Once Upon a Time

Объявление



❖ Добро пожаловать в наш мир:

Вы пришли на ролевой проект по мотивам сериала "Однажды в сказке". Здесь вас ждет удивительный мир, полный загадок и приключений. Волшебство и вера в чудо - то, что нужно, чтобы стать счастливым. Здесь вы можете окунуться в мир, пронизанный магией.
❖ Администрация

Администратор: Matt Jefferson
Модераторы: Paige Gardener, Henry Mills, Night Fury, Emias Dante, Leonora
❖ ТРЕБУЕТСЯ СПАСИТЕЛЬНИЦА!



❖ Баннеры и топы


❖ Лента новостей:

9.10.2015
• Открыт новый игровой раздел Skin Deep.

10.09.2015
• Сегодня нашей Сказке исполняется ТРИ года! Поздравляем всех, кто живет в ней и пишет ее! Вы самые лучшие!

01.09.2015
• Открыта сюжетная перекличка до 08.09!


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Once Upon a Time » Иные эпизоды » С ума сходят по очереди, это только гриппом вместе болеют)


С ума сходят по очереди, это только гриппом вместе болеют)

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

http://s7.uploads.ru/JxaIz.jpg
1. Название эпизода: С ума сходят по очереди, это только гриппом вместе болеют)
2. Место, дата и время: Страна чудес Тима Бертона, после Бравного дня, утродение
3. Участники: Генри (Иноканоан), Грейс (Соломея), Алиса (Дейнерис)
4. Краткое описание: В Страну чудес всегда попадали самыми дивными способами. А что будет если в сказочный мир попадут вампиры управляющие магией иллюзий и прекрасная Мать драконов?

Отредактировано Henry Mills (2013-12-06 14:42:48)

+2

2

[jok im:http://sc.uploads.ru/t/JAOtC.png]Соломея[/jok]Травинки медленно покрывались  инеем и опускались к земле, в дальнейшем и вовсе исчезали, оголяя черную как смоль землю. Вот что такое жизнь, она приходит и уходит, а Соломея все еще здесь. Ей не вырваться, не уйти, не достучаться. Девочка заключена во что-то. Это не ее мир, не Грань. Она здесь одна. Одинокая. Пальчики ребенка зарылись в землю, которая постепенно превратилась в белоснежный снег. Такой же, как был в столице. Без сомнений она умерла. Но разве смерть это не темнота? Разве не это должно было ее ждать? Черное нечто окутывающее с ног до головы, пахнущее ничем и заставляющее сущность полностью раствориться? Или же для безумцев смерть иная? Безумная... Яркая... Шумная... Одинокая!
Девочка приоткрыла глаза, и первая снежинка приземлилась на ее курносый носик. Они все так же танцевали, безмятежно и грациозно, как бабочки, форму которых приобрели и вихрем взмыли вверх. Вишневые глаза ребенка все с таким же восторгом следили за происходящим. Иллюзия, никогда ей не надоест. Это единственное что связывает ее с братом.
Малышка вновь закрыла глаза. Было ли то что она помнит по настоящему или это одна из тех реальностей, которые они вместе пережили? Как печально, что ей давалось только прошлое, а Иноканоан мог думать о будущем.
Девочка перевернулась на живот и подперла ладошками свое личико.
Атум должен был умерить. Он всегда умирал. Иногда убивая всех до единого, иногда оставляя в живых несколько. А порой выпуская на волю "крылатых" существ, но всегда умирал.
Малышка протянула руку, и к ней из-за кустов вышел ее любимец. Ранее он был похож на Волка, с огромным разрезом между глаз, сквозь который были видны живые ткани, кровавое месиво вместо мозга. Сейчас же, существо приобретало новую форму. На мгновение, оно стало похожим на морковку, но дальше - куда интересней, у корневого растения выросло два пушистых хвоста, появилась морда, издалека напоминающая поросячью, но, пятак в момент изменился, стал более впавшим, словно на "морду" животному упустили пару тройку утюгов. Пасть и вовсе отсутствовала. И лишь два больших глаза ярко фиолетового цвета, без какого либо намека на зрачки с покорностью и лаской смотрели на свою хозяйку.
Но даже это еще не было концом. Неизвестное создание встало на задние лапы, и медленно подошло девочке. Существо лишь издало злобный гортанный звук и положило свою милую мордашку около Соломеи, зарывшись передними лапами в сугроб окружающий девочку.
Ребенок не мог сдержать собственную улыбку. Ей нравилось творить, играть с формами и созданиями. Если бы это только увидел Иноканоан, ему бы понравилось...
Воспоминания о брате заставили немного загрустить и детская наивность, отражающаяся на лице сменилась вековой задумчивостью. Она уже давно не побывала "связаться" с Киней. Ее ощущения брата пропали, словно его не было. Скорей всего, просто ее уже нет.
Малышка глубоко вдохнула и попробовала направить все свои силы на то что бы "достучаться" до родича. Возможно, когда она только появилась в этом месте, у нее просто было слишком мало сил, она была слаба. Сейчас же она сможет и попробует, последний раз.
Усевшись поудобней. Уткнувшись носом в коленки, Соломея что есть силы кричала и призывала внутри себя брата.
Она как мантру повторяла: "ИНОКАНОАН!!!" но, было тихо.

+2

3

[jok im:http://s4.uploads.ru/t/5pbY4.jpg]Дейенерис[/jok]

В эту ночь Дейенерис плохо спалось, она ворочалась, прикрыв веки, но беспорядочные сны не давали забыться в безмятежности. Задремав, она снова увидела образ своего брата Визериса, который бил её и кричал, что она разбудила дракона. Дени не пугалась как раньше, она твёрдо смотрела в его фиалковые глаза, гордо расправив плечи. Ты не дракон, Визерис! Сон оборвался, её уже давно не мучили подобные кошмары, она села на постели и задумчиво откинулась на изголовье. Перед глазами снова появилось лицо белокурого брата, по лбу которого стекали струи плавленого золота, его кожа шипела, поднимался пар, смешанный с противным запахом, глаза застыли в ужасе. Визерис был жалок, как всегда жалок, теперь она это отчётливо видела сама, не только со слов сира Джороха. На мгновение её обуяло чувство вины, девушка закрыла лицо руками. Но ведь он сам виноват, она просила его вести себя благоразумно. Шумно выдохнув, Дейенерис встала и вышла на воздух, бросив ласковый взгляд на её возлюбленных детей-драконов Дрогона, Рэйгаля и Визериона, которые сонно клёкотали, свернувшись недалеко от ложа своей матери, ещё такие маленькие, но уже одним своим именем наводящие страх на земли Эссоса и Вестероса, в особенности, как она надеялась, на короля-узурпатора, которого однажды она выжжет с железного трона.
Служанки остались мирно дремать внутри, хотелось побыть одной, подышать ночным воздухом, посмотреть на звёзды. "Моё солнце и звёзды…" - печально прошептала Дени, глядя на иссиня-чёрное небо, вспоминая своего почившего мужа, её могучего кхала, который больше никогда не произнесёт в ответ "Луна моей жизни". Грусть и тоска сжали грудь, по щеке скользнула затаённая слеза, которую девушка смахнула, пытаясь подумать о чём-нибудь другом.  До Астапора осталось совсем немного, скоро Дейенерис получит лучшую армию, и тогда уже ничто не сможет помешать её восхождению на престол Семи Королевств. Эта мысль подбадривала её, давала сил, хотя всё же ей порой мечталось вернуться в дом  Виллема Дарри в Браавосе и жить мирно и спокойно.
Прикрыв веки, Дени брела вперёд, чуть поёжившись от прохладного ветра, развевающего длинные жемчужные пряди волос, сверху заплетённые в косы. Принцесса подумала, что не отказалась бы сейчас от ванной с горячей обжигающей водой, такой приятной для её драконьей крови, с лепестками цветов и ароматными маслами. Но вдруг по телу пробежали странные мурашки, Дени открыла глаза, но мрак не исчез, напротив, он словно сгустился, давил со всех сторон. Дейенерис испугалась, она оглядывалась по сторонам и заметила, как в темноте стало появляться что-то странное, словно пёстрые кубы, подобных которым она никогда не видела. Она ощущала себя непривычно и странно, страх смешивался с любопытством: не то её одолел очередной кошмар, не то это магия, с которой Дейерерис сталкивалась в прежде в Кварте. Ещё мгновение и девушка почувствовала, как сама начинает меняться, она с ужасом посмотрела на себя, её стало казаться, что она сама превращается в куб, готовый распасться на сотни квадратиков. Голова кружилась от непонятных новых ощущений, которые становились всё более странными, кажется, тело принцессы вот-вот разорвётся, а кровь вытечет, превращаясь в пламя. Дени взмолилась, чтобы эта пытка поскорее закончилась, она вдруг почувствовала себя маленькой испуганной девочкой, почти задыхаясь, девушка закрыла глаза ладонью, а когда открыла, её ослепил яркий утренний свет. Дейерерис Таргариен с трудом удерживалась на ногах, она осела на землю и заморгала глазами. Вокруг было мрачно и холодно, снежинки, кружась, опускались на оголённые руки, заставляя белокурую девушку поёжиться. Её взгляд упал на покрывшуюся инеем траву. Неужели я на Севере? – мелькнула мысль в голове, ведь она не была даже в Королевской Гавани, что уж говорить о Винтерфелле и его окрестностях, а потому совершенно не представляла себе местность.
Подняв голову, Дени увидела девочку, на которую сразу не обратила внимания. Она была диковинно одета, а потому было совершенно не ясно: благородного ли она происхождения, служанка или вовсе рабыня. Что ж, сейчас это было не так важно, больше всего её заботило то, что она одна, без своих детей и сторонников.
- Где мои драконы? – с ужасом произнесла Дейенерис, - Сир Джорах! – окликнула она, но даже намёка на присутствие верного рыцаря не было.
Дейенерис подошла к девочке, с беспокойным любопытством разглядывая её своими фиолетовыми глазами.
- Что это за место? – спросила кхалиси мягко, без заносчивости.

+1

4

[jok im:http://sc.uploads.ru/t/JAOtC.png]Cоломея[/jok]
Ее собственное создание дернулось, задев пушистым хвостом ногу ребенка. Иллюзия не сводила взгляда с гостьи, издавая лишь грозное сопение. Остатки Грани защищали Соло как могли, остатки силы помогали девочки не умереть от скуки. Место, в котором она находилось, боялось ее, избегало, пыталось искоренить, убить... но в итоге просто оставило в покое. Как оказалось, сумасшествие ребенка и ее силы были куда "безумней" этого места. Соломея не спешила откликаться на вопрос незнакомки. Девочка в последний раз и как можно громче выкрикнула имя брата и резко вскочила на ноги, будь-то, проснувшись от сна.
Склонив голову на бок, Соломея рассматривала стоящую перед ней женщину своими ярко вишневыми глазками.
- Там где ты меня оставил - изрекла малышка в затылок которой резко ударил поток ветра наполненный легкой прохладой и запахом моря. А ведь не удивительно, так как за спиной малютки возникла каменная стена с огромным окном, за которой открывался безупречный вид на бескрайнее море. Шум волн и крики чаек, в какой-то степени были реальны.
Девочка сделала шаг в сторону. Под ее маленькими пальчиками ног, откуда не возьмись, появился темный мраморный пол, вместо деревьев возвышались огромные колонны, а на потолке висела огромнейшая люстра из сапфиров. И все бы ни чего, если бы не ядовито оранжевый цвет, что в долю секунды окрасил все это место.
- ты не рад, что я жива? - Соломея улыбнулась своей самой искренней улыбкой - я тебя звала и вот ты тут...
Из угла новоиспеченной комнаты вырвалась одна из очередных иллюзий ребенка. Уродливая обезьяна, у которой вместо лап и хвоста были щупальца. Она кричала и медленно ползла к собеседницам, оставляя за собой вязкий след.
Соломея не обращала внимания на собственное создание, она со всей внимательностью разглядывала фиолетовые глаза гостьи. В ее лице и эмоциях она не видела восторга. Иноканоан бы не смог удержаться от комментариев. Ему нравились безумные создания Соломеи. Ему нравились, а этой белокурой - нет.
- ТЫ НЕ ОН!!! - крик ребенка разрывает комнату  изнутри, так как и боль, разрывала ее. Одна большая трещина ползет по стенам. Вот-вот и все рухнет, разорвется, умрет. Так и случается. Все что окружает двух девушек рушиться. Порыв ветра подхватывает осколки иллюзии и взмывает их резко вверх. Один из ошметков перерезал глотку "обезьянке" все еще ползущей к ним. Частицы бывшего строения начали оседать, - но это уже были не ошметки, а бледные лепестки ландышей, запах которых все еще витал в воздухе. Девочка упала на колени. Каштановые пряди аккуратно легли на ее глаза.  - не он...
Пошел снег.

+1

5

[jok im:https://pp.vk.me/c616319/v616319308/d391/0bSB1_zG938.jpg]Иноканоан[/jok]
Иноканоан с серьезным видом и с любопытством стоял чуть поодаль, наблюдая как Паула Фериартос пытается овладеть еще одним из видов иллюзий. Сосредоточенная и хмурая, она была очень забавной в своих далеко не всегда разумных и действенных попытках. Для нее это не было игрой и развлечением, это было тяжелым упражнением, учебой и работой. И все же она его развлекала.
Спустя смерти Основателя и того, как некроманты очистили Столицу от последствий прошло почти полгода. Паула убедила Антониса перебраться всем подальше, например, в прекрасную Францию, и глава согласился. Иноканоан же, на слезное ее предложение последовать с ними лишь задумчиво выпустил в сторону облако сигаретного дыма и качнул головой.
- Я не поеду с вами. Даже не проси, - увидев как поникли ее плечи, он добавил спустя несколько минут молчания, - Но, возможно навещу тебя. Посмотрим.
Так и вышло. Оставаться в столице, и в их опустевшем дивном доме совершенно не хотелось. а бродить вечность на Грани, с каждой минутой, каждой секундой всем своим существом чувствуя что Соломеи больше нет - было настоящей мукой.
Он растворялся в пространствах своего безумного мира как вдруг услышал то, что давно уже не могло его потревожить. ЗОВ! Слабый и легкий, как дуновение ветерка в штиль, и все же это был до боли знакомый голос.
Не теряя времени он рванул туда, откуда слышался зов. Мир во круг взорвался красками, это разорвало на миллиарды разноцветных частиц, и чувствуя как даже в таком состоянии губы его растягиваются в улыбке удовольствия, он летел в неизвестность, чтобы понять что произошло. Неужели воображение играет с ним? Сознание обезумевшего от одиночества существа понимает что ему предстоит еще вечность и рядом с ним больше никогда никого не будет...

Наконец прибыв, частицы его тела снова слетелись в кучу, создавая как из пыли парня 16 лет, небрежно одетого и хмурого. Мир в котором он оказался был таким как Грань кажется, но все же совсем другим. Иноканоан чувствовал что суть магии здесь иная, хотя свою не утратил и это порадовало Легамента. Оглядевшись он замер. Взгляд фиолетовых глаз остановился на двух стоящих рядом девушках. И одна из них была Соломея.
Как? Это не возможно! Но сомнений быть не могло. Это она! Рядомс ней, в подтверждение этого стоял ее любимец, которого сестра так любила. Создания, которые так любило создавать его чудное, не ограниченное рамками стереотипов воображение. Но насколько можно верить тому, что ты видишь в этом мире? Насколько это реально? Стараясь не подавать виду, он с непроницаемым лицом достал из кармана сигару, подкурил и глубоко затянулся. Придется во всем разобраться!

Отредактировано Henry Mills (2014-04-23 02:20:24)

+1

6

[jok im:http://s4.uploads.ru/t/5pbY4.jpg]Дейенерис[/jok]

В лёгком струящемся платье было зябко, но Дени не замечала непривычной прохлады, она смотрела на девочку, поражаясь её глазам цвета вишни, подобных которым прежде никогда не встречала.
- Там, где ты меня оставил, - Дейенерис посмотрела с недоумением, - я тебя звала и вот ты тут...
Белокурая принцесса обернулась, словно бы обращались не к ней, а к кому-то другому за её спиной, но там никого не было, только всё вокруг изменялось: воздвигались стены и пол с колоннами и огромная люстра невиданной красоты, коих Дени не видела ни в Пентосе, ни в Кварте, ни в других Вольных городах, виднелось море, слышался шум прибоя и крики чаек, всё вокруг озарилось режущим глаза цветом, словно солнечным, но куда насыщеннее и ярче, будто на лицо скользнуло полупрозрачное оранжевое покрывало. Дейенерис вспомнила видения в Доме Бессмертных, вспомнила магов Кварта, ухмыляющихся синими губами, ей стало жутко, тогда от верной смерти её спасли драконы, теперь же их не было рядом. Дени посмотрела на свои руки, ниспадающие пряди лунного цвета и своё одеяние, нет, она не изменилась, а потому причин обращаться к ней так, как это делала незнакомка, не было никаких.
- Мы встречались прежде? Кто ты? – спросила девушка, но не отступила назад, её лицо приняло более строгий вид, улыбка исчезла с побледневшего лица. Возле неё появилось чудище, глядя на которое кхалиси замерла, уродливое и нелепое, оно двигалось к ним, заставляя принцессу поёжиться. Девочка внимательно следила за ней и её радость сходила на нет с каждым мгновением, что невероятно настораживало.
- ТЫ НЕ ОН!!!  - не он... – вот что-то начало проясняться. Трудно сказать, с кем девочка перепутала Дени, но спрашивать как-то совершенно не хотелось, её оглушительный крик пронзал душу, окружающий мираж начал рушиться. Дейенерис невольно заслонила голову руками, боясь, что один из осколков этих магических видений перережет ей глотку, так же, как и причудливой обезьянке с щупальцами, но ничего не произошло, лишь в воздухе появился запах ландышей и ветер приносил их лепестки, а затем принцесса снова ощутила холодные прикосновения снежных хлопьев. Дени пыталась понять, где она оказалась и что происходит здесь, но мысли беспощадно путались. Она вспоминала обо всех местах, о которых рассказывал ей брат, он ни одно описанное им место и явление не было и отдалённо похоже на то, что творилось перед взором Бурерождённой.
Девочка сидела на коленях, её лицо исказила душевная боль. Дейенерис стало искренне жаль её, но какой-то невольный страх ещё не давал ей подойти ближе.
- Как тебя зовут? – осторожно спросила Дени, в голосе её сквозило сочувствие. Кхалиси ещё не знала, кто перед ней: враг или друг, но не могла остаться в стороне. Наверное, именно потому её и любил народ, потому так приветствовали жители освобождённых городов – за не безразличие к чужим судьбам, даже самым, казалось бы, жалким. Принцесса, однако, ещё помнила горький урок прошлого, когда наивно доверилась спасённой мейеги, заплатив за магический обряд слишком высокую цену. Да, теперь это, казалось судьбой, ведь благодаря этим печальным обстоятельствам на свет появились её драгоценные дети, её драконы, но теперь проникаться довериям к колдунам она совершенно не хотела.
Внезапно откуда-то из воздуха появился юноша, его вид был не менее странен, чем у незнакомки. Он встал с непринуждённым видом, словно ничто не удивляло его, вытащил сигару и закурил. Разглядывая его, Дейенерис шире открыла глаза, как громом поражённая. Это невозможно! Принцесса подошла к нему ближе, глядя с удивлением и благоговением. Его фиолетовые глаза, такие же как у покойного брата Визериса и её самой завораживали, она пыталась разглядеть в нём иные черты валирийской внешности, и если телосложением он был похож: невысокого роста, довольно худой, то о положенном серебре волос напоминала лишь одна прядь. Впрочем, из своего рода Дейенерис видела только одного лишь Визериса, а потому точно не представляла, как могли выглядеть остальные её родственники.
Дени хотела протянуть руку, чтобы коснуться его кончиками пальцев, но удержалась. Она помнила рассказы о брате, убитом ещё до её рождения.
- Ты из нашего рода? Ты – Таргариен? – произнесла она. - Рэйгар? Брат? – робко спросила принцесса. Неужели он выжил? Спасся, как и она с Визерисом. Но от чего выглядит так странно?

+2

7

[jok im:https://pp.vk.me/c616319/v616319308/d391/0bSB1_zG938.jpg]Иноканоан[/jok]
Соломея сидела на земле, опустившись на колени и вся ее поза выражала горе утраты. Сколько времени для нее прошло? День, неделя, месяц, а может века? Он двинулся вперед медленно, наблюдая как незнакомая девушка в легком одеянии склонилась над его сестрой, что-то сочувственно шепча. Вдруг заметив его незнакомка поднялась. Сколько удивления было в ее взгляде. Пожалуй только боязни поверить во что-то.
Иноканоан смотрел на нее, чуть склонив набок голову и выпуская иногда клубы сизого вишневого дыма. Соломея это или нет, он разобраться успеет. Торопится, поддаваясьэмоциям, не стоит. За столетия он понял, что это плохой способ принятия решений. Если это Соло, если эта часть его подсознания и правда жива, то девочка почувствует его. К тому же малышка никогда не любила чтобы не дергали без дела, пусть посидит, подумает, он не спешил. А у меня пока будет время понять что это за место и что за девушка передо мной!
Тем временем незнакомка приблизилась к нему и теперь Иноканоан точно рассмотрел что глаза у нее такого же цвета как и глаза его оболочки, а волосы у нее жемчужно белые и учитывая что на вид ей лет 15 девушка прекрасно сложена и красива. В фиолетовых глазах, устремленных на него было столько благоговения, будто он вернулся на несколько веков назад и его снова считают богом.
- Ты из нашего рода? Ты – Таргариен? – спросила девушка на плохо знакомом языке. Казалось что языка этого он ранее никогда и не слышал, но место быдто само помогало им понимать друг друга. Он снова оглянулся, - Рэйгар? Брат?
Легамент улыбнулся краем губ, и снова бросил взгляд на сестру. Отвечать ей было необязательно, но можно было устроить из этого настоящую игру, развлечение. Он не хотел скучать, ожидая пока Соло обратит на него внимание. К тому же слова о родстве позабавили его.
- У меня были братья и сестры, - медленно произнес он и снова затянулся, чтобы скользнуть по ней еще одним изучающим взглядом и добавить, - но все они погибли многие столетия назад. И уж точно никто из нас не назывался тем именем что ты упомянула.

Отредактировано Henry Mills (2014-04-23 02:20:17)

+1

8

[jok im:http://sc.uploads.ru/t/JAOtC.png]Cоломея[/jok]

Пальчики окунулись в песок. Он был еще теплый, словно только что нежился под самыми яркими лучами столичного солнца. Набрав горсть песка, Соло начала пересыпать его с руки в руку. Некоторые песчинки утекали сквозь маленькие щелки между пальцами, так же, как и некоторые воспоминания, и только тот кто пересыпает их из одной руки в другую, может остановить этот поток.
- Как тебя зовут? - голос незнакомки заставил Соло разжать маленькие кулачки и весь песок мгновенно рассеялся по земле, скрываясь за зелеными травинками.
Ее имя? Что ей даст ЕЕ имя? И есть ли у нее все таки оно? Соломия. Правильно ли она помнит? Соло... - в голове девочки эхом раздались два голоса, один был родной и долгожданный - голос брата, вот только она не могла понять, правильно ли она его слышит, он ли это... а второй, мурлыкающе-слащавый, принадлежавший Чеширскому коту. В отличие от первого, второй голос казался более реальным. "Чудеса везде и они приключаются!" - говорил он, прыгая на хвосте.
Девочка взглянула на свои грязные ладони. Вот, что остается от вековой истории или самого полного знания - пыль, так же, как и от нее самой, скоро останутся лишь чудеса. Мир... Мир ярких красок поглотит ее и она станет такой же, как и все... растворится. Именно так говорил Чешир, кот который не менее адекватней чем сама Соло. Чем-то, Чешир напоминал ей брата, порой он говорил достаточно вменяемые речи, а иногда... Мысль девочки перервалась. Ощущение чего-то иного и уже практически позабытого вновь появилось у нее в сознании. На мгновение, она зажмурилась и вновь открыла глаза. На детском личике появилась ухмылка, похожая на одну из тех, которые возникают в минуты облегчения.
Это не были чудеса, они не умеют принимать форму, а уж тем более передавать чувства. Но, если она мертва и это безумие - ее смерть, то...
- Иноканоан... - проговорила малышка, шевеля одними губами. Соло приподняла голову и заливисто рассмеялась. Детский, звонкий смех эхом пронесся по поляне, кажется, его даже подхватили пара великих дубов, хватаясь кроной за ствол, они начали ритмично раскачиваться. Сама же Соломия исчезла, оставляя в место себя рой вишневых бабочек.
Стайка чудесных творений, резко поднялась вверх, сделала пару кругов и аккуратно, вытанцовывая собственный танец облетела гостей, и, собравшись в стайку за спиной парня, вновь материализовалась в Соломию. Девчонка, не долго думая, со всего размаха и присущей ребенку силе ударила брата кулаком в плечо.
- Зачем..? Зачем, Ты это сделал? - Соло еще раз ударила юношу, но на этот раз немного поубавила силу - Ты не мог так поступить!
В вишневых глазках предательски сверкнули маленькие соленые кристаллики. Девочка разрывалась между двумя нахлынувшими чувствами. С одной стороны она хотела достать из-за спины крокетный молоток и как можно сильней стукнуть того кто перед ней стоял, с другой, кинуться к нему в объятия.
Ребенок, выбрал второй вариант и не дожидаясь приглашения, кинулась к Иноканоану, уткнувшись курносым носиком ему в грудь, пробельмотала:
- Зачем ты умер? Ты, не должен был...

+2

9

[jok im:http://s4.uploads.ru/t/5pbY4.jpg]Дейенерис[/jok]

С замиранием сердца смотрела Дейенерис на незнакомца, наполняясь надеждой. Быть последней из своего рода – тяжелое бремя, а к тому же опальной принцессой, которую уже готовы были провозгласить истинной королевой семи королевств. Рядом с ней неустанно был сир Джорах, её любимые дети-драконы и преданные служанки Ирри и Чхику, но, тем не менее, это общество никогда не заполняло какую-то особенную пустоту в душе, одиночество, которое воцарилось после смерти Дрого, её могучего кхала. В моменты, когда грусть и тоска с силой окутывали сознание холодной паутиной, Дени скучала даже по Визерису. О Рейгаре она была наслышала от брата, он был достойным принцем, не иначе. И куда лучше Визериса, как сказал однажды Мормонт. При этой мысли лютая ненависть к узурпатору вспыхнула с новой силой. Но если это Рейгар, если он жив! Дейенерис всегда готовила себя к мысли, что по традиции Таргариенов станет женой своего брата, но Визерис продал её. Тогда ей было обидно, но познав кхала, Дени уверилась в том, что всё делается к лучшему. Что ж, теперь она едва ли могла себя представить чьей-то женой, если только не…
- У меня были братья и сестры, - начал юноша, Дени затаила дыхание, она смотрела в его фиалковые глаза с трепетом, думая о том, как хотела бы вновь обрести брата, свою кровь, стать его женой, и они смогли бы вместе растить их драконов и справедливо править на железном троне. Будущее яркой вспышкой озарилось в сознании, словно картина идеального мира, замечательного, процветающего.
- но все они погибли многие столетия назад. И уж точно никто из нас не назывался тем именем что ты упомянула.
Внутри что-то неприятно сжалось от этих слов, та прекрасная картина разбилась вдребезги. Взгляд белокурой девушки потух, а воздух стал нестерпимо едким, что можно было списать на витающий возле незнакомца дым. Разочарование ударило в грудь так сильно, что принцесса не сразу осознала смысл всех произнесённых парнем слов.
- Столетия назад? Кто ты? – произнесла она требовательно, нахмурившись. Теперь стоило всего опасаться, девушка даже невольно отступила назад. Девочка, которая только что обречённо сидела  рядом вдруг обратилась стайкой бабочек и разлетелась. Дени смотрела на это широко раскрытыми глазами, она боялась, но старалась не выглядеть напуганной. Она вглядывалась в губы юноши и девушки, которая из бабочек вновь превратилась в саму себя, но никакого намёка на синие краски «вечерней тени» не сумела найти. Ей вспомнился Пиат Прей с его сизым языком и губами и образ маленькой девочки, когда Дени чуть не погибла. Неужели она снова в Доме Бессмертных и Пиат нашёл её во имя мести? О нет…кто теперь спасёт её от жуткой магии? Какие ещё испытания ей придётся пройти? Какие соблазны и видения ждут её?
- Дракарис… - прошептала Дейенерис, но понимала, что дети не слышат её. Их не было рядом, она это чувствовала и от этого становилось жутко.
Тем временем малышка, материализовавшаяся подле юноши, начала кричать и колотить его от негодования, а затем обняла, уткнувшись в грудь. Дени отвернулась и отошла, дабы оставить им возможность выяснять отношения после разлуки один на один. Налетевший ветер взъерошил серебряные пряди, играясь с ними и тонкими полупрозрачными шелками квартийского платья, ласкающими её ноги. Дени поправила золотую вставку на единственной лямке, которая неприятно врезалась в молочную кожу и сложила руки на груди, прикрыв оголённую часть, скорее от холода, чем от смущения. Вглядываясь в яркую даль, от которой начинали болеть глаза, принцесса пыталась понять, что же дальше. И где теперь искать заветную правую дверь?

+1

10

[jok im:https://pp.vk.me/c616319/v616319308/d391/0bSB1_zG938.jpg]Иноканоан[/jok]
Легамент внимательно следил за лицом незнакомки. Какие сильные перемены эмоций мелькали на ее лице. Человек стоящий перед кровным братом был молод, наивен и нежен душой, а еще - полон надежд и прятать эмоции еще не научился. Хотя природная красота девушка заставит ее научится быть более сдержанной, иначе не может быть, - слишком многие мужчины захотят воспользоватся этой красивой игрушкой в своих целях, интригах и желаниях. Да, она молода, но задатки правительницы у нее есть уже сейчас.
- Столетия назад? Кто ты?
Он улыбнулся чуть хищно, от чего стал наверное выглядеть еще более загадочно для нее, окутанный клубами дыма и в диковинной современной одежде. Ее же одежда была скорее старинная, с привычкой оголять одну грудь, схожа с привычной для древних греков, однако ткани..были совсем не те.
Ужас тем временем стал наполнять ее глаза. Тот ужас, что бывало Иноканоан видел в глазах тех, кто слышал и осознавал - перед ним не человек, "монстр" как они любили называть кровных братьев, "вампир". Тот, кто способен лишить тебя жизни. Тот, кто способен сделать тебя бессмертным.
Девушка прошептала какое-то странное слово, незнакомое ему ни на одном из существующих или забытых языков. При том, что произнеся его, она выглядела так, будто одно это слово способно защитить ее лучше любого оружия. Так, как фанатики какой-то веры шепчут слова молитв. Теперь его время хмуриться. Кажется девушка из другого мира, как иначе объяснишь незнакомый костюм и язык? Как она попала сюда? И что это за место? Может Соломея знает?
И стоило ему подумать о малышке, как он услышал счастливый звонкий смех. Взгляд нашел ее в одно мгновение, но вместо маленькой девочки над землей уже вилась стайка бабочек, цветом схожих на ее глаза. Они подлетели и радостно закружились рядом с ним и незнакомкой. Он стоял неподвижно, наблюдая за шалостями разбойницы и спустя мгновение веселая стайка уже снова в человеческом виде обижено била его по груди кулачками: 
- Зачем..? Зачем, Ты это сделал? Ты не мог так поступить!
Он улыбнулся, увидев намечающиеся в детских глазах слезы. Совсем как живая! Нет, это она! Сомнений нет!
Такая же изменчивая как всегда! Только что била, а сейчас вот уже доверчиво уткнулась носиком в грудь и шепчет укоризненно:
- Зачем ты умер? Ты, не должен был...
Краем глаза Легамент обратил внимание что незнакомка, назвавшая его братом отошла в сторону, будто смутившись. Но для нее они еще найдут время. А вот с Соломеей стоит поговорить сразу.
- Я жив, бесенок, - он ласково провел ладонью по ее волосам. Снова с ним, живое, импульсивное, непокорное, иногда смешное, иногда дерзкое и немного жестокое, безумное воплощение его сознание..его сестренка! Он так привык к ее компании за столетия, что когда в битве с Атумом решил что она погибла - это стало жестоким потрясением. И фраза "потерять часть себя" была к нему пожалуй наиболее применима, хотя многие потеряли близких и друзей в этой страшной битве. Но он потерял нечто большее...
Заглянув ей в лицо он добавил утвердительно,- И ты жива.
Как случилось так что она оказалась здесь? Почему я не могу ее найти? Вряд ли у нее есть ответы, но успокоить малышку стоит. Возможно ответы есть у незнакомки? Или дело в самом мире?
- Во время битвы я просто спрятал тебя, чтобы..чтобы не потерять. А ты взяла и потерялась в мирах сама. Я не мог тебя отыскать и дозваться, прости, - он улыбнулся примирительно, прекрасно зная что она скорее всего капризно стукнет его кулачком в грудь и надует губки, но конечно же простит. Ведь они не могут друг без друга. И без него ей было так же одиноко и скучно, как и ему без нее.

Отредактировано Henry Mills (2014-04-23 02:23:10)

0

11

- жива... - повторила она, спокойным и тихим голосом - и ты жив.
Соло уткнулась носом в грудь брата и на мгновение застыла, обхватив его маленькими ручками. Как же ей этого не хватало. Она снова рядом, снова с ним. Словно не было этого потерянного времени полного страдания и одиночества. Она теперь знала чего стоит боятся. Не смерть ее страшила и не безумие, а одиночество. Остаться одной, без него, без родного брата... Она больше не сможет и не сумеет.
Потерялась... Как все бывает просто и в то же время сложно. Соломея помнила как Атум направил на нее заклятие. Она чувствовала как магия раздирает ее на куски, превращая в ничто. Ее тело становилось лишь алым дымом окутывающим все вокруг. И вот... он ее спрятал.
Малышка подняла взгляд на Иноканоана.
- Лучше смерть чем жить одной. Не делай так больше... - она оторвалась от юноши и медленно, непоспешно подошла к незнакомки, которая все это время стояла в стороне. 
Девчушка задумчиво посмотрела на полуголую девушку. Откуда же она? Прошлое? Будущее? Иная реальность? Соло на миг закрыла глазки. Она могла возвращаться назад в прошлое, переживать чужие моменты жизни. Она видела все, рождение и смерть, сотни тысяч раз. Все настолько реально и потеряно. То что для некоторых секунда, для Лигаметрии может быть вечность, а вечность - секундой.
Талан Соло - возвращение в прошлое и прогулка во снах. Эти две реальности которыми она управляла отменно. Но, ей никогда не давалась будущее, словно его у нее не было и не будет, если не будет идти за руку с братом. Он был всегда рядом, он будет всегда рядом и его рука, будет сжимать ее маленькую ладонь. Все как и должно быть. Все как и предсказано.
Соло раскрыла глазки и улыбнулась, той бесовской улыбкой к которой она привыкла, которая проявлялась у нее в минуты, когда хотелось шалить. А почему бы и нет? Она теперь целая! Ее братик рядом, а то время которое она здесь провела, в стране под названием Страна Чудес, всего-то миг в ее жизни, самый болючий, самый страшный, но миг. 
Девочка достала из кармана юбки два маленьких мячика. Один красный, второй зеленый. Оба, на глазах белокурой женщины превратились в огромные яйца дракона. Именно такие видела девочка в прошлом у этой незнакомки. Именно такие яйца она прижимала когда входила в огонь. Мать драконов, так ее звали. Что же, а нас зовут - безумцы, так будем соответствовать своим названиям.
Девочка протянула яйца Дайнерис. Глазки ребенка с неподдельным интересом смотрели на женщину. Соло нравилось изучать людей, хоть они были весьма недолговечны.
- Возьми их... - тихим голосом проговорил ребенок. И, как только блондинка коснулась тонкими пальцами чешуйчатых яиц, те треснули и из них, на руки женщины выползли два маленьких дракона. По внешнему виду, они не отличались от тех, которые сопровождали девушку по жизни, но толи еще будет! Драконы взмыли вверх, описывая круг в ярком небе. С каждым взмахом крыльев они росли, становились больше и вид их был угрожающим. Когда существа приземлились, оба были величавы и покорны своей "хозяйке".
Красный дракон внезапно вскинул голову, набирая в грудь как можно больше воздуха. Казалось, вот вот и из его ноздрей пыхнет пламя, но вместо этого, поляна заполнилась яркими мыльными пузырями. Разноцветные пузырьки витали в округе. Они лопались и покрывали все своими мыльными брызгами.
Дракон еще раз сделал вдох и вновь, кучи пузырей летало в округе. Соло задорно засмеялась, кружа в пузырьках, выставив руки в боки. Даже ее маленькое создание, которое еще недавно было макакой с щупальцами, уже больше походило на кошку, в которой виднелись куски оторванного мяса и гнилой плоти, но, она так же радостно кружилась около ног хозяйки.
- Теперь ты! - малышка ткнула пальцем в зеленого дракона, который мирно улегся и наблюдал за действием. В миг, он встрепенулся и... из его пасти вырвался небольшой, но противный смерч, ростом наверное с саму Сломею. Девочка хихикнула, наблюдая как поток воздуха обошел ее направился к матери-драконов. Поплясав немного около женщины, и сорвав с нее всю одежду, смерч ускользнул в глубь леса.
Соло захлопала в ладоши и повернулась к брату, ожидая что же на это теперь скажет он.

+1

12

[jok im:http://s4.uploads.ru/t/5pbY4.jpg]Дейенерис[/jok]

Вместо ответов рождалось все больше вопросов, которые появлялись петлями один из другого, словно чья-то коварная рука ловко вывязывала неопределенность. Юноша выглядел все более загадочно, его глаза пытливо изучали незнакомую девушку с видом мейстера, которому в руки попалась редкая книга из Древней Валирии. Они молча смотрели друг на друга некоторое время, пока его не окружила стайка вишневых бабочек, трепетно порхающих ярким облаком, которое вдруг снова материализовалось в девчушку. Дейенерис пыталась побороть удивление и страх, хотя это место все меньше нравилось ей, как и не вызывали доверия незнакомцы. Разглядывая слепяще-яркую даль, кхалисси думала о том, куда теперь идти, что делать, можно ли где-то достать коня или все же этот мил иллюзорен и выбраться она сможет, лишь поборов соблазны и справившись с наваждениями. За ее спиной разворачивалась трогательная сцена воссоединения. Дени думала о том, чтобы уйти, она и сама как-нибудь справиться, ведь живя за Узким морем ей пришлось вынести немало испытаний, лишений и смертельных опасностей. Когда белокурая Таргариен уже было собралась направиться в сторону пролеска с грибами невероятной величины, которые было видно издалека, внимание девушки вновь привлекла незнакомка. Девочка достала пару шариков, которые на глазах превратились в драконьи яица. Дени застыла в изумлении и по дозволению девчушки протянула к ним руку с нежным трепетом, но как только пальчики коснулись теплой чешуи, она лопнула, давая жизнь двум маленьким дракончикам, которые поползли к своей матери.  Дейенерис была так волнительно обрадована, что не сумела сразу поверить в фальш этого видения, она ласкала драконов, которые клекотали как мурчащие котята в ее руках. Затем они взмыли в небо, но вместо того, чтобы становиться маленькими точками ввыси, они увеличивались, росли на глазах. Широко раскрыв глаза, Дени в изумлении наблюдала за ними. Наконец они стали похожими на своих увековеченных в истории Семи Королевств предков, величественных исполинов. Девушка смотрела на них с восхищением и гордостью, теперь она видела, какими они станут, ее бесценные драконы, ее кровь и семья. Тем не менее, прелесть момента задержалась ненадолго, когда вместо всеуничтожающего пламени из пасти зверя вырвались какие-то нелепые пузыри, как будто дракон до отвала наелся мыла. Дени поморщилась и посмотрела на второго дракона, который тоже готовился открыть пасть. На этот раз вместо огня вырвался вихрь, нагло сдирая с Дейенерис тонкие шелка с легкостью нетерпеливого страстного любовника. Когда ветер стих, принцесса осталась обнаженной, ее лунные локоны растрепанеые скатились на спину и плечи. Но в одежде или без, она оставалась Дейенерис Таргариен. Девушка не стеснялась своей наготы, у дотракийцев не было предубеждений на этот счет. Гордо расправив плечи она посмотрела на незнакомцев с гневом:
- Что вы такое!? Отвечайте! что вам нужно от меня? - повелительно сказала принцесса с негодованием в голосе, хмурясь и выглядя скорее раздраженной, нежели испуганной. Принцессе не нравилось, что с ней играются и дурят, потешаясь над ее привязанностью к детям.

0

13

[jok im:https://pp.vk.me/c616319/v616319308/d391/0bSB1_zG938.jpg]Иноканоан[/jok]
- жива...- произнесла она тихо, будто наконец понимая что происходящее не очередной сон, а правда - и ты жив.
Легамент уже довольно давно не видел снов. Грань заменяла ему все безумие игры подсознания, Грань и малышка Соломея. Но когда она исчезла, сны вернулись. Видимо его голова сама пыталась восполнить образовавшуюся в ее отсутствие брешь в сознании, мыслях и том, что люди легкомысленно называют душей. На самом деле все немного сложнее, он то знал.
Ему снилось что они снова вместе. Вот она, сидела рядом, у камина в их переменчивом как хозяева доме. Ела вишни, ловила пальцами клубы сизого сигарного дыма и смеялась, намерено пачкаясь в липком соке. Совсем как настоящая девочка около настоящего старшего брата. Живая. Видела ли она такие сны?

Он ласково провел по волосам уткнувшуюся ему носом в грудь девочке, прижавшейся к нему, и обнявшей так сильно, будто снова хотела стать с ним единым целым. Хотя может конечно и не зная о своем истинном происхождении она чувствовала это. Он ведь никогда не спрашивал.
Взгляд который она вдруг устремила на него был полон отчаяния, надежды и странной мольбы:
- Лучше смерть чем жить одной. Не делай так больше... - он кивнул, наблюдая как она отходит. Кто знает что пришлось девочке пережить в одиночестве.
Замерев к нему спиной, она изучала незнакомку как мгновение до того изучал ее он сам. Иноканоан не видел, да и не нужно было. Он и так знал, что глаза девочки сейчас загорелись двумя озорными бесенятами. И вот, она уже достает из кармана юбки два маленьких шарика, превратившихся сначала в яйца мифических драконов, ну а в руках белокурой они стали лопнули и вот, вокруг уже кружили красный и зеленый драконы. Он улыбнулся, наблюдая за полетом, и снова перевел взгляд на сестру. Что она увидела в прошлом этого человека? Какую магию? Какой мир? Драконы сами по себе не были чем-то необычным. Даже в их мире, где люди не обладали магией, в том смысле как они это понимали, было немало легенд о драконах. Даже культы были. Но самих ящеров не было. И вот - они рядом. Интересно. Заметил он и то, что белокурая девушка брала их едва ли не с трепетом, и нежностью были наполнены ее взгляды и жесты. Что для нее значили чешуйчатые твари, было для него пока загадкой.
Вырастая, они становились все более величественными и любопытными. Но вот, красный решил попробовать дыхнуть огнем, а вместо этого мыльные пузыри вырвались из его пасти. Чуть усмехнувшись, парень наблюдал как
его сестра кружится и смеется, как ее новая зверушка ласково трется у ног веселящейся хозяйки, а незнакомка недоуменно смотрит вокруг. То что дракон дышит пузырями не могло быть ничем иным как проделками Соло. Понимала ли это их новая спутница?
- Теперь ты! - ткнула малышка пальчиком в зеленого. Второй дракон набрал в грудь воздуха и..им и выдохнул. Только вот сила с которой кружил теперь этот воздух была велика, и на радость проказнице он сорвав с незнакомки и так пострадавшее платье унесся в глубины леса. Соломея радостно захлопала в ладоши, явно довольная проделкой.
Он молча любовался улыбкой сестры, когда гневный оклик послышался рядом:
- Что вы такое!? Отвечайте! что вам нужно от меня? - вот сейчас она не выглядела перепуганной, незнакомка скорее старалась удержать в себе, чем излучала гнев и уверенность. Но попытка была похвальной для слабого и молодого создания. Иноканоан небрежно щелкнул пальцами, и девушке в руки упал большой кусок зеленого атласа, мягкого и переливчатого. Едва ли ей было уютно так разгуливать по этой стране, но это его уже не волновал. Потом он улыбнулся сестре, чуть приподняв ее за подборок кончиками пальцев.
- Соломея, - начал он строго, - ты со скуки сделала себе странную новую игрушку.
Он едва заметно махнул рукой, и драконы сорвавшись и издав протяжные крики улетели куда-то в сторону гор.
- Хватит баловства. Думаю нам пора домой.
Как будет добираться белокурая его не волновало.То что это не ее мир вдруг стало ему так же понятно, как и то что самое главное свое сокровище, сестру, он нашел. Все остальное неважно.
Внутри нарастал вихрь, подобно тому, какой вылетел из пасти зеленого дракона. Этот вихрь должен был отнести их домой. В нем сплетались все формы и цвета, которые только способен был уловить своим слабым зрением человек. Закрытые глаза, выдох сигарного дыма, и вот - вихрь уже кружил неподалеку. Не чета драконьему вихрю, этот был огромен. Вот только, Иноканоан вдруг ощутил что-то не так. Мир так легко пустивший его сюда обратно выпускать не хотел. Может незнакомку тоже нужно взять с собой? Он обернулся и протянул ей руку, произнеся почти ласково:
- Ты можешь пойти с нами, если хочешь.
На недоуменные взгляды сестры сейчас отвечать не хотелось. Он понимал что вселяет этой белокурой девушке едва ли не ужас, но кажется покинуть этот мир они смогут только вместе. Время шло, она медлила. Он уже думал схватить ее силой, как вихрь недовольно вильнул, потом будто кашлянул и стал стремительно таять. Иноканоан поднял горе очи. На земле, на месте исчезнувшей воронки вихря сидел вечно недовольный жизнью мальчишка, в элегантном костюме с тростью.

+2

14

Презрение к противнику не отменяет необходимости знать его в лицо. И в спину. А, может, и в профиль не помешает... Испытывая невыразимое отвращение к любым проявлениям современного искусства, Миклош Бальза нет-нет, да и удостаивал присутствием вотчину фэриартос. Тем более что презрения служители муз – и глава тхорнисхов, скрепя сердце вынужден был это признать – заслуживали все меньше и меньше. Что ни говори, а чокнутый Лигамент со своей магией расстарался на славу! И теперь главе все еще немногочисленных золотых ос, оставалось лишь молча смотреть, как клан безмозглых мотыльков набирает силу и влияние... Миклош хмуро смерил взглядом добротное здание на углу, где нынче вечером открылась очередная выставка скороспелых гениев. Высокие окна сияли в ранних осенних сумерках, за опущенными шторами грациозно двигались расплывчатые силуэты. Шутка ли – целая толпа экзальтированных блаутзаугеров, готовых выплясывать под дудку если не своего прокуренного гуру, то сладкоголосой Мормоликаи! А эта уж своего не упустит, будьте спокойны…
Миклош  раздраженно ткнул концом трости в сорванную со стены рекламу. «С точки зрения вечности». Живопись. Графика. Скульптура. Вход свободный» . Сточки зрения вечности муравьиное копошение всех этих якобы разумных существ вряд ли заслуживало даже беглого взгляда, но господин Бальза терпел и не такое. А вот прекрасным фэри будет полезно подумать, с чего вдруг ночному рыцарю проявлять интерес к их убогой затее… Стряхнув с рукава невидимую пылинку, Миклош шагнул в распахнутые – входи-не хочу – двери.
Что ж, все в лучших традициях фэриартос – пафос, самолюбование и бесконечная претенциозность. Немногочисленные, но заметно одухотворенные посетители бродили от картины к картине, многозначительно покачивая головами. Они так старательно изображали восторг сопричастности прекрасному, что Миклош, не выдержав, скривился. Где они его узрели, это прекрасное?  В этой мазне? Или в кособоких скульптурках, водруженных на золоченые постаменты?
- Бездари… - процедил он, чуть оборачиваясь к своей молчаливой рыжеволосой спутнице. Одетая в неизменную черную кожу, Рейлен одобрительно кивнула. Фэри вряд ли могли всерьез угрожать ее шефу, поэтому девушка  лишь вполглаза следила за окружающими, одновременно проглядывая последние новости на экране новенького смартфона. Картины ее не интересовали. Впрочем, на настоящий момент Миклоша это вполне устраивало.
Заваленная композиция, грязь, корявый рисунок, жалкие идеи… Взгляд тхорнисха скользил с одной работы на другую, не задерживаясь более пары секунд, но вдруг… Он замер, словно против воли налетев на невидимое препятствие.  Почему  организаторы не додумались упрятать  акварель под стекло?  Висящая на стене бумага горбилась от обилия некогда пролитой на нее воды, оживляя странное творение чьей-то больной фантазии - чудовищную, напоминающую пестрого осьминога кляксу.  Кажется, нечто подобное ему уже доводилось видеть… Не здесь - на грани, в ту злосчастную, едва не ставшую последней для целого клана, ночь. Нахттотер нахмурился, где-то в немыслимом перетекании оттенков,  он скорее угадал, чем рассмотрел светловолосую девушку - склоненный профиль, плечо, протянутую тонкую руку… Ну вот, дожили, господин Бальза, где вам еще блондинки не мерещились? Миклош через силу усмехнулся, сощурился, моргнул, но силуэт даже не подумал исчезать. Более того, поодаль возникли еще две фигуры – парень и девушка, оба тонкие, неестественно вытянутые, словно случайный взмах кистью, причудливо отпечатавшийся на бумаге. И было в этих фигурах что-то странное, что-то смутно знакомое… Он поднес руку ко лбу, но воспоминание оборвалось - переливающийся всеми цветами безумия красочный плевок больше не был плоским и безобидным. Он рванулся навстречу, словно голодный хищник, стремительно приобретая отчетливость и глубину, круша реальность, как легкий карточный домик. Серые огоньки магии тления увяли на кончиках поспешно выброшенных вперед пальцев. Вот это было уже по-настоящему плохо.
- Рейлен!
Если девчонка и слышала его отчаянный вопль, то помочь уже, увы, ничем не могла. Преображенный мир взревел и сомкнулся вокруг Миклоша,  закрутил в немыслимом вихре, швыряя из стороны в сторону, словно тряпичную куклу. В том, что он снова угодил в ловушку Лигаментиа, сомнений не было. Были бессилие, злость и полная невозможность хоть на чем-то сосредоточиться. Радовала только надежда на то, что схожие ощущения испытывают фэри всякий раз, совершая свои идиотские путешествия сквозь картины. Уж лучше самолетом…  Еще несколько секунд тошнотворной болтанки, и Миклош почувствовал, как  движение вокруг замедляется, ураганный рев стихает, залепляя уши ватной тишиной, а воздух стремительно теряет свою упругую плотность.
- Donner Wetter! – только и успел прохрипеть он, прежде чем рухнуть на совершенно обыкновенную в своей твердости землю.  Под подошвами хрустнула снежная корочка. Не больно, но унизительно саданув хозяина по темени, рядом грохнулась трость.
Он почти знал, что так будет. В двух шагах от него дымил сигаретой невозмутимый Иноканоан, в трех – таращила вишневые глазища развеянная Атумом Соломея.  Еще дальше комкала в руках зеленую тряпку совершенно обнаженная девица. Красивая и светловолосая. Поздний завтрак Лигаментиа?
- Ну и куда вы притащили меня на этот раз? – с трудом сдерживая накатывающую ярость, Миклош растянул губы в нехорошей улыбке – Неужто в загробный мир?
И он выразительно указал глазами на льнущую к брату девочку.

+3

15

+

Девушка около 20 лет, собранные в узел пепельно-русые волосы, большие ярко-зеленые глаза. На левой щеке страшный шрам, от уголка глаза до уха. Одета в рубаху, куртку, штаны, сапоги. За спиной меч в ножнах, на поясе кинжал и медальон.

Шум в ушах. Яркая вспышка. И темнота.
Все, как всегда. Столько раз это повторялось, что она уже совершенно не удивлялась и не пугалась. Поначалу все чувства приглушены, ничего не слышно, не видно, непонятно, холодно или жарко и чем вокруг пахнет, стоишь ты или упала на землю, и где эта земля находится.
Ей нравилось это ощущение, когда почти ничего нет –  ни тебя, ни твоих мыслей, ни мира вокруг. А в следующий миг все начинает возвращаться, осколок за осколком собирая калейдоскоп восприятия и понимания.
Вдох свежего воздуха.
Притороченный к пояску медальон  в виде кошачьей головы вибрировал. Она чувствовала его неритмичную пляску, раздражающую и одновременно приятную, предупреждающую об опасности и сулящую опасность.
Цири улыбнулась и медленно открыла глаза. Быстрым цепким взглядом окинула пространство перед собой. Деревья под снегом и снег на земле. Она непроизвольно поежилась. Поняла,  что это холод тихо забрался под рубаху, плохо прикрытую не застегнутой  курточкой. Но размышлять сейчас о том, как бы не перемерзнуть, – непозволительная роскошь.
Девушка плавно развернулась на каблуках, одновременно вытаскивая из ножен гвихир, осторожно и вкрадчиво, не желая спугнуть того, на кого так активно реагировал медальон. За спиной никого не было, только все тот же лес, все тот же снег, и темный овал меркнущего портала.
Странно. Возможно, медальон реагировал на магию. Стоило проверить, нет ли рядом магических жил. Спрятав меч, она сосредоточилась. Пыталась уловить потоки магии, обычно клубящиеся и вьющиеся рядом с местами силы. Но что-то было не так. Да, она чувствовала, нечто необычное, но понять никак не могла.
Этот мир ей не нравился. Он был незнакомым и чуждым. Хотелось поскорее убраться из него, перепрыгнуть в любой другой из тех, где она уже бывала. Это желание скребло в груди и свербело в носу, тоненькими иголками кололо мозг и отдавалось жжением в кончиках пальцев.
Цири встряхнула головой. Она давно уже не маленькая. Давно распрощалась с беспричинными приступами страха. Привыкла любую опасность встречать лицом к лицу. Не отступит и сейчас. Тем более, что после дикой череды скачков сквозь миры у нее всегда начинала болеть голова.
Поплотнее застегнув курточку, девушка решительно зашагала вперед. Просто вперед, не выбирая направление, ведь ей все равно было, куда идти, а лес был не таким уж густым.
Снег под ногами и не думал скрипеть. Он сминался и таял, оголяя зелень травы, спрятанную под его покровом. Быстрый взгляд на деревья позволил понять, что под тонким слоем снега прячутся вполне зеленые листья, а не голые ветви. Это тоже было странным. Цири поняла, что на самом деле ей не так холодно, как показалось сначала. Этот снег был явлением внезапным, не соответствующим погоде и времени года.
Странный магический фон, метеорологические аномалии.. Кажется, она была рада, что не прыгнула из этого мира. Он интриговал и призывал исследовать.

Девушка пошла дальше, внимательно присматриваясь и прислушиваясь, теперь уже не в поисках врага , а только из интереса. Когда ее слуха коснулись отдаленные голоса, Цири не была уверена, что они ее радуют. Ведь голоса свидетельствуют о том, что здесь обитают разумные существа. А они, как известно, не всегда дружелюбны, даже если удается найти с ними общий язык.
Дальше она шла крадучись, от одного покрытого снегом ствола до другого, внимательно осматривая землю под ногами. Медальон вибрировал настойчивее. Но вряд ли следовало обращать на него внимание. Было понятно, что магический фон неизвестного происхождения сбивает работу ведьмачьего амулета. Значит, ей остается полагаться на свою интуицию.
Их было четверо. Странная компания. Белокурая девушка, прячущая наверняка достойную зависти фигурку в зеленых шелках. Отдаленно напоминающий Кайлея светловолосый молодой человек в странной одежде. Темноволосый растрепанный мальчишка. И девочка, тоже темноволосая, маленькая и хрупкая.
Действительно странная компания. И они о чем-то ссорились. Цири не только понимала, что они говорят, но и чувствовала нарастающее между ними напряжение даже из своего укрытия.
[AVA]http://se.uploads.ru/HhR1l.jpg[/AVA]
[NIC]Цири[/NIC]
[SGN]– У меня большие глаза, чтобы тебя лучше видеть, – рявкнул железный волчище. – У меня огромные лапы, чтобы ими схватить тебя и обнять! Все у меня большое, все, сейчас ты в этом сама убедишься. Почему ты так странно смотришь на меня, маленькая девочка? Почему не отвечаешь?
Ведьмачка улыбнулась.
– А у меня для тебя сюрприз.
[/SGN]

Отредактировано Robyn Enders (2014-09-21 14:50:22)

+3

16

[NIC]Соломея[/NIC]

- Хватит баловства. Думаю нам пора домой.
Соломея украдкой мотнула головой и подошла к брату, взяла его за руку. Она конечно жалела что он отогнал ее драконов, но как только они доберуться до Грани, а теперь, вместе, они точно туда попадут, она сделает себе подобных животных и будет летать в голубом небе около стеклянных высоток которые сама же создаст для разрушений. Девочка покрепче взяла брата за руку и сосредоточилась. Силовой вихрь которые они оба ощущали должен был унести их прочь, но что-то пошло не так, совершенно. Вместо того что бы унести, оно принесло... И ни кого ни будь, а двух незнакомцев.  Точней, в первую очередь девочка увидела еще одного кровного брата перед собой, но... ощущение присутствия сильной магии ее не покидало.
Соло склонила на бок голову. Она ощутила сильный выброс энергии где-то вдали от их места нахождения. Что-то или кто-то пользовался тем что отдаленно напоминало их магию. Не уж то ее крик привлек к себе столь многих? Но почему? Почему все как один пришли сюда.
Взгляд детских глазок пал на сопящую окровавленную иллюзию которая до этих пор старательно ползла прямиком к собственному творцу. Ребенок ухмыльнулась. Ей нравилось создавать ужасные на вид создания но наделять их самыми неопровержимыми чувствами такими как - покорность. Животное издал протяжный булькающий звук и замолкло. Голова как не живая упала на землю, а щупальца перестали дергаться. Какое-то время существо неподвижно лежало, после чего начало медленно меняться. Тот кто стоял ближе всего к созданию мог услышать как ломались кости прежнего образа, как существо выло и изворачивалось принимая новую, обновленную форму, ту которая "родилась" в подсознанию Соломеи.
Ребенок с восторгом смотрел на свое создание. Ее маленькая иллюзия, которая вечно сопровождала ее, существо от которого она не могла отказаться. Домашнее животное... Как говориться: игрушки у всех разные.
Существо приняло форму трехметрового Богомола, лапки которого покрывали ядовитые, острые шипы. Его кожа была ярко салатового цвета, а цвет глаз приобретал оранжевый оттенок. Бок существа был покрыт рваными ранами с которых сочился жестко пахнущий гной. Хелицера - пугающе щелкала.
Закончив трансформацию, создание покрутилось, и не теряя времени скрылось за ближайшими кустами, направляясь к тому, что так заинтересовало Соломею. Малышка знала, что ее животное сможет "выманить" нового гостя на их маленькую поляну.
А пока "песик" ребенка занимался одним гостем, сама же Соло взглянула на второго. Девочка хорошо знала того, кто так внезапно появился перед их троицей.
- Ну и куда вы притащили меня на этот раз? - улыбка маленькой Лигаментиа и вовсе исчезла. В глазищах появилась вековое уныние. Замечания Бальзы ни когда не менялись от чего становилось смертельно скучно.
Соло тяжело вздохнула. Каждая встреча с этим кровным братом была для девочки совершенно бесполезной, даже вспомнить не о чем было, что не скажешь про его создателя, тот очень любил выходки Соломеи, наверное именно по этому девочка раз в пол века устраивала ему прогулку не только по грани, но еще и чудесный сон.
Ребенок взглянул на трость Нахтоттера. Первая ее мысль была сделать что-то с этой опорой, но в голову пришла более изысканная идея.
Соломея взглянула на невозмутимое лицо брата, который все так же выпускал дым, который завивался вырисовывая аморфные дымные рисунки.
Лигаментия пожала плечами и взмахнула запястьем. Вроде бы ни чего особого не произошло, но над головой Нахтоттером появился золотой кубок до краев наполненный кровавой жидкостью. Чаша качнулась и уверенно преклонилась, освобождая кровь, которая окатила главу ос. красные капли медленно стекали по озлобленному лицу мужчины и лишь достигая ткани, начинали с жутким шипением разъедать ее, ползя в стороны, уничтожая сантиметр за сантиметром.
Соло даже бровью не повела, глядя на всю эту картину, словно происходящее было для нее в порядке вещей.

+3

17

[jok im:http://s4.uploads.ru/t/5pbY4.jpg]Дейенерис[/jok]
До ответа загадочный юноша не снизошёл, вместо этого он лёгким щелчком пальцев материализовал в руках Дейенерис глянцевое изумрудное полотно, приятное на ощупь. Сам же колдун перевёл всё внимание на девочку с глазами цвета налитой вишни, Соломея, кажется, так он её назвал. Парочка явно собиралась восвояси и Дени не понимала, радоваться этому или печалиться. Как знать, не обитают ли здесь ещё более ужасные и непонятные существа. Эти, по крайней мере, ей пока ничего ощутимо дурного не сделали. Парень закрыл глаза, выдохнул, и недалеко начал подниматься ветер, стремительно становившийся целым вихрем, бурей. Девушка молча смотрела, скрывая страх, сжимая в пальцах подаренную материю, словно боясь лишиться и этого будущего одеяния. Ветер трепал волосы и как будто дёргал за косы, Дени любила ветер, но этот как будто наливался пестротой, в которой девушка пыталась что-то разглядеть, но складывалось ощущение, что там было настолько много всего, что оно становилось ничем.
В последний момент незнакомец обернулся, протягивая руку и чуть не вкрадчиво предлагая присоединиться к ним. Дейенерис замерла в нерешительности, вспоминая пакости, которые вытворяла девчушка, чудовищ, которых она готова была ласкать, словно любимых питомцев. «Дом» этих колдунов показался Дени местом, крайне устрашающим и опасным. Если здесь она чувствовала себя бессильной, то что будет там, в родной стихии этих иноземцев? С другой стороны, это шанс выбраться хоть куда-то, а если они могут перемещаться между мирами, то и вернуть её за Узкое море тоже наверняка сумеют. Или эта иллюзия растает сама, как в Доме Бессмертных. Пока Тарганиен взвешивала все за и против под нетерпеливым взглядом молодого человека, вихорь исчерпал себя и развеялся, а на его месте показался ещё один гость.
То ли от ветра, то ли от появления всё большего числа одетых людей, Дени решила всё-таки воспользоваться подарком и стала заматываться в него на манер токаров, которые, как считается, носят господа Миэрина, крупного города с гарпиями, располагающего за Астапором, куда направлялась Дейенерис.
То ли от скуки, то ли от досады, что возвращение домой сорвалось, то ли ещё по какой причине, Соломея, видимо, решила продолжить развлечение. От хруста костей по телу пробежали мурашки, Дени обернулась, глядя как на её глазах одно чудовище становится другим. Наблюдать эту метаморфозу было поистине жутко до тошноты, но Дейенерис заставляла себя не отворачиваться.  Искалеченное смердящее насекомое небывалой величины вызывало только страх и отвращение, как и предыдущая зверушка девочки, но Дени лишь поджала губы, глядя как будто бы бесстрастно. Богомол ринулся вперёд, куда-то в кустарник, словно собака, почуявшая подстеленную утку. Отсутствие гигантского насекомого, пусть и ненадолго, вызвало облегчение и позволял отвлечься на всё остальное происходящее.
Ещё один незнакомец одет был также странно, как и парень с девчушкой, которая сразу скисла, услышав «приветствие» мужчины, слова которого о «загробном мире» не очень-то обнадеживали. Иронию наследница Семи Королевств восприняла чересчур серьёзно. Неужели коварные безжалостные руки жестокого узурпатора всё-таки добрались до неё, и та ночь была последней?
- Так мы мертвы? – не удержалась она. Тот свет принцесса представляла себе явно иначе, поскольку ни в Семиконечной звезде, ни в рассказах о дотракийском загробном мире ничего подобного явно не упоминалось, хотя полумёртвые твари или, вернее, меняющаяся тварь, сопровождавшая Соломею могла сойти за стража преисподней.
Девочка тем временем взмахнула рукой и Дени напряглась всем телом. Любое даже лёгкое движение этой парочки предрекало очередную магическую пакость, благо, теперь нашлась новая жертва, на которую переместилось внимание шкодливых развлечений Соломеи. Дейенерис успела заметить, как из чаши над головой на нового незнакомца выливается густая кровь, стекая по лицу и шипя прожигая одежду. Глаза Дени округлились от ужаса и страшных, мучавших её кошмарных воспоминаний, как голову Визериса венчала корона из раскалённого золота, которое стекало по нему вместе с прожжённой кожей, мясом и кровью. Ассоциация была далеко не самая приятная, а светлые волосы только усиливали впечатление, а потому девушку пробила дрожь, но она продолжала стоически наблюдать за происходящим, борясь с желанием на этот раз вмешаться, совесть за убийство брата ночами мучила её, хотя и топилась в омуте оправданий. Дейенерис казалось, что она вот-вот услышит голос Визериса, его прощальные вопли и мольбы. Впрочем, этот незнакомец вёл себя совсем иначе, а темноволосый юноша и Соломея вообще выглядели крайне хладнокровно.

0

18

[jok im:https://pp.vk.me/c616319/v616319308/d391/0bSB1_zG938.jpg]Иноканоан[/jok]

Это было странно. В заклинании которое он использовал чтобы из любого мира попасть на Грань не было ничего не обычного. Оно было для него таким же естественным как дыхание и бегущая по венам кровь, и чтобы выполнить его даже задумываться не приходилось, все происходило само. Вот только в этом мире что-то шло не так. Простые иллюзии, хоть и требовали приложения больших усилий, но все же выполнялись почти безизьянов, а более сложное.
Иноканоан задумчиво смотрел на искаженные недовольством приятные черты капризного мальчишки из клана Тхорниксов. Этот вихрь должен был сработать иначе, вместо того чтобы унести двоих, он принес. Может дело не в том, что покинуть этот мир они могут только вместо с белокурой незнакомкой? Мир мог затягивать по каким-либо причинам. Но по какому принципу он выбирает и зачем? Надо разобраться.
Незнакомка торопилась прикрыть тело куском зеленой ткани, которую он для нее создал, что при появлении белокурого киндрет было более чем разумно. Мало кто не знал Осиной страсти к блондинкам, а гарантий что они смогут выбраться если спутница погибнет у них не было.
Соломея время попусту терять не любила, непоседливая девчонка даже бровью не повела, а ее любимец из окровавленной полусдыхающей размазни начал трансформироваться в большого богомола и угрожающе пощелкивая тем что заменяло ему челюсти ринулось в ту сторону, откуда исходили эманации магии того, кто пришел вместе с Миклошем.Тот же не дал возможности о себе забыть.
- Ну и куда вы притащили меня на этот раз? – улыбка Бальзы была такая натянутая, что кажется лицо сейчас по швам треснет. Легамент усмехнулся, – Неужто в загробный мир?
Сестра же быстро скисла, явно не очень рада этой встрече.
- Так мы мертвы? - послышался позади перепугано дрожащий голос. Парень молча затянулся, не отвечая на вопрос и предпочитая развлекаться наблюдением за происходящим. Соломея уже знала что они просто в другом мире, страхи остальных его особо не интересовали.
Девочка тем временем решила развлечься, а может просто хотела поприветствовать знакомца на свой дивный манер. Бросив на брата взгляд, будто ища одобрения, она небрежно взмахнула кистью и над головой Миклоша возник красивый старинный золотой кубок, наполненный судя по всему горячей кровью. Чаша медленно перевернулась, окатывая главу ос обожаемой им жидкостью, но достигая одежды начала ее уничтожать. Легамент повернул лицо к сестре, чуть недоуменно приподняв бровь. Странные привычки она приобрела здесь. Может местные жители ходят без одежды что она так стремится теперь избавить окружающих от нее?
Легамент снова обернулся, увидев полные ужаса глаза блондинки. Его странно тянуло к этому юному созданию с глазами такого же цвета.
в воздухе неподалеку послышался тихий смех и метрах в 30 от них будто из сизого дыма возникла большой синий кот, с любопытством обведя всех взглядом сказал нараспев:
- По миру моему незнакомцы гуляют, какие заботы их ждут кто знает..знакомится с ними пока я не буду, вдруг напугаются новому чуду..
И снова захихикав он растворился в пространстве, не оставив никаких следов магии вокруг.

0

19

Сто лет это немало. Несколько сотен лет - почти много. Если все это время считать кого-то своим врагом, убеждение врастает крепко-накрепко, как привитая ветвь, и  плоды на ней созревают немногим слаще, чем яблоки Садов боли…
Глава Золотых ос привык считать Лигаментиа врагами,  привык ненавидеть, опасаться, обходить десятой дорогой, но события последних месяцев умудрились так ловко перекроить прошлое и настоящее, что нахтоттер и сам засомневался, стоит ли продолжать гнуть старую линию… То ли в отсутствие сестры, то ли из-за постоянного общения с фэри, но Иноканоан стал как будто адекватнее и в будущем мог оказаться полезным союзником. Не без подводных камней и с известной долей риска, конечно же... Потому что как бы там ни было, а доверие к лигаментиа может позволить себе только полный кретин. Или самоубийца. И нынешняя выходка Иноканоана - лучшее тому подтверждение. Миклош почти не сомневался, что угодил прямиком на Грань. А, может, и куда похуже… К примеру, в какой-нибудь особый рай для неупокоенной сестренки Лигамента, где она может радоваться жизни, резвиться, как дитя, и плодить бесконечную армию поразительно уродливых тварей. Он смерил взглядом новорожденного богомола. Трехметровое существо таращило оранжевые глаза и ластилось к хозяйке. Если уж создаешь что-то не ради необходимости, а исключительно по собственной воле и вдохновению, неужели нельзя делать это со вкусом? Миклош поморщился. В ответ тварь лишь щелкнула острыми челюстями и, кажется, решила отправится на поиски приключений… Как искренне надеялся нахттотер - скорых и смертельно-опасных.
- Так мы мертвы? – молчавшая до сих пол блондинка решила подать голос. К этому времени она успела задрапироваться в зеленые шелка, и смотреть на нее стало не так интересно. Не считая нужным опускаться до разговора с едой, пусть даже довольно привлекательной, Миклош только раздраженно пожал плечами и поднялся с земли.
Перехватил поскучневший взгляд Соломеи и сосредоточенный – Иноканоана, не опуская глаз, поправил запонки на безупречно белых манжетах.
- Все еще жду объяснений, - ночной рыцарь с обманчивой кротостью склонил голову, будто прислушиваясь к так и не прозвучавшим фразам. Он не видел ни возникающего в воздухе золоченого кубка, ни переливающейся через край багряной жидкости… Кровь хлынула на его затылок, заструилась по шее, пропитывая ткань рубашки, но отнюдь не просто пачкая, а с отвратным шипением разъедая ее буквально на глазах. Та же участь постигла пиджак от Эрменеджильдо Зенья. Бледное лицо тхорнисха побагровело в тон кровяным потекам, губы сжались в бесцветную полоску. Шутка слишком сильно разила безумием, чтобы тратить время на брань и проклятия. Еще немного, и нахттотер рисковал остаться голышом на потеху чокнутой компании. Попытка блокировать чужую магию обернулась полным фиаско: кровь приобрела пепельно-розовый оттенок и заискрилась, как новогодняя мишура, но свойств своих не изменила, только чуть замедлила неумолимое продвижение вниз. Наградив парочку лигаментиа красноречивым взглядом, Миклош потянулся к висящим на поясе ножнам. Он не любил прибегать к помощи Жала  и имел на то самые веские основания. Короткий кривой клинок с легкостью кромсал любую магию, но расплачиваться за могущество приходилось втридорога.
Первый же взмах лезвия остановил наступление проклятой розовой пенки. Она просто расплылась в воздухе бледным туманным облачком, оставив после себя слабый запах клубники и девственно целый костюм нахттотера. Увы, Жало не знало исключений. Миклош затряс головой, разгоняя застящую глаза муть и при этом недоверчиво разглядывая рукав пиджака. Слава проклятому Атуму, он был целехонек, но цвет… Цвет! Клубнично-розовый, как фруктовое мороженное, с вкраплениями сверкающих серебряных блесток. Уже одно это было омерзительно до невозможности. А когда под пиджаком обнаружилась полупрозрачная, шуршащая как крылья стрекоз, рубашка и пунцовая роза на месте галстука, нахттотера буквально затрясло от злости. Оборвав проклятый цветок чуть ли не с лоскутом ткани, он зашвырнул его куда подальше и повернулся к безмолвным пока что наблюдателям.
- Повеселились? – рявкнул он в сторону Лигамента. Пререкаться с Соломеей было бесполезно, все равно ничего связного девчонка не выдаст, - А теперь сделай так, чтобы та идиотская картина сработала обратно! Ну!
Будто в ответ на требование тхорнисха, чуть поодаль в воздухе заклубился сизый дым.  Явление мало походило на давешний ураган, да и сам Иноканоан по-прежнему неподвижно стоял рядом, но кто их знает, этих чокнутых, чем и как они умудряются колдовать… Увы, надежда прожила не более нескольких секунд - из дымного облака высунулся внушительного вида синий кот, осчастливил всех  традиционно бессмысленным комментарием к происходящему и так же эффектно исчез с поля зрения.
Миклош возвел оче горе. Кого еще доведется повстречать в этом сумасшедшем доме? И тут же, словно подтверждая его мысли, со стороны зарослей, куда считанные минуты назад удалился питомец Соломеи, донесся сперва невнятный шорох, а после – более чем внятный шум.

Отредактировано Miklos Vlad Balza (2014-10-05 21:18:39)

+2

20

Между этой четверкой происходило что-то непонятное. Цири могла ошибаться, но казалось, что они знакомы между собой. По крайней мере, двое темноволосых и блондин. Девушка со светлыми волосами вела себя больше как чужачка в их компании. Что ж, не одной ей придется знакомиться.
Ведьмачка готова уже была выйти из своего укрытия, когда случилось нечто, чего она совсем не ожидала. Незамеченное ранее существо, неизвестного вида, к тому же страшно искореженное и окровавленное, подобралось к темноволосой девочке и просто на глазах начало меняться. И так постоянно дрожащий медальон запрыгал сильнее, сигнализируя о всплеске магии.
Цири захотелось закричать, предупредить, броситься на помощь. Но малышка и глазом не моргнула, наблюдая за превращением одного чудища в другое, значительно большее по размеру. Остальные тоже не старались спасти ребенка. Блондинка смотрела на все это с ужасом. Двое других - с легким отвращением и безразличием. Как будто знали: чудище девочке не причинит никакого вреда. Да и им, возможно, тоже.
Неужели малышка и есть творец этого монстра? Столь юна, а уже достаточно сильная чародейка, чтобы призвать такое существо, не прошептав ни единого заклинания и не сделав ни единого пасса руками? Или в этом мире магия работает иначе?
Выросшее локтей на десять в высоту чудовище с невообразимой скоростью бросилось в ее сторону, ломясь сквозь присыпанный снегом кустарник. Цири успела определить в нем инсектоида и вспомнить, что лобовая атака бесполезна. Впрочем, существо было ранено. Смрад от гноящихся ран на его боку она слышала уже издалека. Решение пришло само собой.
Подпрыгнув, девушка ловко ухватилась за нижнюю ветку ближайшего дерева, взобралась чуть выше и обнажила меч. Как раз вовремя, чтобы встретиться взглядом с ядовито-оранжевыми глазами инсектоида. Она увернулась от угрожающе  поднятых, унизанных шипами клешней, и прыгнула, метя в брюшко. Она собиралась вонзить клинок в одну из зияющих на боку ран.
В момент, когда скользкий от налипшего снега сапог коснулся искромсанного крыла, выплеск магии неимоверной силы ударил ее в грудь, словно обухом. Девушка потеряла равновесие, всего на миг, но этого было достаточно, чтобы повалиться на землю, так и не достигнув своей цели.
Она упала, готовая тут же вскочить, но клешня инсектоида ловко ухватила ее за ногу, переворачивая вниз головой. Девушка дернулась, бросила отчаянный взгляд на землю, где лежал ее меч, в надежде достать до него. Но меча нигде не было. Отлететь далеко он не мог, ведь она отпустила рукоять, когда ударилась о землю. Это было непростительной ошибкой.
Чудище в любой миг могло начать рвать ее на куски. Тем не менее, посмотрев на нее своими страшными глазищами, оно лишь повернулось и потащило ее через кусты, прихрамывая на одну из тонких лапок, и волоча жертву по земле. Цири рычала и материлась, закрывая лицо, цепляясь волосами за ветки, собирая спиной  под рубахой снег и грязь. Она так и не заметила мелькнувшую в облачке сизого дыма широкую улыбку и сине-полосатый хвост.
- Ах... ты ж.. тварь поганая! Выродок магический! - продолжала она поливать руганью хищника, когда тот выволок ее из кустов.
Девушка попыталась извернуться и ударить клешню кинжалом, хоть в этом не было никакого смысла. Панцирь отлично защищал его даже от ударов Ласточки, которую она так позорно потеряла.
Дотащив добычу до хозяйки, монстр разжал клешню, отпуская. Цири мгновенно поднялась на ноги, отскочила подальше от чудища, при чем так, чтобы не стоять спиной ни к кому из присутствующих. Свое единственное теперь оружие, кинжал, она держала в вытянутой руке, готовая защищаться. А еще пыталась вспомнить хоть какое-то защитное заклинание, на случай, если мелкая магичка покажет еще какой-то трюк.
Вы кто такие? И что здесь происходит? - спросила резко и грубо, посматривая на каждого из четверки по очереди.
Блондинка успела задрапироваться в свою ткань, похожий на Кайлее парень  тоже сменил одежку на столь фантазийно расцвеченную, что даже самый франтоватый бард постеснялся бы ее одевать. Девчонка-чародейка безумно сверкала вишневыми глазками, наверняка сплетая очередное коварное заклятие. Темноволосый парнишка взирал на все со скукой в фиолетовых глазах. Фиолетовых, как у Йеннифер.
Цири тряхнула головой, отгоняя воспоминания. Медальон опять нервно дергался. Новых всплесков магии она не чувствовала. Значит, или он окончательно сошел с ума, или сигнализировал об опасности.
[AVA]http://se.uploads.ru/HhR1l.jpg[/AVA] [NIC]Цири[/NIC] [SGN]– У меня большие глаза, чтобы тебя лучше видеть, – рявкнул железный волчище. – У меня огромные лапы, чтобы ими схватить тебя и обнять! Все у меня большое, все, сейчас ты в этом сама убедишься. Почему ты так странно смотришь на меня, маленькая девочка? Почему не отвечаешь?
Ведьмачка улыбнулась.
– А у меня для тебя сюрприз.
[/SGN]

+2

21

В воздухе снова послышался смех, он становился громче, то затихал, иногда с еле слышного хихиканья переходя в смех безумца, и казалось, звучал отовсюду, будто это сам мир смеялся. Все присутствующие мимо воли стали искать источник звука, но куда бы не повернул голову каждый из них, казалось что направление уже не верно и смех звучит совсем из противоположной стороны. Неподалеку от Иноканоана прямо из воздуха снова возник большой синий кот, внимательно оглядел всех, шаловливо подмигнул надменному блондинчику в костюме и произнес тягучим голосом, ни кому конкретно не обращаясь.
- Неумолимо часы убегают, вернутся домой каждый из вас мечтает. Сегодня мысли читать я не буду, от скуки спасаясь устрою вам чудо.
Кот хищно улыбнулся, так что казалось весь превратился в улыбку. Не заметны были больше не тело, ни хвост, ни лапы с когтями, ни даже большие и любопытные глаза, только она, - улыбка. Улыбка эта качалась над поверхностью земли, будто отчитывая секунды. Легамент оглянулся, ища взглядом маленькую сестру. Он не чувствовал магии этого существа, но то, что оно использует магию было несомненно. Хотя возможно он не использует ее, а просто является ее частью. Иноканоан не сводя взгляда с любопытного существа подошел к сестре и осторожно обнял ее. Она рядом, все остальное мелочи. Он убаюкает ее, и она уснет, ведь она обычная маленькая девочка. Так хотелось в это верить. Быть просто нужным, оберегать. Странные, давно забытые чувства захлестнули его. Он поднял удивленный взгляд на улыбку, над которой теперь хаотично кружили для хитрющих кошачьих глаза. Чешир баловался, хорошее настроение и встреча со странными незнакомцами дала ему возможность устроить маленькую игру, он чувствовал, что на них влияет не так, как на жителей Страны Чудес и от души наслаждался безобразием. Будто погруженные в оцепенение, каждый из тех, кто смотрел сейчас на него ощущал прилив сил и странные, давно забытые воспоминания, чувства, желания..что-то, что незаметно ускользнуло из их жизни давным давно, оставив после себя лишь след пустоты и пепла. Глаза кота стали сверкать соединениями всех красок, он понял, что не хочет играть с ними больше, их место в другом мире. Улыбка стал еще шире, Чешир прошептал что-то неуловимое, и  через несколько мгновений мир снова взорвался красками, будто его разорвало на миллиарды разноцветных частиц, и в каждой из них можно было найти улыбку странного кота, будто она отправилась куда-то с ними. Легамент опустил взгляд и увидел устремленные на него вишневые глаза.
- Ты не оставишь меня?
- Никогда.
Разрываясь на части, которые стремились попасть в свой родной мир, Иноканоан крепко сжимал ладошки маленькой девочки. Каждый из них вернется оттуда, захватив из яркого мира что-то потерянное и очень нужное. Он вернул себе сестру, половину своей души.

[NIC]Иноканоан[/NIC]
[STA]Легамент[/STA]
[AVA]https://pp.vk.me/c616319/v616319308/d391/0bSB1_zG938.jpg[/AVA]

+1


Вы здесь » Once Upon a Time » Иные эпизоды » С ума сходят по очереди, это только гриппом вместе болеют)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC