Once Upon a Time

Объявление



❖ Добро пожаловать в наш мир:

Вы пришли на ролевой проект по мотивам сериала "Однажды в сказке". Здесь вас ждет удивительный мир, полный загадок и приключений. Волшебство и вера в чудо - то, что нужно, чтобы стать счастливым. Здесь вы можете окунуться в мир, пронизанный магией.
❖ Администрация

Администратор: Matt Jefferson
Модераторы: Paige Gardener, Henry Mills, Night Fury, Emias Dante, Leonora
❖ ТРЕБУЕТСЯ СПАСИТЕЛЬНИЦА!



❖ Баннеры и топы


❖ Лента новостей:

9.10.2015
• Открыт новый игровой раздел Skin Deep.

10.09.2015
• Сегодня нашей Сказке исполняется ТРИ года! Поздравляем всех, кто живет в ней и пишет ее! Вы самые лучшие!

01.09.2015
• Открыта сюжетная перекличка до 08.09!


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Once Upon a Time » Magic is Here » Яблочко от яблоньки, 28 октября.


Яблочко от яблоньки, 28 октября.

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

1. Название эпизода: яблочко от яблоньки.
2. Место, дата и время: 28 октября, день.
3. Участники: Грейс, Джефферсон, Алиса, Руби и, вероятно, потом Роксана.
4. Краткое описание: яблочко от яблоньки недалеко падает. Вот и Грейс, чтобы все-таки поймать неуловимого из-за душевных терзаний папашу, решает устроить "У бабушки" чаепитие. То самое, к которому нерадивый отец обещал вернуться много лет назад. И даже приглашение высылает, чтобы все было официально. Но когда все неотвеченные вопросы остались в прошлом, в кафе пожаловала нежданная и не слишком желанная гостья...

+3

2

С каждым легким, практически незаметным изменением стрелок часов сердечко маленькой девочки начинало биться чаще. Волнение одолевало, и она не могла с этим справиться. Генри, как ни когда оказался прав. Это она - девочка из книги и ее звали Грейс. Ее отец пропал за пару лет до заклинания, и в этом была повинна злая королева. Если верить книге, то Джефферсон лишился головы, а с ней и рассудка.
Этой ночью девочка все думала о том, а вдруг именно из-за Червовой королевы ее отец изменился и теперь он уже не тот человек, образ которого Грейс так трепетно хранила в своей памяти. Отголоски мыслей вновь полоснули болью маленькое сердечко.
И хоть история в книге окончилась, было ясно, что жизнь отца и ребенка продолжилась. Лишь Богу было известно, что еще случилось с Джефферсоном, в тот момент, когда его дочь обосновалась в темных дебрях Шервудского леса. Робин и Мэриан были так любезны с ней, взяли ее в собственную семью. Живя бок об бок с ворами (хоть и не стандартными), она научилась быть отважной и преданной  своим принципам, ценить жизнь людей и помогать нуждающимся.
Малышка и не заметила, как перед ней на столе образовалась не большая горсть разорванных салфеток. Малышка нервничала, и все время поглядывала на часы. Ей казалось, что стрелки замерли и все ни как не хотели сдвинуться с отметки без пяти минут пять.
Взгляд ребенка очередной раз промчался по столу. Он был сервирован и готов к чаепитию. Посредине, как глава пиршества стоял апельсиновый пирог запах, которого медленно разносился по кафе. Этот пирог был изюминкой чаепития, ведь Пейдж его испекла сама, конечно же под пристальным взглядом  Руби. Грейс уйму времени потратила на то, что бы убедить Шапочку в бесполезности сегодняшнего посещения школы. То ли сотня доводов приведенные ребенком или же просто надоедливость повлияли на Руби и та все же уступила малышке. 
Девочка слегка улыбнулась и теперь уже смотрела на Алису. Вот кому действительно повезло в городе так это ей, Генри и Эмме. Все трое после снятия заклятия продолжили жить своей старой жизнью, для них ничегошеньки не изменилось, а в голове не образовалась каша. Алиса может с твердостью сказать, что из пережитого реально, что вымысел, а что и вовсе другая жизнь. Они живут, как и жили, а что делать остальным? Тем, кто слишком много помнит...
Из-за этого, Грейс пыталась как можно дальше держаться от приемного отца, коим являлся шериф Ноттингемский. Слишком сложно было осознать все то что он сделал, и трудно забыть его в роли собственного отца. Как Пейдж, она его любила. Приемный отец заменил ей настоящего. Он был с ней строг, но все равно любил, а пока ни кто не видел, баловал, наверное, боясь, что кто-то заметит его слабость. Кажись, Пейдж единственная кому он мог уступить. Но, вернувшаяся память заставила ее усомниться. Уж больно хорошо она знала жесткость этого мужчины. Она видела его глаза, когда он убивал. В них не было ни чего человеческого, ни жалости, ни сострадания...
- Уже пять часов, может он не придет? - разрывая последний клочок салфетки, проговорила малышка, обращаясь к рядом сидящей Алисе - или догадался и просто не хочет меня видеть...
Она не совсем понимала, кто сейчас в ней говорит: Пейдж - неуверенная, тихая школьница, любящая закрываться в своей комнате и читать старые мифы или же Грейс - маленькая, отважная девочка, которая без оглядки бросалась на помощь друзьям и ни когда в жизни не ставила под сомнение любовь отца. Она запуталась. Потерялась в собственных мыслях и воспоминаниях.
Ребенок тяжело выдохнул и маленькие куски салфеток, словно снежинки разлетелись по столу.

Отредактировано Paige Gardener (2013-06-05 22:34:59)

+3

3

Это должно было произойти, рано или поздно. Заклятье пало. Алиса и не сразу это поняла, ведь она уже некоторое время жила у Джефферсона, наслаждаясь его ежечасным присутствием. Жизнь для неё стала совсем иной, прекрасной и чудесной, как в самой настоящей сказке. Дни на пролёт они пили чай, веселились, разговаривали, делали глупости и строили планы - всё это казалось таким естественным, как будто так было всегда. Единственное, Лиддердейл понимала, что как ни пыталась осчастливить своего возлюбленного, в его улыбке всегда была тень грусти, а во взгляде – отчаянной тоски по дочери, частичке его сердца.
Генри познакомил Алису с Грейс, она оказалась замечательным добрым ребёнком и, вопреки опасениям Лиддердейл, они сумели легко подружиться. Держать в тайне встречи с детьми от самого Мэтта помогала Руби, хоть это и было непросто: из-за присутствия в городе Валета, Джефферсон редко отпускал девушку куда-либо.
Несмотря на то, что сама Грейс была очень даже не против познакомиться со своим сказочным отцом, про которого так убедительно твердил сын мэра, Алиса предложила подождать ещё некоторое время, она ведь обещала ничего не предпринимать, пока заклятье не падёт, да и сам Шляпник не был в восторге, когда его белокурая сожительница заговаривала о малышке Грейс.
Теперь, когда чары были разрушены, всё перевернулось с ног на голову. Нет, для большинства жителей Сторибрука всё, наоборот, вернулось на круги своя, но не для Алисы. Она, хоть и была девушкой из легенды, спасительницей Страны Чудес, ничего толком не знала о той жизни в Волшебном лесу, в королевстве Реджины. Люди вокруг обнимались, вспоминали былое, говорили на свои темы, а Лиддердейл чувствовала себя ещё не в своей тарелке. Хорошо, что рядом был Мэтт и Руби. Ох, Руби. Алиса не сумела сдержаться и расплакалась, когда подруга рассказала ей свою печальную историю. Кто бы мог подумать! Оказывается, в сказках не всё живут "долго и счастливо", по крайней мере пока.
Тем временем Шапочка ловко порхала от одного посетителя кафе к другому, а Алиса, схватив в одну руку чайник, а в другую три чашки, направилась к столику, за которым сидела девчушка. На столешнице, словно крупный тополиный пух, неряшливо лежали обрывки салфеток. Грейс явно нервничала. Лиддердейл заметила это и, расставив чашки, подсела к девочке.
- Ну что ты, - мягко улыбнувшись, подбодрила она ребёнка, дотронувшись кончиком пальца до носика Грейс, - Джефферсон придёт с минуты на минуту, вот увидишь!  Во-первых, он едва ли сможет догадаться, - Алиса заговорчески посмотрела на Руби, вместе с которой они затеяли всё это чаепитие с подачки дочери Шляпника, - а, во-вторых…- Алиса приобняла девочку за плечи, - он любит тебя, очень любит, разве он может не желать тебя видеть? Конечно, нет! Он просто боится, что ты не сможешь его простить… - начала она, но не договорила толком, решив, что они сами лучше разберутся в своём прошлом, к которому Алиса отношения не имела. Как Ддефферсон ни пытался скрыть то, что нарушил обещание, данное дочери, Генри рассказал Алисе, что произошло тогда, и многое стало понятнее. Девушка не осуждала Шляпника, ведь он был не виноват, лишь хотел как лучше, и дочь не осуждала. Но всё равно, Алиса не подавала вида, что узнала об этом и старалась не затрагивать больную тему Джеффа.

+3

4

Несколько дней пронеслись как в тумане. Казалось, все было так же как и все предыдущее время, однако это было лишь обманкой. Руби улыбалась, изо всех сил изображая что ей и правда легко и хорошо, лишь бы Алиса не поняла, как у нее на душе тяжело на самом деле. Алиса...только она, да еще бабушка и Снежка помогали Руби держаться. Ей не хотелось понапрасну беспокоить доктора Хоппера, у него сейчас и так хватало работы.
К тому же в голову все чаще закрадывались мысли о Вэйле, и необходимость избегать его для его же безопасности, как и мысли о том, что они больше не будут вместе - были еще одним испытанием. Хорошим отвлечение от всего этого была идея малышки Грейс насчет чаепития. Конечно, сначала Руби очень категорично отнеслась к просьбе прогулять школу, однако в конце концов согласилась и сияющая улыбкой красавица Грейс испекла вместе с ней чудесный апельсиновый пирог для отца. Шапочка отмахивалась от этой мысли, однако она ощущалась на себе немалую тягу к тому, чтобы оберегать Грейс и Генри, как будто они были ей родными. И от них, как и от Алисы, она не пряталась. Просто решила для себя, что ближе к полнолунию пропадет. Они все поймут и не будут ее искать. По крайней мере она очень на это надеялась.
Грейс теперь довольно часто бывала в кафе, иногда появлялась и Алиска, реже правда, чем раньше. Генри же почти все свое свободное время проводил возле Эммы, будто умирающий от жажды человек, наконец-то набревший на источник.
Наблюдая за двумя своими самыми важными гостями кафе, Ред невольно поглядывала на часы. 5 часов. Что же он не идет? В глазах Грейс уже начинало появляться отчаяние. Алиса успокаивала ее как могла. Руби улыбнулась. Интересно, осознает ли Алиска, что в таком молодом возрасте уже может стать приемной мамой? Хотя ей казалось, что они скорее будут общаться как подруги. И это к лучшему, наверное.
Последние посетители, расплатились и вышли из кафе. Руби убрала со столиков, и взяв чашку горячего шоколада и тарелочку с вафлями, отправилась к столику чаепития для Безумного Шляпника.
- Боевая готовность?! - она ободряюще улыбнулась и поставила на стол тарелку с чашкой, после чего сгребла в кучу порванные салфетки. В пустом кафе было намного более уютно делать чаепитие и встречать Мэтта, - Я думаю ты зря волну...
Девушка не успела договорить. На двери жизнерадостно звякнул колокольчик, объявляя о чьем-то приходе.

+2

5

Джефферсон, конечно же, не догадывался. У него ведь не было телескопа, и он не считал нужным присматривать за Алисой, когда та куда-то уходила. Валет ведь не был серьезной опасностью. Нет, шляпник не то, чтобы постоянно следил - просто приглядывал, чтобы ничего плохого не случилось.
И, конечно же, он видел, как Алиса встречается в кафе с Грейс. В первый раз его это очень возмутило, но, немного подумав, непутевый отец решил, что так даже лучше. Алиса умела находить нужные слова в любой ситуации. А уж то, что они подружились, и вовсе было Джефферсону на руку. Он ведь раньше и не помышлял о том, чтобы найти для Грейс приемную мать, боясь, что дочке это придется не по душе. И хоть любовь свалилась на него, как снег на голову, шляпник не мог не признать, что рад дружбе Алисы и Грейс.
Но еще больше Джефферсон был рад тому, что эта дружба не закончилась с разрушением проклятия. Вспомнив себя, его дочь не оттолкнула возлюбленную отца, что для него значило, быть может, надежду на прощение. Но вот сам шляпник к встрече с Грейс еще не был готов. За все тридцать лет заточений он так и не нашел слов, которые бы смогли хоть как-то оправдать его. Он продолжал наблюдать, не решаясь подойти ближе. Алиса же тактично хранила их встречи в секрете.
В этот раз Джефферсон не учел того, что затишье обычно бывает перед бурей. Алиса и Грейс все же решились на активные действия. Белокурая спасительница сообщила, что сегодня они ужинают в кафе, и убежала туда, пропуская мимо ушей неуверенные возражения. Шляпнику оставалось лишь приготовить речь. Но... не сложилось.
Литра два разнообразного чая не помогли найти нужных слов, так что предстояло импровизировать. Особенно - со скоростью. Основательно задумавшись, Джефферсон и не заметил, как быстро пролетело время, и теперь он опаздывал. Совсем как Белый кролик.
Кролик... И все же шляпник еще не очень хорошо разбирался в чуждом ему мире. Смотреть на супермаркеты в кино - это одно, а вот ориентироваться в них на месте оказалось не таким уж и простым делом. На поиск средних размеров пушистого кролика понадобилось чуть больше времени, чем надеялся Джефферсон, так что ехать в кафе пришлось уже чуть ли не нарушая правила дорожного движения. И он успел. Практически минута в минуту. Если часы, конечно, не врали.
Сделав глубокий вдох, чтобы привести мысли в порядок, шляпник раскрыл дверь кафе и, не сводя глаз с Грейс, сделал шаг вперед. Алиса и Руби простят - потом он с ними обязательно поздоровается. Но сейчас, казалось, само время замерло: от одного движения, от взгляда маленькой девочки зависела вся его жизнь. Джефферсон стоял, слыша лишь громкие удары собственного сердца. Он так и не нашел себе оправдания, но, теребя от волнения уши ни в чем не повинного кролика, надеялся на улыбку Грейс.

+4

6

Грейс прижалась к Алисе, в то время как Шапочка провожала последних клиентов, и теперь все кафе было полностью в их распоряжение. Гарденер была признательна девушкам за помощь, но больше всего она была благодарна блондинке. Малышка не будет кривить душой, если скажет, что не раз, еще в лесу, задумывалась о том, что же будет когда отец вновь жениться. Память девочки все еще таила, хоть и размытый, образ матери - любящей и прекрасной женщины. Грейс до этих пор помнит ее улыбку и легкий запах  духов, в которых так гармонично сочетались жасмин с нежными нотками апельсинов. Пейдж боялась, что кто-то может посягнуть на эту маленькую частичку ее память.
Возможно из-за влияния сказок или бурной детской фантазии, но девочка всегда представляла пассию отца злой и коварной женщиной, которая так мило улыбается на людях и не стыдиться оскаливаться наедине. Но Алиса, она была совершенно другой. В этой белокурой девушке скрывалось что-то родное. Наверное,  безумие, к которому так привыкла Грейс. И если быть честной с самой собой, она будет безумно рада, если ее отец выберет Алису.
Размышление малютки перервала Шапочка, которая незаметно для Пейдж возникла около столика с дымящейся чашечкой сладкого, густого шоколада. Еще одна ободряющая улыбка от которой ребенку становилось спокойней. Она не хотела верить в то, что ее папа не придёт, но даже если так... Даже если он не появиться на пороге, малышка будет безмерно благодарна Руби и Алисе за все их усилия.

Звуки дверного колокольчик оповестили о новом посетители. Девочка в мгновение ока встрепенулась и замерла на собственном стуле. Она боялась пошевелиться и кажись, даже забыла, что надо дышать, будь-то бы любое, пусть самое малейшее движение могло бы спугнуть гостя. Это был ее папа, самый родной и самый желанный человек. Он стоял здесь. Реальный. Такой, каким она его запомнила. Сердечко бешено билось, и только тихое:
- Papa, - слетело с ее губ.
Ребенок не стал медлить, вскочив из-за стола она бросилась к отцу и только одному Богу известно как все таки Пейдж удалось не врезаться в Руби или не снести пару стульев располагавшихся на ее пути.

- Обещай, что вернешься. Дай мне слово. К чаепитию, обещаешь?
- Клянусь, ни за что на свете не пропущу такое.

Кажись, именно таким был их последний разговор. Тогда Грейс даже не могла представить, какой путь ей придётся преодолеть, что бы вновь увидеть отца. И если бы ее спросили, стоит ли все повторить заново что бы  оказаться в этой точке, в объятиях самого родного человека, она бы без раздумий ответила - ДА!
Только сейчас, уткнувшись маленьким курносым носиком в отцовский шарф, висящий на шее, она поняла, как все-таки сильно нуждалась в нем. Он был ей нужен, всегда, не зависимо от времени и места. И ни кто, даже самый любящий человек не мог заменить ребенку настоящего отца.
- Я знала... я верила, что ты вернешься - в глазах Грейс блеснул слезы, а в детскую душу закрался страх, что теперь, как только она ослабит свои объятия, ее papa вновь исчезнет, как тогда. И руководясь этим страхом, она лишь сильнее стиснула Джефферсона.

Отредактировано Paige Gardener (2013-06-19 10:23:24)

+3

7

Звон колокольчика заставил всех присутствующих обратить внимание на входную дверь, где появился взволнованный Джефферсон с игрушкой в руках. Алиса с улыбкой выдохнула: он всё-таки решился, несмотря на страхи и терзающую совесть.
Девчушка вскочила с места и рванула в объятия своего драгоценного вновь обретённого отца. Вот когда происходит настоящее чудо, потрясающее и завораживающее. Какие бы невероятные вещи не могла творить магия, разве может что-то быть удивительнее и прекраснее, чем воссоединение самых дорогих и близких?
После того как Заклятие пало, Алиса очень боялась, что отношение Пэйдж к ней может измениться, она не представляла, как следует вести себя с дочерью возлюбленного, но искренне хотела стать частью этой семьи, а потому просто положилась на интуицию, действуя так, как подсказывало сердце, и очаровательная малютка отвечала на искренность и тепло тем же. Когда жителям Сторибрука вернулась память, Алиса не потеряла расположение Грейс. Лиддердейл слышала, что дети часто ревнуют своих родных родителей, считают, будто их хотят отнять и потому начинают вредничать и устраивать пакости возлюбленным отца или матери. Дочка Шляпника такой не была, она спокойно приняла правду, когда догадалась о том, что Алису и её папу связывают далеко не дружеские отношения. Белокурая спасительница иногда спрашивала Джефферсона, понравится ли она его дочери, он, конечно же, успокаивал девушку, избавляя от переживаний.
Любуясь на семейство, Лиддердейл посмотрела на Руби, готовая расплакаться, настолько трогательным был этот момент. Взяв подругу за руку, она подмигнула ей, боясь нечаянным словом помешать таинству. Алиса могла только отдалённо представить, что пережили те, кого она так горячо и преданно полюбила, что они чувствовали сейчас, но она была уверена, что их ожидания оправдались с лихвой, и они все вместе будут жить долго и счастливо.
- Теперь всё окончательно наладится, - шепнула она на ухо брюнетке, - спасибо, что помогла с чаепитием, лучше и не придумать!
Трудно было сказать, когда сам Джефферсон созрел бы для этого шага, поэтому энтузиазм Грейс бы очень кстати. Тянуть смысла уже не было, только мучить себя. Зато с этой долгожданной, хотя и пугающей минуты разорванная нить снова завязалась в крепкий узел.

+2

8

Руби обернулась на звук колокольчика, не сомневаясь в том, кого увидит в дверях. Вот он стоял на пороге, такой практически хорошо знакомый, один из отчаяных помощников их с Алисой безумных авантюр, и в тоже время непривычно растеряный. Мир будто замер вокруг. В тот момент остались будто только полные надежды глаза Мэтта и наполняющиеся счастьем глаза малышки Грейс.
Руби даже не успела закончить мысль, как вдруг ребенок вихрем сорвался с места и подлетел к новообретенному отцу. Она улыбнулась, смотря на них заворожено и ласково. Не так давно она сама впервые за много лет обняла родных ей людей, и вспомнила как много для нее значат многие из тех, кому она в течении 28 лет просто бездумно наливала кофе, подавала завтрак или говорила просто "Привет" при встрече. Но это взрослый человек! А какого было после снятия заклятия маленькой девочке, внезапно обнаружевшей, что ее отец исчез?!
Девушка осторожно пожала руку подруги в ответ и улыбнулась на ее слова.
- Всегда рада помочь!
В голову друг забрела мысль, что они все таки семья. а значит лучше будет оставить их одних. Она достаточно неплохо  знала и Грейс и Алису, но Мэтта знала не очень хорошо, и не могла сказать с уверенностью, что его не смутит ее присутсвие на этом маленьком семейном ужине. Потому Руби достала ключи от кафе и осторожно вложила Алисе в руку. Ожидая удивленного взгляда, Руби тут же зашептала ей на ухо:
- Здесь все необходимые ключи. Мне нужно бежать, так что остаешься на хозяйстве!
И едва ощутимо коснулась губами щеки подруги. Она очень надеялась, что Алиска поймет и не обидится!

+2

9

Слишком уж много Джефферсон думал там, где думать, по сути, стоило бы поменьше. Это счастье в глазах малышки не могло быть поддельным. А он столько времени лишал ее родительской любви. Все козни королевы и проклятия магии не смогли разрушить ту невидимую нить, что связывала самых близких людей.
- Грейс, - чуть не закричал непутевый папаша, отбрасывая игрушку на близлежащий стул и ловя в объятия самое бесценное создание этого мира.
Как же долго он мечтал об этом! И тогда, во дворце кровавой Красной королевы, ему снилось, как они с дочкой ищут грибы под слоем пожухлой листвы и играют в прятки. И в Сторибруке ему хотелось лишь одного - чтобы для девочки, живущей в чужой семье, в один миг все вернулось, как было. Пусть в ветхом домике, но они бы тогда ни за что не расстались. Нет, ничего бы этого не было. Ни двойной жизни, ни чужой памяти. А теперь дочка - его самое большое сокровище, снова была в его объятиях. Радостная, счастливая - о чем еще можно мечтать? Разве что о том, чтобы не было этого проклятия, чтобы чужая память исчезла навсегда.
Прошла всего минута, но Джефферсону казалось, что они стоят тут вот так, обнимаясь, целую вечность. Не решаясь отпустить от себя дочку, провинившийся папаша решился, наконец, заглянуть в детские глаза.
- Прости меня, Грейс, - он виновато улыбался, но счастье так сильно переполняло его, что не улыбаться бы просто не получилось. - Я нарушил слово, которое дал тебе. Мне нет никакого оправдания, поэтому я могу надеяться только на твое прощение.
Заметив краем глаза, как Руби выскользнула за дверь, Джефферсон решил, что никто из оставшихся не будет против небольшого вандализма, и посадил дочку прямо на стол, а после взял кружку и повертел ее в руках.
- И у тебя получилось сделать так, чтобы я хоть немного сдержал обещание: чаепитие в честь моего возвращения?
От растерянности Джефферсон не слишком удачно пытался шутить. И наверняка сейчас стоило немного бы помолчать. Но папашу-мученика так разрывало от эмоций, что молчание сейчас было подобно пытке. Эмма говорила что-то о безумстве - как жаль, если она окажется права.

+2

10

Сколько времени прошло с того момента как Грейс "накинулась" на отца? Час? Два? А может и пара минут, но настолько быстрых и желанных что казались вечностью, будто бы она его ни когда не отпускала. И пусть малышка сейчас переполнялась эгоизмом, отбирая у окружающих собственного отца. Они поймут и не обидятся! А остальной мир, пусть подождет, так как ждала она.
- Тебе не за что извинятся. Я знала, что ты не мог меня бросить. Я всегда это знала. И верила. - Грейс повторяла эти слова как мантру, вытирая маленьким кулачком, глазки полные слез - ты просто не мог! А когда Генри показал мне книгу, я лишь убедилась в этом.
Ребенок поцеловал отца в щеку.
Оказавшись на столе, девочка невозмутимо помотала ножками, наблюдая за тем, как Шляпник крутит в руках чайную кружку. 
- В честь нашего воссоединения, - исправила отца ребенок, спрыгивая со столешницы и хватая Джефферсона за руку, потянула мужчину к стулу. Осмотревшись по сторонам, взглядом ребенок нашел Алиску, которая без дела все это время стояла в стороне. Грейс указала девушке на свободный стул возле отца, а сама села напротив. Малышка знала, что сейчас на этом празднике жизни она главная, ведь это ее Чаепитие. Поэтому так беспардонно командовала взрослыми.
- Просто пообещай, что больше ни куда не исчезнешь, - с самой милой улыбкой проговорил ребенок - не хочу больше одна бегать по лесу. И... разбойницей быть, конечно, весело, но давай делать это вместе!
Пейдж радостно хихикнула, протягивая отцу ножик, что бы тот не сидел без дела и порезал не большой пирог, который стоял в центре стола.
Забравшись на стул с ногами, облокотившись локтями на столешницу, Грейс продолжила изучать отца, ища в нем расхождения с тем образом, который помнила. В первую очередь она заметила аккуратную прическу. Нет, она ни чего не имела против той, что была в лесу, но сейчас она выглядела.... иначе. Дальше было сожаление об исчезновение длинного плаща и замене его на обыденный пиджак. Что касается рубашки и шарфа, тут все было на своем месте. Взгляд зеленых глаз сконцентрировался на шарфе. Еще там, в прошлой жизни у отца была любовь к этой части гардероба, но сейчас это походило более на необходимость, необходимость скрывать шрам. Лицо Грейс на мгновение изменилось. Девочка, не отводя взгляда, смотрела на шарф, будто это могло помочь ей увидеть то, что скрывается под ним.
- Можно? - тихонько проговорил ребенок.

+2

11

В ладони появилась холодная связка ключей, и Алиса, растроганная происходящим, не сразу сообразила, что к чему. Руби прошептала, что ей нужно идти, и поспешила выскользнуть из кафе, словно кошечка. Белокурая девчушка даже возмутиться толком не успела, но, когда кончики прелестных тёмных локонов скрылись в дверном проёме, Лиддердейл улыбнулась: чувство такта и понимания её подруге было не занимать. Признаться, Алиса и сама вдруг подумала, что, возможно, ей стоит оставить Мэтта с дочкой наедине, но потом отмахнулась от этих назойливых мыслей, хотя вмешиваться в ход происходящий событий тоже не торопилась, давая Джефферсону и Грейс возможность насладиться счастливым обретением друг друга.
Сама Алиса тоже не могла остаться равнодушной, слушая произнесённые слова, видя блеск в глазах и счастливые улыбки. Девушка невольно смахнула выкатившуюся слезинку, и была необычайно рада за свою будущую семью, ведь всё окончилось хорошо, хотя по-другому и быть не могло.
Спустя некоторое время, малышка уже весело болтала ножками, благополучно усадив довольного отца напротив. Про Алису, которая старалась не привлекать к себе внимание, притаившись возле барной стойки, тоже не забыли.
Заняв своё место, Лиддердейл стала разглядывать пирог и сверкнувший в руках Шляпника нож, улыбаясь несколько робко и смущённо. Она по-прежнему не решалась что-либо произнести: общаться со Шляпником и Грейс по отдельности оказалось проще. Наверное, всё дело в семейных узах и общем прошлом в совершенно другом мире, где Алиса была чужой, но она не отчаивалась, зная, что это лишь по началу так.
Девочка с любопытством разглядывала отца, и Алисе вдруг захотелось узнать, каким он был там, в сказке, но потенциальная спасительница не успела вставить свой вопрос, к которому навалилось ещё с десяток, потому как Грейс заинтересовалось больной, во всех смыслах, темой Джефферсона. Нужно ли маленькому ребёнку видеть такое увечье на шее родного отца, узнать о мучениях, через которые он прошёл? Алиса встревожилась, взглянув на Шляпника. Конечно же, она увидит и узнает, но…сегодня ведь слишком замечательный день для огорчений. Впрочем, Алиса искренне надеялась, что теперь у Мэтта не только неприятные ассоциации с попытками разглядеть его шрам. Девушка мечтательно посмотрела куда-то в воздух, вспоминая яркую сладость их первой близости, но вскоре вернулась в координаты здесь и сейчас.
- Я не знаю, как в Зачарованном лесу или Стране Чудес, но в Сторибруке чай имеет свойство остывать, - мягко напомнила она с лёгким волнением в голосе, боясь, что ляпнет что-нибудь не к месту. С этими словами она потрогала чайник, как бы удостоверяясь в собственной правоте и приготовилась разливать душистую заварку. Маленькая аккуратная крышечка заварника соскользнула вперёд, лихо прокатилась по столу, и с грохотом встретилась с полом, а сам тёмный ароматный чай воспользовался ситуацией и сбежал из чайничка, разливаясь вдоль скатерти.
Алиса виновато ойкнула и шмыгнула под стол искать взбунтовавшуюся крышечку.
- Видимо, чай со мной не особенно согласен, - донеслось снизу.

+2

12

- Конечно вместе! - Джефферсон послушно уселся туда, куда ему было указано маленькой волшебницей, взял в руки нож и принялся разделывать пирог, аромат которого уже давно заполнил все кафе и наверняка скоро начал бы приманивать посетителей, если бы двери не были так плотно закрыты.
Было в этом пироге какое-то очень привлекательное несовершенство. Если бы его пекла Руби или ее бабушка, он бы непременно вышел идеально ровным, и придраться было бы не к чему - уж очень много опыта у них было. Но этот... этот пирог пекли явно не они, а значит... Шляпник чуть было не выронил нож. Неужели его дочка уже способна на такие кулинарные шедевры? Там, в Зачарованном лесу, она, конечно же, помогала отцу. Но все по мелочи. На серьезные вещи никогда не хватало времени, да и, положа руку на сердце, нужных ингредиентов.
Но не успел Джефферсон похвалить свое сокровище, как ребенок решил докопаться до истины. Шляпник замер с ножом в пироге, раздумывая над очень и очень сложным вопросом. Но на помощь тут же пришла Алиса. Да, чай остывал. И в кои-то века в ароматном напитке крылось спасение. Правда, очень шумное и с большими последствиями.
- Алиса! - воскликнул Джефферсон, с неприлично высокой скоростью спускаясь под тот же стол.
Быстро - чтобы Грейс не успела сделать то же самое. Вот только ребенка на полу и не хватало! А теперь для девочки там места просто не осталось. Шляпник нащупал крышечку правой ногой и, подобрав, показал Алисе - мол, вот она, можно дальше не искать.
Но вопрос все равно так или иначе висел в воздухе. Наверное, нужно все же решиться окончательно и поговорить с дочкой о том, почему он исчез, и что происходило в Стране Чудес. Но ему нужна была поддержка. А самая лучшая поддержка - это, конечно же, его белокурая любовь. Джефферсон посмотрел на Алису совершенно умоляющим взглядом, призывая если не начать разговор, то хотя бы первой вылезти наверх.

+2

13

Грейс хихикнула, провожая взглядом убегающую крышечку. Ребенок попытался остановить беглеца, но та, юрко проскочив между пальцев, соскочила со стола. Крышечка явно куда-то спешила. Кто знает, какие дела могут иметь маленькие сервизные приборы, их же ни кто не спрашивал, приглашая на чаепитие, а может она и вовсе не хотела тут присутствовать, что тогда? Насильно удержать ее не выйдет... Грейс посмотрела в сторону Алисы, заметив как белобрысая макушка, скрылась под скатертью стола. Ребенок и сам хотел нырнуть следом, но ее опередил отец. Грейс повременила, так как телевидение и пара сопливых фильмов которые она смотрел с матерью, уже глубоко внедрили ей в мозг развитие того сюжета что мог развернуться под столом: он и она, оба потянуться к ускользнувшему предмету, их руки соприкоснутся, а глаза встретятся... Джефферсон мило улыбнулась, подпирая голову руками. Она была рада за отца. У нее не было ни капли ревности по направлению к Алисе. Грейс уверенна, что для папы она все равно останется самой важной девочкой на этой планете, а Алиса... Алиска хоть и не сможет занять роль матери (которую ребенок уже полноправно отдал Марион), но роль старшей сестры уж точно или хорошей подруги.
Гарденер решила не подгонять взрослых. Ребенок с интересом начал рассматривать коричневые реки чая, разлитые по столу. В голову забралась мысль: Интересно, а в стране Чудес есть Реки Чая и если есть, то в них плавают на кружках и  место весел используют ложки? Она себе даже представила эту картину. В руке огромная ложка, которой она управляет огромным чашкиным кораблем, а вместо порогов в этой реке кубики сахара. Маленькие дольки лимона все время  приветственно выныривают наружу.
Наверное, в Стране Чудес интересно. Нужно будет потом расспросить папу об этом поподробней, ну а пока... Ребенок спрыгнул со стула.
- Я за тряпкой... - выпалила девочка и, не дожидаясь ответа из подстольной умиляндии, где по ее соображению должна царить романтика, скрылась за дверью, ведущей на кухню.
Малышка застыла на пороге святая святых “у бабушки”. Именно здесь творились все те чудеса, которыми посетители с таким удовольствием набивали животы. Джефферсон оглянулась. Сегодня она видела где-то склад тряпок, но не успела она вспомнить, где же, как внимание ребенка привлекла не большая пыльная коробка, стоящая под плитой. Многие знают на примере Грейс и Генри, что детский интерес перебороть нельзя, и если ребенок чем-то заинтересовался, ни кто не сможет отвлечь его. Вот и тут случилось то же самое. Грейс до зуда в зубах захотелось взглянуть на содержимое коробки. Бросив еще не начатые поиски тряпки, девочка подошла к плите. Присев, она с интересом заглянула под нее. Коробка, которая томилась под мебелью, была пыльной, и казалось, что уже годами ее ни кто не трогал. И вот, время пришло! Девочка потянулась, приложив кое-какие усилия, извлекла картонку наружу. Отряхнув с крышки пыль, девочка потрясла коробку. Она надеялась, что находка таит в себе великую тайну...

+2

14

И куда только укатилась эта беглянка? Алиса, нырнувшая под стол, чуть не стукнулась головой о столешницу, подняв голову. Надолго в подстольном одиночестве её не оставили, и уже через несколько мгновений к поискам присоединился и шляпник. Он ловко достал крышечку и повертел ею перед Алисой. Она хихикнула и захотела забрать виновницу их путешествия вниз, но прикосновение к его тёплым пальцам заставили девушку промедлить. Её улыбка с весёло-задорной превратилась в чуть смущенную и безгранично нежную. Лиддердейл взяла его руки в свои, словно хотела согреть от холода и, глядя ему в глаза сказала тихо, чтобы не услышала его милая дочурка:
-Я горжусь тобой, Джефф, - с искренним пониманием и восхищением проговорила она, -  что ты пришёл. Алиса помнила его терзания и переживания, муки совести, которые не позволяли ему приблизиться к любимой дочери, она боялась, что он не решится. Наверное, этот страх передался ей от малышки Грейс, но он смог, переборол себя, а значит, теперь всё наладится. Алису тоже бросил отец, который, по какой-то неизвестной причине, не особенно желал видеть свою родную дочь. Лиддердейл не знала его, но сейчас, эта долгожданная встреча Джефферсона и Грейс вселили в неё надежду, что и её отец, возможно, желает их воссоединения, но боится, что девочка не сумеет простить его и оттолкнёт. Алиса очень хотела узнать своего отца, кем бы он ни был, хотя бы раз встретиться с ним, посидеть в кафе или прогуляться в парке. Конечно, ей было бы больно узнать, что она не нужна ему, но сердце подсказывало, что у неё с отцом гораздо больше общего, чем с матерью.
- Грейс очень счастлива, - заметила она, хотя он и сам всё прекрасно видел, - Уверена, она поймёт, почему так произошло, - девушка сталась подбодрить Шляпника перед неприятным, но необходимым рассказом о, как он сам говорил, «нарушенном обещании», - Она любит тебя…и я люблю, - девушка ласково улыбнулась и подмигнула, - теперь мы всегда будем вместе!
- Я за тряпкой... – послышался хитрый голосок сверху. Алиса беззвучно рассмеялась, опустив глаза. Когда торопливые шажочки девочки стихли где-то в стороне кухни, блондинка, прежде усиленно разглядывающая простенький цветочек на изящной крышке, нарисованный полупрозрачной глазурью, воспользовалась паузой и отсутствием ребёнка. Алиса приблизилась к Мэтту и поцеловала его, сначала робко, а затем смелее и ласковее. Грусть по отцу вдруг заглушилась, потому что она знала, что есть люди, которым она всегда будет нужна. У неё будет своя семья – любимый и любящий Джефферсон и его чудесная дочка, которая не стремилась капризно делить папулю, а там гляди их семейство ещё пополнится.

+2

15

Джефферсон не успел повернуться на голос дочери, как почувствовал, что его обнимают, к нему прижимаются и... самое приятное - его целуют! Промычав что-то невразумительное, шляпник попробовал в ответ прижать к себе Алису, но места под столом оказалось крайне мало, из чего следовало, что ощутимый удар головой о столешницу оказался весьма закономерен.
- Ой, - озвучил Джефферсон свою реакцию на произошедшее.
И виновато улыбнулся.
Сразу стало не поцелуев, а все такое важное и нужное из ужасно сложного в один миг превратилось в очень простое.
Любовь - это ведь просто, если любишь.
Прощение - это ведь просто. Да-да, если любишь.
Быть отцом - это тоже просто. Он любил Грейс.
Вздохнув, как будто весь тридцатилетний груз вины разом упал с его плечей, шляпник поцеловал Алису в нос и кивком предложил выбираться наружу. Само собой, вместе с крышечкой. Без нее вообще выбираться было бессмысленно.
Выпрямившись, наконец, в полный рост, Джефферсон оглядел следы своего нашествия. Пока его тут не было, и чашечки стояли ровно, и пирог был красивый, и чайник был полный, и сахарница стояла вертикально. Сейчас же одна из чашек лежала на блюдце, пирог был разрезан на куски, чайник стоял наполовину пустой, а сахарница... Шляпник усмехнулся - замечательное изобретение эти сахарницы с дозаторами! Как их только не придумали в Зачарованном лесу? Удобно ведь! Везде хаос, разрушения, а сахар даже не просыпался!
Чистый сервированный стол напоминал Джефферсону о двадцати восьми годах заточения. А одна перевернутая кружка тут же схватила и принялась вытаскивать наружу воспоминания и о Стране Чудес, и о мышке Соне, и - самое ценное воспоминание - о безумном чаепитии, которое он устроил когда-то для Алисы. Казалось, это было в прошлой жизни - так много всего прошло с того времени. Шляпник засунул руку в карман жилета и вытащил оттуда небольшой осколок битой чашки - той самой, с ночного приключения. Конечно, он успел с ней поработать: острые края были аккуратно зашлифованы, а сверху было даже пробито небольшое отверстие - как раз, чтобы можно было продеть шнурок.
- Помнишь? - чуть виновато спросил он Алису, словно прося прощения за то, что устоил ей тот маскарад.
И, повесив медальон на шею возлюбленной, коротко поцеловал ее и двинулся на кухню. В конце концов - именно туда он и начинал спешить, будучи еще под столом. Грейс стояла, рассматривая какую-то коробку. Учитывая общеподарочное настроение, Джефферсон было сразу решил, что это какой-то сюрприз, но слой пыли заставил его на мгновение задуматься. Ровно настолько, чтобы дождаться, когда дочка откроет коробку.

+2

16

От коробочки ребенка на долю секунды отвлек зашедший на кухню Джефферсон. Малышка улыбнулась отцу, слегка приподымая находку:
- Смотри что я нашла!
Девочка не дожидаясь ни каких предположений что же таит в себе находка, открыла крышку. В коробке находились аккуратные, красивые туфельки, и не смотря на слой пыли на коробке, обувь выглядела отменно, словно ее только-только упаковали. Грейс мимолетом взглянула на свои ножки, которые были облаченный в белые кеды с замысловато ярким узором.
- какие красивые... - с восторгом прошептала девчушка разглядывая туфельки. Глазки ребенка заблестели от изумления, а желание натянуть поскорей на себя находку было столь велико, что ребенок не стал с ним бороться. Не задумываясь, Джефферсон сунула коробочку в руки как раз таки подоспевшей Алисе, а сама плюхнулась на пол расшнуровывая мудреные узелки. И как только дело было сделано, а ножки освободились от кед, Пейдж настойчивым движением руки "потребовала" подать ей находку. Натянув туфельки, Грейс слегка помотала ножками, рассматривая как отблески света переливаются на лаковой поверхности. Девочка вскочила на ноги и крутанулась на месте, демонстрируя отцу и Алисе как все таки ее собственная находка отменно сидит на детских ножках.
- Кто вообще мог спрятать такую красотень? Да еще и под плитой... - девочка огорченно рассматривала носочки туфелек.
Не самое удачное место для такой обуви! - подумала про себя дочь Шляпника.
- Если бы у меня были такие туфельки, я бы их не прятала где попало, а носила бы! - девочка вопросительно взглянула на отца, задавая неозвученный вопрос: "можно? можно ли они останутся у меня? " Конечно же, Грейс такие туфельки и не снились, да она и не жаловалась на собственную обувь, вряд ли ей было бы удобно бегать в такой красивой обуви по лесу, а вот Пейдж... у этой девчушки подобных пар обуви было достаточно, но все равно, эти, случайно найденные, казались для Джефферсон на данный момент чуть ли не самые красивые в мире, да и что-то все таки в них было особенное.
- Может это чей-то подарок? - с некой долей огорчения в голосе предположила Грейс, делая шажочек на встречу к папульке. Если это действительно подарок, то ей бы не хотелось лишать кого-то столь желанного и долгожданного презента, но... - но тогда про него уже давно забыли... - малышка взглядом указала на слой пыли, который только-только смела с находки.

+1

17

-Осторожно! – чуть громче, чем следовало, прошептала Алиса, перепугавшись, когда с глухим стуком Мэтт благополучно встретил макушкой столешницу, хотя такой шёпот был, пожалуй, даже громче спокойного разговора вслух. Девушка покачала головой и стала думать о том, что у подруги запрятано в закромах морозилки, чтобы можно было приложить.  Джефферсон выбрался из их укрытия, и блондинка последовала за ним, ловко вынырнув из-под стола как будто из шалаша вылезла.
Пока шляпник оценивал обстановку, Алиса свистнула несколько изюминок из пирога и заела кремом, не прибегая к помощи столовых приборов. Мэтт тем временем вытащил что-то из кармана и начал расправлять шнурок в руках. Девушка подошла ближе, разглядывая вещицу, которой оказался осколок битой чашки, она долгое время таскала его в кармане пальто, но Джефф решил сделать памятный кулон, которым поспешил украсить шею Алисы. Лиддердейл взяла в руки осколок и ласково провела по нему пальцами – Мэтт сделал его гладким, как будто обточенную морем стекляшку.
- Конечно, помню, - она произнесла это с трепетом, глаза её горели. Тот вечер, а точнее ночь, она едва ли когда-нибудь забудет. Судьба как будто сама свела их, так удивительно, как будто даже нелепо и причудливо. Джефферсон несколько смущался, когда речь шла о том чаепитии, но и Алиса не стремилась расспрашивать, пусть это останется тем реальным сказочным сном, а остальное не важно.  Лёгкий поцелуй, и Шляпник ушёл, судя по всему, вполне довольный впечатлением от подарка. Лиддердейл ещё помедлила у стола, словно воришка, тайком уничтожая несколько мармеладных вишен и запуская палец в крем.
Из кухни послышались шуршание, возгласы. голос малышки Грейс – от привычки называть её по-школьному Пэйдж она отучилась быстро, видя как нервно Мэтт закатывает глаза и со стоном повторяет, что она Грейс.  Алиса лизнула палец и побежала на шум, подгоняемая любопытством. Девушка не успела опомниться, как в руках у неё внезапно оказалась коробка.
- Ух ты! – Алиса разделила восторг дочки Шляпника, рассматривая прелестные туфельки, словно искрящиеся на свету. Девчушка решительно развязывала кеды, готовясь находку примерить, да и реквизировать, судя по блеску воодушевлённых глазок. Как ни удивительно, туфельки оказались Грейс в пору, как по ней деланые. И откуда только такое в кафешке? Алиса смахнула с коробки оставшуюся пыль и выразительно чихнула, не иначе как в детстве Руби спрятала туфли от бабули, не желая одевать их на рождественский утренник.
Малышка уже так породнилась с обувкой, что раскисла от мысли, что они могут уже кому-то принадлежать не меньше, чем обрадовалась их примерке. Хотя надежда на то, что исчезновение туфелек никто и не заметит сквозило в её голоске. Алиса поставила коробку на пол и заговорчески потрепала девочку по голове. Не говоря ни слова, она выскочила за дверь и бормотала что-то по телефону, а потом вернулась на кухню и с торжественным видом сообщила, что Руби не против и от возможной потери явно не огорчится, хотя сама брюнетка удивилась находке не меньше самой Алисы.

+1

18

Но все не может так продолжаться, когда-то счастливые минуты заканчиваются, это касается абсолютно всех, даже Роксана – Снежная королева, имеющая власть и силу, подпадает под это правило. У нее не было много времени подумать, что ей сделать, что она будет говорить, но действовать нужно было очень быстро, и вот она, Снежная королева, гордая и решительная останавливает свою машину в квартале от того места, где должен быть Шляпник. Он как-то связан с магией и вообще с другими мирами, а значит он может вернуть ей сферу, ведь нет для Роксаны ничего дороже, чем собственное сердце, без него её жизни конец. Поворот, пару быстрых шагов к двери, девушка дергает за ручку, раздается противный звук колокольчика, который повещает находящихся в кафе о новой и незваной гостье. «Кто повесил это убожество?»- Роксана мысленно прокляла того, кто это сделал и шагнула подальше от двери и этого колокольчика. Дверь захлопнулась и снова этот колокольчик, королева еле удержалась, чтобы не закатить глаза.
На королеву смотрели три пары глаз, она сразу поняла, что эти две особы для него главное в жизни, но кто важнее? В голове стал созревать план действий, блондинка ехидно улыбнулась, радуясь, что пришла вовремя.
-Какие милые туфельки – мягко сказала королева, не ускользнуло от её внимания то, что девочка только что переобулась, её поношенные кроссовки лежали рядом с малышкой, а эта обувь не очень подходила к наряду девочки, в прочем, может, у нее нет вкуса, ребенок же. Роксана подошла поближе к ребенку и мило улыбнулась девочке, хотя та и не поверила улыбке королевы, конечно, все знали, что Снежная не способна на какие-либо эмоции, и они правы, её улыбка сошла на нет, когда Роксана резко развернула девчушку и крепко взяла её за руку, чтобы та не думала брыкаться и драться.
-Перейдем к главному,- Роксана говорила громко и четко, в её голосе не было ничего, даже угроз, только холод, от которого мурашки шли по коже, и было ежу понятно, что королева не шутит.
-Джефферсон, не делай глупостей, а то мне тоже придется сделать глупость с твоим ребенком- все таки отошла от темы блондинка, а после вернулась к самому главному:
-У меня просьба, нужно достать одну вещь, где она и что за вещь, я расскажу тебе по дороге, если ты её выполнишь, обещаю, с ней- Роксана кивнула на вырывающуюся малышку- ничего не будет, а если откажешься, ну, ты понимаешь?- последнее скорее было не вопросом, а утверждением или констатацией факта, хотя кто может знать, может у него плохо с пониманием, может ему стоит показать свои намерения, что она не шутит…

+1

19

Джефферсон долго смотрел на туфли, которые надела его дочь, и все пытался вспомнить о чем-то очень важном. Красные туфли, красные туфли - мысли его крутились в безумном хороводе, но он никак не мог вытащить оттуда единственную нужную. Красные туфли, Руби, рубиновые туфли...
Мысль прорезалась, подобно взрыву. Рубиновые туфли, которые требовал от него когда-то Темный. И готов был заплатить за них столько золота, что можно было купить потом какое-нибудь не самое захудалое королевство. Но они ускользнули из-под самого его носа. Неужели это и есть они? Те самые?
- Грейс, осторожно! - проговорил шляпник, но в тот же миг оказалось, что его предупреждение относилось к туфлям в последнюю очередь.
В кафе вошла Роксана - жестокая Снежная королева, о которой поговаривали, что у нее и сердца-то нет - только кусок льда. И такие же куски льда она вставляет всем своим слугам, делая их безвольными рабами, исполняющими любую ее прихоть. Жестокими и равнодушными.
Дальнейшее больше напоминало какое-то плохое кино из этого мира. Тридцать лет вдали от дочери по вине Реджины в любой момент могли стать не последним для них испытанием.
Если. Ужасное, страшное слово из уст этой дамы. Джефферсон смотрел в ледяные глаза Роксаны, и не видел за ними души - только холод и пустоту. Ей ничего не будет стоить растоптать их семью, не оставив ничего. Сделать такие же бездушные изваяния из него, из Грейс - безвольных рабов, способных только и делать, что исполнять приказы. Разве она остановится перед чем-то?
Проклятые маги! Шляпник ненавидел их силу, но еще больше - свою слабость и беспомощность перед этой силой. Особенно сейчас, когда он никак не мог защитить свою собственную дочь.
А еще рядом была Алиса. Которая не знала, на что способна Снежная королева.
- Я пойду с тобой, только если ты ее отпустишь, - Джефферсон сделал шаг назад в надежде, что Алиса стоит рядом, и он сможет ее увидеть и предупредить об опасности.
Но девушки там не оказалось. Вышла? Или что-то задумала? Только бы первое. Но надежды было слишком мало.
- Отпусти девочку, - голос стал тверже и решительнее.
Нужно было срочно заканчивать, пока глупости не пришли в голову Алисы.

+2

20

Радости не было придела, когда Алиса вернулась с вестью от Руби которая не против того что бы малышка оставила туфельки у себя. Грейс радостно крутанулась на каблучках еще пару раз. Ей нравилось ощущение развивающегося платьица да и мысль о первой, столь драгоценной для нее находки не могло ни радовать.
Звон дверного колокольчика заставил малышку обернуться. Не уж то Руби вернулась? Наверное посмотреть на туфельки. Может она решила все таки попросить их вернуть? Конечно же, если бы девушка попросила, Пейдж без пререканий отдала бы, но только что Алиса сказала... Девочка не успела додумать как наткнулась взглядом на нового  посетителя.  Ею была стара знакома ( старая не в смысле возраста, а длительности их общения) папы, то есть Гарденера. Если Грейс не ошибается, женщина была судьей и Бенжамину приходилось частенько брать у нее какие-то разрешения, или что-то в этом роде.
Малышка улыбнулась гостье и даже задорно помахала ручкой.
- Какие милые туфельки - женщина с интересом, как показалось Пейдж, поглядела на рубинового цвета обувь. Грейс взглянула на носочки туфелек еще раз.
- Спас... - девочка не успела договорить, ее перебил отец.   
Грейс, осторожно!
Ребенок непонимающе поднял взгляд на родителя, и сразу же ощутил цепкие пальцы на своей руке. Кто-то резко дернул малышку, да так, что та по инерции развернулась в нужную "нападавшему" сторону. Грейс еле удержалась на ногах. Девочка хотела вырвать руку, но у женщины была крепкая хватка, а острые как бритва ноготки впивались в детскую кожу, крепко держали ее чуть выше локтя. Руки женщины были холодными, а взгляд в принципе как и голос был совершенно ледяными и бесстрастными. Малютка не понимала что происходит и почему судья себя так ведет.
Стоило только ребенку взглянуть на перепуганные лица отца и Алисы, Джефферсон поняла что перед ней находиться не простая жительница леса, нет... Кто-то более страшный. Тот, кого может боятся ее отец. Но, разве Злая Королева не та единственная женщина которая заставляла дрожать только лишь от ее имени? Не уж то их мир был населен множеством таких злых и будоражащих сознание ведьм.
- У меня просьба, нужно достать одну вещь, где она и что за вещь, я расскажу тебе по дороге, если ты её выполнишь, обещаю, с ней - заслышав эти слова Грейс встрепенулась как воробушек и начала вырываться как могла. Она даже хотела была пнуть женщину. Что угодно, лишь бы она ее отпустила. Лишь бы оказаться около отца и...
- Нет! Papa, не соглашайся! - голос ребенка был полон мольбы, а глаза наполнились слезами. Она помнила тот момент когда отец, после визита Злой Королевы уходил от нее и обещал вернуться. В тот день они расстались на 30 лет. 30 долгих лет. И пусть! Пусть половину из них она прожила не помнив о его обещании, но она жила с мыслю о настоящих родителях.
Пейдж не долго думая укусила женщину за руку и мигом бросилась к Шляпнику. Обняв отца, девочка уткнулась в него носом, что-то пытаясь просопеть. Сейчас, на данный момент, ребенку было плевать кто эта белокурая женщина и чего она хочет от их семьи, девочку волновал всего лишь один вопрос. Школьница подняла голову и умоляюще посмотрела на отца:
- не иди с ней! - мотая головой промямлила девочка, пытаясь убедить родителя: - не бросай меня... не уходи.

+3

21

В этот момент Алиса поняла, что в список вещей, которые можно делать бесконечно, входит ещё и смотреть на довольного ребёнка. Грейс любовалась туфельками, которые очень аккуратно и изящно смотрелись на ней, Мэтт разглядывал обувку дочери со странной задумчивостью. Колокольчик брякнул так резко и неожиданно, что девушка чуть не подпрыгнула, резко обернувшись. Вопреки всему ожидаемому, на пороге появилась бледная светловолосая женщина с горделивой осанкой и каменным выражением лица, которому пыталась добавить живости напускной улыбкой. Она показалась Лиддердейл знакомой, если ей не изменяет память, а она была у Алисы девушкой крайне ветреной, то с ней пару раз имел дела её отчим-юрист, хотя припомнить её имя и должность девушка бы уж точно не смогла. Алиса хотела было уже предупредить, что хозяек нет и перекусить ей сегодня в кафе едва ли удастся, но, судя по уверенной походке в их сторону, мадам явилась к бабушке далеко не за пирожками.
Женщина окинула взглядом троицу, особенно задержавшись взглядом на русых девчушках, после чего подобралась поближе к малышке и с силой схватила её. Алиса вздрогнула, с ужасом смотря происходящее.
Незваная гостья сразу дала понять, что ограничила свободу передвижения девочке вовсе не из воспитательных целей, а для вполне конкретного результата. Алиса оглянулась по сторонам, слушая требования женщины. Пока она угрожала Шляпнику, Лиддердейл юркнула за барную стойку, и, пытаясь не нервничать, хотя сердце её колотилось как бешеное от страха за родных, стала думать, чем может помочь. Под руку попалась бутылка полупустая бутылка виски, не чугунная сковородка, но тоже можно дать по голове, хотя ей всё ещё было не понятно, почему Мэтт просто не схватит дерзкую дамочку, судя по всему, трогать блондинку он не решается вовсе не по джентельменским принципам.
Алиса тихо кралась за спиной Роксаны с поднятой в дрожащей руке бутылкой. Пока Джефферсон торговался с женщиной,  Лиддердейл замахнулась и готова была стукнуть неприятельнице прямо по блондинистой головушке, но в это время Грейс дёрнулась, впившись зубками в руку обидчице, та слегка отступила и рука Алиски, занесённая для стремительного удара, промазала мимо. Девушка сама чуть не упала, бутылка разбилась, Лиддердейл даже не сразу поняла обо что. Пол залился жидкостью цвета солнечной бронзы и в воздухе запахло благородным спиртом. Алиса стояла напуганная, полная волнения и досады от промаха, в её глазах блестел адреналин, а рука сжимала стеклянную розочку. По крайней мере Грейс удалось улизнуть. Малышка подбежала к отцу, обняв и причитая, упрашивая не повторять прежних роковых ошибок. Алиса представила, как теперь, они должно быть боятся снова потеряться. Нет, если нужно, уж лучше пусть блондинка берёт в залог её, а не ребёнка. Алиса посмотрела на Джефферсона, с намёком на то, что может бросится на женщину осколками бутылки, но тот явно дал понять, что это опаснее, чем думает Алиса. Тогда девушка бросила розочку на пол, и она разлетелась под ноги мелкими осколками.
- Не трогай Грейс! Если тебе нужен заложник – лучше им буду я, - предложила она и уверенно шагнула вперёд.
Было ясно, что доводы Мэтту «не ходи с ней» не пройдут, иначе бы он и сам так рисковать не стал.

+3

22

Джефферсон был осторожен, он попытался предупредить девочку, но сделал только хуже, впрочем, как всегда, у него никогда не получалось защищать семью. Одно то, что он уже когда-то потерял дочь говорило многое, по крайней мере так считала Роксана. Подстреленная рука заныла от брыканий девочки, королева на мгновенье замешкалась пытаясь мысленно справиться с желание закричать на девочку, чтобы та успокоилась и закричать от боли, когда девчушка сильно завертелась, вот тут она и пропустила укус девочки, машинально королева отшагнула от маленького кусачего ребенка, а та уже побежала к своему отцу. Через какую-то секунду на пол что-то со звоном упало, Роксана резко развернулась в сторону звука и увидела Алису, эту отважную и судя по всему неуклюжую и к тому же глупую девчушку, которая Джефферсону в дочери годится. «Господи, куда катится мир? Остановите, я сойду…» Роксана должна была испугаться, но вместо этого она была совсем без эмоциональной,  а Алиса, как поняла Роксана, испугалась и бросила остаток бутылки. Снежная поняла, что эти двое не знаю о том, что маги города остались без магии, ну и пусть не знают, королеве это только на руку. Блондинка посмотрела на избранницу Джефферсона с легким удивлением, мол, как ты посмела поднять на меня руку. А девушка тем временем предложила себя в заложницы, вот тут королева откровенно засмеялась, ситуация была очень нелепой.
-Да мне все-равно кого из вас двоих убивать или калечить,-Роксана сказала это с улыбкой, а после снова стала холодной во всем, даже интонация в голосе резко изменилась -могу сразу обеих, стоит только щелкнуть пальцами- королева подняла руку и собралась издать щелчок.
-Решай, кого из них я лишу жизни первой, чтобы ты наконец понял мои намерения- блондинка посмотрела на Джефферсона, она надеялась, что он не глупый и решит пойти с ней уже не сомневаясь, что поступает неправильно.

+1

23

- Я же сказал, что пойду с тобой.
Страх прошел в одно мгновение. Осталась только холодная ярость. Понятно, как ведут себя звери, когда их загоняют в угол.
Нет ничего страшнее пытки выбора между любимыми людьми. Роксана стояла, улыбаясь даже не хищной - ледяной безжизненной улыбкой. Один ее щелчок пальцами, и он лишится кого-то из них: дочери, ради которой жил столько лет или возлюбленной, без которой не представлял, как быть дальше. Выбор можно делать между жизнью и смертью, между добродетелью и пороком, в конце концов, можно принести себя в жертву ради близких людей. Но выбирать между близкими? Маленькая испуганная, но при этом находчивая Грейс или Алиса, готовая отдать себя, лишь бы защитить малышку? Правы были те, кто говорил, что у Снежной королевы нет сердца. Ей было все равно чем играть, а чувства других - самый лакомый кусок. Особенно когда свои замерзли и покрылись ледяной коркой.
Глаза Джефферсона сверкнули сталью. Не сводя взгляда с Роксаны, он потрепал дочку по волосам и подтолкнул в сторону Алисы.
- Не бойся, мое солнышко, в этот раз я точно вернусь обратно. Идите домой, я скоро буду.
Его взгляд был не тем, которому можно противоречить. Если Снежная попробует колдовать сейчас, он просто бросится на нее, и кто знает, успеет ли она пустить в ход свою магию.
- Они, - шляпник кивнул в сторону своих близких, - сейчас пойдут домой, и ты их отпустишь. Ты видишь, как я нужен дочери, и я сделаю то, что ты от меня хочешь, чтобы бы снова вернуться к ней. Но сейчас она уйдет. Они обе уйдут. А мы пойдем туда, куда тебе нужно.
Слова падали как будто по-одиночке - тяжелые, с долгими паузами. Так она точно услышит.

+1

24

Выйдя из кафе Руби отправилась погулять по городу. Куда идти? Домой не хотелось, бабушка там и отдыхает, конечно, после снятия проклятия прошло еще не так много времени, потому отношения еще были более менее благодушными, но это не значит что так останется навсегда. К Вейлу? С тех пор как заклятие пало он все время искал встречи, но девушка еще не была уверена что их отношения стоит продолжать. Нет, у нее были к этому человеку чувства, но память о судьбе ее предыдущего любимого человека снова жгла в груди тяжелым грузом. Мелкие интрижки и серьезные отношения - разные вещи. Джонатан подобрался к ее душе слишком близко, это могло быть опасно, для них обоих. Хотя для него больше пожалуй.
Девушка брела по городу, задумчиво смотря под ноги и не замечая ничего вокруг. Даже не заметила как пришла в сквер. Что ж, можно посидеть и тут, почему нет. Не самые приятные размышления прервал телефонная трель. Взволновано щебечущая Алиска рассказала что Пейдж нашла в подсобке какие-то башмачки и спрашивала можно ли ребенок заберет их себе. Немного недоумевая о том, как в кафе попала какая-то детская обувь, Руби согласилась. А положив трубку, задумалась. Надо позвонить бабушке и уточнить пожалуй. Но и бабушка не знала что это за коробка с туфельками. Немного растерянная, но подгоняемая плохими предчувствиями девушка направилась обратно в кафе. Пускай лучше она прервет семейную идиллию, но что-то ее не на шутку встревожило в этой находке. Откуда они там взялись???
Улицы быстро сменяли одна другую, и вот, впереди уже маячила их кафешка. Руби открыла дверь, колокольчик радостно звякнул. Но то что она увидела почему-то вызвало не улыбку. Вроде бы собеседники молчали, но странное напряжение чувствовалось в воздухе.
- Мисс Уайт? Вам что-то нужно?
Руби просила из вежливости, правила заведения нарушать нельзя, но почему-то видеть судью она была не рада.

+1

25

Девочка держалась за отца как можно крепче. Этот вечер, чаепитие и радостная встреча вновь перевернулась в прощальную мольбу не покидать ее. У Девчушки даже закралась мысль, что именно она виновата во всем этом фарсе. Не устроила бы она этот вечер, отцу не нужно было бы идти вслед за незнакомкой. Да и не понятно было, что это за дамочка. 
- Нет, нет... я с тобой! - твердила все Пейдж. Она не хотела и не могла отпускать его одного. Грейс боялась, как ни когда в жизни - я с тобой...  все шептала Джефферсон. Она подняла на отца умоляющие глазки. Горячие слезы уже сами собой катились по щекам. Но, наткнулась малышка на взгляд полный жёсткой решительности. Ребенок шмыгнул носом.
- Не бойся, мое солнышко, в этот раз я точно вернусь обратно. Идите домой, я скоро буду - мужчина подтолкнул дочь к Алисе и Пейдж неохотно поддалась. Еле переплетая ногами она подошла к девушки и взяла ту за руку. Девичьи глазки внимательно смотрели на двух противостоящих людей. С одной стороны ее отец - Безумный Шляпник. Мужчина, которого ребенок любил и должен был верить каждому его слову, но все таки сомнения закрадывались в груди. Нет я должна верить папе, он не обманет! - думал про себя Гарденер, рассматривая теперь незнакомую женщину. Ее слова о лишение жизни были слишком жестоки. Не ужели, эта незнакомка вот так просто в силах убить кого-то? Каким же ледяным внутри нужно быть? Лед... Холодный и неприступный. Она словно вся состояла из сплошного льда, как Снежная Королева. Глаза девочки сделались шире. Теперь то она знала, кто находиться перед ней. Снег и вьюга, женщина без эмоций и сердца, та кому наплевать на окружающее, для нее главней всего снежные пустыни.
Грейс сильней сжала руку Алисы, такую теплую и практически родную.
- Алиса, я не пойду. Не пойду без папы - прошептала она в надежде, что девушка нежно державшая ее за руку поймет и поддержит ее.
И снова звон колокольчиков разрезал ядовитую тишину которая затаилась в кафе. На пороге стояла Руби и не понимающе переводила взгляд с одного посетителя на другого. Наверное, девушка пришла из-за звонка Алисы, но так не вовремя. Главное, что бы Снежная дама с ней ни чего не сделала.

+1

26

Все походило на странную сцену из мелодрамы, всех кругом разрывали эмоции, только одна Снежная стояла как статуэтка, расслабленная и в тоже время, казалось, что ничего не способно её сдвинуть с места или заставить мускул вздрогнуть. Только когда Джефферсон  сделала выбор пойти с ней, Роксана чуть наклонила голову набок, словно критик, оценивая интонацию сказанного актером.  Дочь Мэтта все еще сопротивлялась, правда не физически, а словестно. Уайт почувствовала на себе взгляд девочки и позволила себе отвести взгляд от её отца, к ней самой. Что-то было в этом ребенке, она была очень храбрая и кого-то ей напоминала, кого-то из своего детства. Молчание было не уместным, нужно было что-то сказать, но Роксана будто попала в ледяные оковы и все ее тело будто принадлежало не ей, старые воспоминания из детства, такого далекого и теплого, окутали ее и на миг сделали взгляд королевы мягче, в них словно загорелся огонек, в этом ребенке, королева узнала себя. Звонок над дверью снова зазвенел, приведя Роксану в чувства, точнее к бесчувственности, медленно её взгляд снова стал прежним. На пол оборота повернувшись к Руби, Уайт ответила:
-То что мне нужно, я уже получила - холодно ответила королева и подошла к Джефферсону впритык она медленно наклонилась к его уху и прошептала:
-Не дергайся, а то я легко передумаю просто так уходить- Снежная отстранилась, Джефферсон готов был взорваться и все разнести в пух и прах, конечно, ему ведь угрожают, заставляют делать что-то под указку, хотя тут не обошлось без драматизации, ведь все могло быть проще. «Эти чокнутые, все время преувеличивают, даже еще не зная, что они преувеличивают».  Роксана медленно повернулась и взглянула на Грейс с Алисой, эта девочка, она не давала покоя Уайт. Судья взяла Мэтта под руку и снова обратилась к Руби:
-Мы уже уходим- Роксана толкнула локтем Шляпника заставляя сдвинуться с места и в последний момент перед дверью остановилась и обратилась к Грейс:
-Не волнуйся милая, обещаю, ты еще увидишь своего папу- Роксана не стала уточнять свои слова, они могли значить многое, но все то что говорила королева всегда было правдой.

+1

27

Голос мисс Уайт, раздававшийся на фоне гнетущей тишины, в которой шипели, еле заметно моргая, вытянутые пальцы ламп, казался каким-то ненастоящим, неживым. Может ли человек быть настолько равнодушным и безжалостным? Всё это было похоже на глупый пафосный фарс, если бы не неподдельный жуткий страх и бездонное отчаяние, застывшие в глазах Мэтта. Алиса никогда не видела его таким и от того руки её покрывались гусиной кожей, а на лбу и шее проступила холодная испарина. Лиддердейл как ни старалась, но не ощущала силу угроз в полной мере, как это было и в присутствии Реджины, вероятно потому, что ещё толком не сталкивалась ни с чем таким, благо, никто кроме матери её особо не калечил и то скорее морально, нежели физически. Впрочем, боязнь, которая ныла внутри была вызвала скорее переживаниями не столько за себя, сколько за Джефферсона и Грейс, успевших изрядно настрадаться. И судя по тому, каким сговорчивым стал Шляпник, угроза была катастрофических масштабов. Эта же сговорчивость обезоруживала и саму Алису, готовую взять всю оборону на себя и пойти в бой подручными средствами. Вряд ли, конечно, удалось сделать из какой-нибудь скатерти и тарелок оружие массового поражения, но яростный пыл это не убавляло.  Малышка Грейс жалась к отцу, а кулачки Лиддердейл сжимались добела. Джефф подтолкнул девочку к Алисе, та поспешила взять её за руку и прижать к себе.
- Алиса, я не пойду. Не пойду без папы, - жалобно запричитал ребёнок после успокаивающих слов отца.
- Тихо, тихо, солнышко, - Алиса обняла девочку одной рукой, другой крепко сжимала миниатюрные пальчики, шепча ей, а сама переводила отчаянный взгляд с Мэтта на мадам судью и обратно, - я тоже не хочу его отпускать, но так надо сейчас, слышишь? – эти слова давались Алисе нестерпимо тяжело, будто она не только пыталась убедить в этом дочку Шляпника, но и себя саму, - но мы его не оставим! – решительно заявила девушка, - Обещаю! Алиса не представляла, что ей следует делать, а точнее, она лучше понимала, чего делать сию минуту не следует.
Колокольчик зазвенел будто будильник, заставляя вздрогнуть и очнуться. На пороге стояла Руби, которую чудом занесло в кафе. Алиса слишком хорошо её знала, чтобы поверить, что подруга сочла убедительной раскрывшуюся идеалистически сцену. Лиддердейл посмотрела на неё умоляюще, но едва ли девушки могли сделать что-то даже совместно в нынешней ситуации.
Мисс Уайт толкала Мэтта к выходу, сердце у Алисы в груди пульсировало так громко, что пульс бешено бил в виски, шею и живот, а руки предательски дрожали. Внутри всё раздирало на клочки, страшнее всего было сейчас отпустить его, вот так просто, без боя, даже не пытаясь что-то предпринять! А вдруг это роковая ошибка? Вдруг…и больше никогда? Дыхание будто удавкой перехватило где-то в районе горла, поджав губы, Алиса с трудом держалась, чтобы не пустить на глаза влажную пелену. Не то, что слова - вздох не мог сорваться с её губ.

0


Вы здесь » Once Upon a Time » Magic is Here » Яблочко от яблоньки, 28 октября.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC