Once Upon a Time

Объявление



❖ Добро пожаловать в наш мир:

Вы пришли на ролевой проект по мотивам сериала "Однажды в сказке". Здесь вас ждет удивительный мир, полный загадок и приключений. Волшебство и вера в чудо - то, что нужно, чтобы стать счастливым. Здесь вы можете окунуться в мир, пронизанный магией.
❖ Администрация

Администратор: Matt Jefferson
Модераторы: Paige Gardener, Henry Mills, Night Fury, Emias Dante, Leonora
❖ ТРЕБУЕТСЯ СПАСИТЕЛЬНИЦА!



❖ Баннеры и топы


❖ Лента новостей:

9.10.2015
• Открыт новый игровой раздел Skin Deep.

10.09.2015
• Сегодня нашей Сказке исполняется ТРИ года! Поздравляем всех, кто живет в ней и пишет ее! Вы самые лучшие!

01.09.2015
• Открыта сюжетная перекличка до 08.09!


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Once Upon a Time » Magic is Here » Семейные дела (27 октября, поздний вечер)


Семейные дела (27 октября, поздний вечер)

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Название эпизода: Семейные дела.
2. Место, дата и время: 27 октября, поздний вечер.
3. Участники: Мэри Маргарет Бланшар, Дэвид Нолан, Эмма Свон.
4. Краткое описание: У Эммы с Мэри Маргарет и Дэвидом остался один незаконченный разговор. И если под руку не попадется ни одной Королевы в беде, внезапно обретшему родителей шерифу придется его пережить.

0

2

Все это напоминало какую-то страшную сказку. Ту самую, из которой "выпала" Белоснежка 28 лет назад. Теперь все реальное было подтверждено не только историями, написанными в отданной Мэри Маргарет книге Генри, но и памятью, внезапно вернувшей все на свои места. Жители вспомнили, кто они есть, и итогом, пусть страшным, стало заключение под стражу Королевы. И попадание в больницу Эммы. 
Дэвида и Мэри, естественно, волновал последний факт. Нет, даже не волновал - мисс Бланшар места себе не находила весь день, постоянно вертела в руках то любимую кружку, разбив ее, наконец, то листок бумаги, чуть не порезавшись его краем, а то и вовсе молча сидела на стуле, смотря в одну точку. Она, кажется, собиралась с силами, чтобы поговорить, наконец, с Эммой, и когда уверенность ее превысила все страхи, все те сомнения, что скопились внутри за целый день, женщина, взяв Дэвида за руку, повела его к больнице.
Эмма спала. Можно было понять - на нее свалилось слишком уж много за последнее время, и осознание того, что родители, оказывается, герои сказки, а не простые люди, бросившие дочь на произвол судьбы, ничуть не прибавляло радости.
- Дэвид, - Мэри развернулась к мужу, отходя от двери палаты, и посмотрела на него боязливо, хотя и хотела больше всего скрыть этот страх. Она боялась реакции Эммы и самого разговора, не самого приятного, надо сказать, но от которого невозможно было скрыться. - Мы справимся, правда? - вопрос прозвучал слишком неуверенно, но женщина внутренне собралась после.
Они ждали еще около получаса, прежде чем разрешили зайти в палату. Мэри Маргарет на секунду задержала дыхание и, глубоко выдохнув, сделала первый шаг. Шериф лежала на постели, кажется, неподвижно, и женщина поспешила к ней, желая все побыстрее начать и, быть может, побыстрее закончить. Хотя как здесь все может быть быстрее?
- Здравствуй, - мисс Бланшар чуть улыбнулась, получилось едва ли, но ничего другого женщина сделать пока не могла. Ей хотелось больше обнять Эмму, извиниться за все годы ожидания, рассказать всю правду, но сама Свон, кажется, не очень была готова к такому приему. - Мы..пришли поговорить, - обернулась на Дэвида, - если ты не против, конечно.

+2

3

- Мисс Свон, как вы себя чувствуете? - медсестра добродушно улыбается, приближаясь к кровати девушки. На самом деле Эмме уже тошно становится от этого вопроса, прозвучавшего в стенах палаты шерифа раз 10 за сегодня. Приятно, конечно, чувствовать себя нужной кому-то, знать о том, что о тебе изрядно беспокоятся, но к излишнему вниманию к своей персоне Свон не привыкла. Она привыкла быть одной, даже одинокой, а тут в одночасье обрела потерянную некогда семью.
- Я хочу отдохнуть, - Эмма утыкается лицом в подушку, надеясь тем самым скрыться от всего мира. Ей нужно время понять все происходящее, переосмыслить свою жизнь и пересмотреть отношение к некоторым конкретным людям. Все кажется слишком странным, слишком нереальным - сказочным, короче говоря. Пришлось поверить в магию, но как поверить в происходящее? В то, что все герои Сторибрука и вправду сказочные герои. В то, что Мэри Маргарет оказалась родной матерью, а Дэвид - отцом. В то, что парой часов ранее возле кровати Эммы сидел живой Нил. - Дурдом, - делает вывод Свон о всем происходящем. Но думать и мусолить всю эту ситуацию в голове особого желания нет, поэтому девушка предпочитает забыться крепким сном. Однако оторваться от реальности удается лишь на несколько часов. Сознание вновь атакуют размышления по поводу происходящего и той новой жизни, которая теперь предстоит мисс Свон. Изображать из себя покорную дочь, безмерно счастливую и довольную возвращением блудных родителей? Если бы все было так просто.
- Здравствуй, -девушка невольно вздрагивает, заслышав знакомый голос. Видимо, вдавшись в свои размышления, она и не заметила, как на пороге палаты оказались Мэри Маргарет и Дэвид. Эмма ждала их. Ждала наверное как никого другого, но признаваться себе в этом не хотела. Просто потому что боялась предстоящего разговора. - Мы..пришли поговорить, если ты не против, конечно. - Еще не поздно отказаться от всех этих семейных откровений, дать назад, ссылаясь на усталость или слишком тяжелый день. Но есть ли смысл? Свон и так всю свою жизнь провела в бегах, быть может, пора остановиться?
- Мне всё равно некуда деваться, - шумно вздыхает блондинка, улыбаясь немного натянуто. Она действительно боится и чувствует себя дико неуютно. Переводит взгляд с Мэри на Дэвида, силясь хотя бы мысленно назвать их матерью и отцом. Выходит, откровенно говоря, не очень. Встречу с родителями она себе представляла не совсем так, уж точно не в таких обстоятельствах. И, как ни странно, больничная палата среди всего прочего кажется самым адекватным.

+1

4

Возвращение всех воспоминаний о Зачарованном Лесе было тяжелым ударом для Девида: вспомнить о том, как когда-то уверенно лежал меч в его ладонях, как целовал любимую на их свадьбе под радостные крики горожан, как держал в руках свою беззащитную новорожденную дочь. Однако времени разобраться с нахлынувшим ментальным грузом, творившим хаос в его голове с памятью о жизни в Сторибруке, в тот момент просто не было. Задержание Реджины, происшествие с Эммой, срочное отправление ее в больницу - столько всего происходило "здесь" и "сейчас", что думать о "вчера" и "где-то там" было не до того.
А здесь и сейчас было важно состояние Эммы, которое так и оставалось неопределенным даже на следующий день. Хуже ожидания было только смотреть, как Мэри - дорогая Снежка - изводит саму себя и не находит места, пытаясь оставаться оптимистичной. Как Девид и как Чарминг он был способен увидеть, что в женщине боролись два характера, две личности и два отношения к ситуации, как и в нем самом. Как мать и волевая, сильная женщина, в свое время правивщая на равне с ним целой страной, Снежка старалась не показать, насколько сильно ситуация на нее давит, и как беспомощно она себя ощущает. Но еще и как друг, как тихая неуверенная в себе, но все же по-своему храбрая Мери она чувствовала, что ей надо что-то делать, как-то помочь, даже если это и не от нее зависело.
- Девид, - оклик жены застал Чарминга врасплох, и он невольно вздрогнул, переводя на нее взгляд с плитки под ногами, на которую он невидящами глазами смотрел вот уже добрых несколько часов. Хоть алкоголь уже успел давно выветрится, голова все еще неприятно гудела после ночи, проведенной в компании как оказалось совершенно безумного Вейла. Мери выглядела уставшей с глубоко залегшими тенями под глазами и обеспокоенным взглядом. - Мы справимся, правда? - сказала она едва слышимо, и Девида охватило непреодолимое желание увести ее оттуда - из больницы, из Сторибрука - и спрятать в каком-нибудь безопасном месте, где никто не смог бы ей больше навредить. Но он лишь улыбнулся и поцеловал ее в черноволосую макушку, легонько сжав ее руку.
После недолгого ожидания их наконец пустили в палату, и они вместе вошли в нее - рука в руке, ища комфорта в этом небольшом физическом контакте между друг другом. Вид палаты и Эммы на больничной койке заставил Девида почувствовать минутный прилив страха, вспомнить те дни, когда он сам лежал здесь. Пока он боролся с неожиданно подступившей тошнотой, Мери заговорила:
- Здравствуй, - это прозвучало так формально, что Чарминг на секунду в непонимании посмотрел на свои жену. Разве она не вспомнила, что это их дочь, родная плоть и кровь? Однако неуверенность на ее лице достаточно объяснила для принца. - Мы..пришли поговорить, если ты не против, конечно.
Собрав волю в кулак, Нолан уверенно сжал ладонь возлюбленной и перевел взгляд на Эмму. Та явно имела свои собственные сомнения, но смогла пересилить себя и улыбнуться, пусть и натянуно, в ответ.
- Мне всё равно некуда деваться, - сказала девушка.
Женщина, уже давно не ребенок, - поправил себя мужчина, глядя на линии беспокойства и улыбок на ее лице.
- Эмма, ты же теперь знаешь... - начал он, но сложно было обличить в слова всю их невероятную ситуацию. - Прошло столько лет... Мы лишь хотим, чтобы ты знала и понимала, что мы не хотели тебя так оставить. Если бы был другой выход... - выдохнул он, не зная, как продолжить.

Отредактировано David Nolan (2014-01-24 06:13:27)

+2

5

Сложнее всего было поднять свой взгляд на Эмму, посмотреть ей в глаза. Почему? Потому что больше всего на свете Мэри боялась снова потерять свою дочь. Нет, не в прямом смысле, теперь их малышка здесь, но быть отвергнутым собственным ребенком, куда страшнее.  И хотя Мэри Маргарет прекрасно понимала, что банальным и простым «прости» тут не отделаешься, она все время боялась сделать шаг. Сделать шаг и оступиться, сорвавшись в пропасть, которая разделяла их.
Кажется, и Эмма понимает неизбежность этого разговора, нельзя пытаться убежать от него, потому что он все равно настигнет их всех. Девушка невольно нервно теребит уголок своего пиджака, а другой рукой сжимает руку мужа, ища в том такой необходимой поддержки, которую он всегда ей оказывал.  Считала ли Белоснежка тогда, что поступает неправильно, отправляя свою дочь одну в неизвестный мир? Нет, в тот момент этот выход казался ей единственным правильным и верным. А что было бы, поступи она иначе? Никто не знает, она могла даже никогда и не узнать в Сторибруке, что у нее была дочь.
- Эмма, ты же теперь знаешь... – ему тоже сложно, он так же волнуется, как и она сама. Мэри лишь крепче сжимает руку Дэвида, бросив беглый взгляд на того, а затем снова поворачиваясь к дочери. - Прошло столько лет... Мы лишь хотим, чтобы ты знала и понимала, что мы не хотели тебя так оставить. Если бы был другой выход...  -  другой выход был, и, конечно же, они оба это знали. Но так же и знали, что если бы они не поступили таким образом, то все могло бы закончиться куда хуже.
- Эмма, - сделав глубокий вдох начинает Мэри Маргарет, - Думаю, мы бы хотели рассказать тебе всё сами, чтобы ты знала об этом не только по истории из книжки Генри,- да, там были все истории, и их история была изложена верно, но в той сказке были лишь факты. Сложно по ним лишь одним понять, почему человек поступил так или иначе, а вернее - почти невозможно.
Она помнила все, будто бы это случилось только вчера, а не 28 лет назад. Помнила, как держала на руках свою новорожденную дочь, помнила, как сложно было принять то судьбоносное решение, помнила, как плакала в подушку, когда ее Прекрасный Принц покинул комнату с Эммой на руках. Нет ничего хуже, чем помнить все это и понимать, сколько боли они причинили собственной дочери. Мэри все это видела, когда общалась с мисс Свон под проклятьем.
Но прошлое уже не вернуть, самое лучшее, что они могут сделать – так это попытаться не причинять ей боль в дальнейшем, попытаться быть ей теми родителями, которых у нее никогда не было.
Мэри Маргарет снова смотрит на Эмму, ожидая ответа той, кажется, все в этой комнате боятся, в воздухе так и витает эта напряженная атмосфера. У каждого из них есть свои страхи и сомнения, и  у каждого -  свои. Но они могут попытаться помочь друг другу со всем этим справиться. Справиться со всем вместе.

+2

6

[NIC]Emma Swan[/NIC][AVA]http://sg.uploads.ru/t/t7oHC.jpg[/AVA]Сейчас Эмма испытывала, наверное, самые противоречивые чувства в своей жизни. Одновременно хотелось и позволить себе ощутить наконец то, чего она никогда не ощущала - быть частью семьи. Но и забиться куда-то в темный угол, спрятаться от нахлынувших эмоций, тоже тянуло со страшной силой. За свою жизнь девушка в основном разочаровывалась в людях и научилась не подпускать их близко. Последние же события изменили все. С тех пор, как Генри нашел ее. Мальчик, который изменил ее жизнь, а теперь и жизни всех жителей Сторибрука. Он  вернул им их воспоминания, а для самой Свон он перевернул с ног на голову все.
"Генри", - Эмма с щемящей болью в сердце вдруг подумала, что он в чем-то повторил ее судьбу. От него тоже отказались, считая, что так будет лучше. А ведь могло быть и по другому. Сможет ли она когда-то простить себя, что тогда оставила свое дитя? И достанет ли ей сил, подобно своему сыну, простить уже своим родителям тот же совершенный ими шаг, так круто изменивший ее судьбу?
- Эмма, ты же теперь знаешь... Прошло столько лет... Мы лишь хотим, чтобы ты знала и понимала, что мы не хотели тебя так оставить. Если бы был другой выход...
- Другой выход есть всегда. Даже если не видишь его, - от волнения ее голос прозвучал хрипло и излишне резко. Поняв, что такой тон ранит Мэри Маргарет и Девида, Свон глубоко вздохнула и добавила, - Я ведь тоже делала свой выбор. И тоже считала, что поступаю как лучше.
Понимала ли она, что говорит? Или сказанное относилось именно к ней самой? Неловкая тишина на миг заполнила палату. Девушка, все это время старающаяся избегать смотреть в глаза родителей, наконец, собралась с силами и взглянула в лицо стоящей перед ней женщины.
- Эмма, -  слова давались  Мэри Маргарет не легко, ее дочь видела тщетно скрываемое волнение, - Думаю, мы бы хотели рассказать тебе всё сами, чтобы ты знала об этом не только по истории из книжки Генри.
- Хорошо. Рассказывайте, - сказав это, Свон опять ощутила укол совести. Им ведь тоже не легко. И как бы там ни было, ей стоило бы быть повежливее. Что ж, в общении с людьми у девушки всегда были проблемы, особенно в обстоятельствах, когда она ощущала себя уязвимой, - А то знаете, все таки в книжке в основном были картинки..

Отредактировано Game master (2015-05-04 22:39:53)

+1

7

В комнате была чересчур напряженная атмосфера. Напряг исходил от каждого находящегося человека в этой палате.  Эмма, кажется, вообще не понимала что происходит, также, она не могла подобрать нужных слов. На ее лице читалось волнение и... страх. Ее можно было понять, ведь потенциальные родители переживали не меньше ее. Перед тем, как начинать говорить, каждый из присутствующих выдерживал мхатовскую паузу.
Когда Мэри Маргарет взяла свое слово, Дэвид понял, что может только кивать в такт ее речи. В горле застрял ком, который наотрез отказывался пропускать слова, которые мужчина хотел произнести. Единственное, что он смог сделать, это бережно приобнять женщину за плечи, оказывая тем самым тактильную поддержку. В данную секунду словесно на него можно было даже и не рассчитывать. Он предпочел какое-то время помолчать. Чтобы сообразить, с чего лучше начать.
В голосе Белоснежки чувствовались нотки волнения, которые, увы, невозможно было скрыть. Дэвид вообще впервые в жизни прятался за спиной своей жены, буравя кафельную плитку взглядом. Он не хотел встречаться с дочерью глазами. Ему было невероятно стыдно за то, что они позволили себе отдать свою новорожденную дочь. Ему было стыдно за то, что они мало того, что сами лишили себя возможности лицезреть взросление дочери, так еще и лишили Эмму семьи. Лишили свое чадо любви, теплоты и ласки. Но, к сожалению, дело сделано. И время не повернешь вспять, чтобы исправить былые ошибки. Ведь, на тот момент им казалось, что они поступают правильно.
Когда заговорила Эмма, бросив резкую фразу в их сторону, Дэвид набрался смелости и поднял свои глаза на дочь. Он прекрасно понимал ее недовольство и обиду, ведь они были виноваты в том, что она не знала, кто ее родители. Выбор... выбор и вправду есть всегда. Но тогда казалось, что его вообще не было. Была лишь единственная миссия - спасти дочь любой ценой. И у них это получилось.
- Эмма... - ее имя было сказано настолько тихо, что он сам еле услышал свою же речь. Он до сих пор не мог начать. Это все-таки не переговоры с Румпельштильцхеном, а разговор в дочерью, в конце-то концов! Имеет он право хоть раз побыть беззащитным слабым зверьком!? - Нет! Нельзя!
Дэвид внезапно обрел силы, как и в духовном, так и в моральном смыслах. Мужчина сел на край кровати дочери и взял ее за руку.
- Эмма - снова ступор. Главное, как говорится начать, а дальше все пойдет. Но с началом фразы как-то не вязалось. Было слишком много информации и он не знал, с чего же именно надо начинать - И этот человек говорил пламенные речи своему войску? И этот человек вел за собой людей!?
- Мы не понимали и не знали, что тебя ждало на другой стороне портала, - Дэвид выдохнул. Вроде как, начало положено - Нам было невероятно тяжело принять это решение. Изначально, - мужчина посмотрел на Мэри Маргарет и сообщил взглядом, что он постарается начать рассказ и надеялся на ее помощь в его рассказе, так как он до сих пор был не до конца уверен в своих словах - Вы с матерью, кхем..., - мужчина осекся. Он не хотел с самого начала наседать на Эмму словами "твои родители", "мама" и "папа" - Когда Мэри Маргарет была беременна, - все-же... разговор никак не клеился. Он никак не мог понять, как и что стоит заменять. В итоге, он пришел к выводу, что лучше продолжать и говорить так, как есть, - она должна была спастись вместе с тобой, но роды начались раньше, чем Мэри Маргарет успела до него дойти. А магии в волшебном дереве могло хватить только на одного человека... Естественно, мы спасали тебя. Тебя пытались забрать рыцари Королевы, тогда я бился словно в последний раз. Мне удалось положить тебя в шкаф. Последнее, что я помню, это рыцари открывают дверцы волшебного дерева, а а в нем пустота. Для меня это была последняя секунда счастья.счастье в том, что мы спасли тебя. Нам удалось!
Он посмотрел на Мэри Маргарет в надежде, что она поможет ему продолжить рассказ, так как он вновь зашел в тупик. Он не понимал, что нужно говорить дальше. Говорить о том, что они жалеют обо всем? Кажется, это было и так видно по их лицам и взволнованным голосам.
В этот момент, сидя перед Эммой, Дэвиду хотелось многое ей рассказать, но в то же время он понятия не имел, что ему надо говорить. Все мысли перемешались с чувствами, а мучило его больше всего - чувство вины. За это недолгое пребывание в палате и ни в одной речи он так перед дочерью и не извинился. Он все это время искал себе оправдание, пытался выгородить себя, что абсолютно на него не похоже.
- Прости, - бросил тот коротко. В его голосе звучали нотки сожаления, которые ни в коем случае нельзя было назвать фальшивыми. Он понимал, что одним лишь словом "прости" отмахнутся не удастся.
Он поставил себе цель - показать Эмме, что у нее есть семья, родители.

Отредактировано David Nolan (2015-05-08 13:22:44)

+2

8

Сложно стать теми родителями, которых ожидает твой ребенок. Сложно стать кем-то важным, значимым для своего дитя. Особенно, когда твоя дочь – Спасительница. На нее с рождения была возложена большая ответственность, настолько большая, что это было просто несправедливо. Девочка, которая должна была снять проклятье, которая сняла это самое проклятье. Эмма Свон – дочь Прекрасного Принца и Белоснежки, Эмма Свон – та, которая росла без родителей, та которая не смогла принять еще своих родителей. И никто не знает, сможет ли.
Это больше всего пугало Мери Маргарет. Лишь одна мысль о том, что Эмма отвергнет их… Словно удар тока, который в один прекрасный момент может все решить. Женщина невольно поджимает губы, слыша весьма резкие слова дочери, после чего отводит взгляд в сторону. Вероятно, она была права. Выбор есть всегда. Но ведь они хотели поступить правильно, хотели поступить так, как было нужно. Да, именно так, как от них ждали. И в тот момент у них не было времени на раздумья. Всего один шанс, всего один выбор… Видимо, они ошиблись.
– Прости… – такое осторожное, но в то же время уверенное слово сорвалось с уст женщины. Конечно же, она прекрасно понимала, что простым «прости» здесь не отделаться… Этого мало, на самом деле, всего будет мало, ведь невозможно вернуть назад те двадцать восемь лет, которые  уже миновали. Нельзя изменить прошлое, но можно творить настоящее и будущее. Можно попытаться больше не допускать таких ошибок, можно попытаться все исправить. И Мери Маргарет знала наверняка, она попытается. Она сделает все, что в ее силах. Вот какой выбор в этот раз сделала учительница.
Дэвид, кажется, сумел справиться с собственным волнением куда лучше, чем его жена. Женщина подняла свой взгляд на супруга, улыбнувшись ему уголками губ, словно бы благодаря за подобное… Словно бы негласно произнося безмолвное «спасибо». Он всегда знал, что сказать, что произнести. Этого было не отнять у Прекрасного Принца, весь в свое время именно его речи вели за собой войско, вели за собой людей.
– Все произошло слишком быстро, – она видела во взгляде Дэвида мольбу о поддержке, он искал ее у своей жены, – Все должно было быть не так. Все вообще не должно было быть так, – Мери Маргарет обвела взором помещение, затем взглянула на Эмму, – Ты должна была стать нашей Принцессой, у которой было бы все, о чем она только сможет мечтать… Но все вышло не так, все вышло по-другому. И когда пришел момент сделать выбор, мы его сделали, решив спасти тебя… Знаешь, я не думаю, что поступила бы иначе, если бы мне пришлось снова выбирать. Я вижу, какой ты выросла, пусть нас не было рядом, но ты прекрасна, Эмма, – она невольно улыбается, ощущая, как волнение постепенно отступает на задний план. Слова уже даются не так сложно, как мгновениями ранее.
– Мы сожалеем, сожалеем о том, что нас не было все это время рядом… Но мы не жалеем о том, что спасли тебя. Ты жила, в самом деле – жила, а не пребывала в ловушке, как все мы… – она глубоко вздохнула, в очередной раз проведя ладонью по складкам своей юбки. Ведь если бы Эмма оказалась в Сторибруке, неизвестно, с кем бы она была… Навряд ли с Мери Маргарет… Ее родителями могли стать кто угодно… Кажется, сейчас невозможно было судить… Все случилось давным давно, но несмотря на этот факт, Белоснежка чувствовала, что должна все объяснить дочери. Хотя бы попытаться. Они должны. Вместе с Дэвидом. Ведь они в самом деле любят свою Эмму, очень любят.

0


Вы здесь » Once Upon a Time » Magic is Here » Семейные дела (27 октября, поздний вечер)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC