческий и не очень-то бодрствующий. «Вот чудеса! Надо будет узнать про этот волшебный порошочек и достать на всякий пожарный», - подумала Алиса. Кстати о пожаре, по рассыпавшимся дровам пополз огонь, медленно захватывая крышу дюйм за дюймом. Девушка же, расправившись со своим, как видно, знакомым, если, конечно, она не зовёт милыми всех подряд и, на удивление Алисы, устремилась к Джефферсону, видок у неё был в тот момент не самый дружелюбный. Лиддердейл уже не видела её лица, но по словам было ясно, что девушка и со Шляпником имела знакомство. Главное, чтоб это была не разгневанная матушка Грейс, восставшая вдруг с того или какого бы там ни было света. Про неё Алиса почти ничего не знала, да и расспрашивать не особенно желала, но хотелось искренне верить, что милое яблочко Грейс откатилось не от этой яблоньки. Могущественная девушка надвигалась на Мэтта, который явно был рад этому не больше, чем при виде здоровенного клыкастого дракона. Алиса в это время оглядывала глазами крышу, пытаясь найти что-то тяжёлое, чем можно огреть дамочку по голове. Та как назло обернулась и решила удостоить своим вниманием и саму Алису, метнув ей под ноги озаривший мрак огненный шар и отбросив потоком силы Шляпника в сторону. Лиддерлейл отдёрнулась, внутри всё дрогнуло, когда Мэтт был сбит с ног, теперь свирепела и сама Алиса. Незнакомка внезапно оказалась стоящей прямо в упор перед блондинкой. Лиддердейл вздрогнула от неожиданности.
- В следующий раз непременно спрошу вашего совета, - процедила она сквозь зубы. Если бы что-то было в руках, она бы непременно огрела противницу, которая, в свою очередь, церемонится не собиралась, сбив с ног и Алису, которая очутилась на самом краю крыши, тихо простонав от боли, но не сдаваясь. Лиддердейл собрала волю в кулак, чтобы подняться, хотя пульсирующей острой болью сковало ногу и пронзило спину. Но темноволосая девушка решила повторить свой фокус с пудрой. Сверкающая фиалковым багрянцем пыльца защекотала в носу и стала саднить горло. Алиса пошатнулась, с ужасом глядя за край крыши и на Джефферсона. Лиддердейл протянула в сторону возлюбленного руку и глаза её закатились, а ноги потеряли ощущение опоры. Чёрный потолок неба с яркой россыпью звёзд и жемчужной бусиной луны, балдахин сумрака и противоречивый запах огня и сырости, смешанный с фруктовыми нотами и пьянящим ароматом кожи любимого и желанного. Чёрный потолок неба. Чернота.

+3


Вы здесь » Once Upon a Time » Magic is Here » На самом интересном месте, 1 ноября, поздний вечер.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC